разработка
Сергей Падалкин: «Рассчитываем на второй тур»
Oleg Zvonov
Oleg Zvonov

Сегодня мы говорим с координатором движения «Левый Фронт»  в ПФО Сергеем Падалкиным о неожиданном снятии с выборов Георгия Камнева, особенностях предстоящей избирательной кампании и стратегии пензенских коммунистов.

— Сергей, с одной стороны, решение партии КПРФ, чтобы Георгий Камнев не пошёл на выборы, всех удивило. Удивило тех, кто не видел другого варианта, хотя мы писали про это, и Александр Кислов у нас на портале выражал мнение, что он может не пойти. И в интервью с Анной Очкиной  мы рассматривали такую вероятность, но именно в качестве гипотетической. Насколько  тебя эта ситуация удивила? 

— Я бы не сказал, что это решение меня удивило, я изначально говорил о том, и это была моя позиция, что любой кандидат от КПРФ опасен для власти.  Поэтому для меня  это не было каким-то большим сюрпризом, тем  более, я участвовал в конференции по выдвижению кандидатуры, и  когда назвали Олега Шаляпина (замглавы города), никто особо-то и не удивился, люди поддержали единогласно.  Политика – дело достаточно тонкое.  Может быть, Георгий Петрович и правильно сделал, что не стал выдвигаться. Во-первых, нужно раскручивать новых людей. Помимо Камнева у нас есть в левом движении известные активисты Виктор Хомец, Юлиана Котова, Александр Рогожкин, Александр Смирнов. И это хорошо:  чем больше таких лидеров общественного мнения, тем лучше.

Надо сказать, что Олег Шаляпин при всей его внешней интеллигентности, непубличности, незаметности человек достаточно грамотный. Он два  раза избирался в городскую думу по одномандатному округу. Причём, когда первый раз были выборы, и я участвовал в его избирательной кампании, была жесткая борьба  с одним из бизнесменов, и его сняли буквально за 5 дней до выборов,  потом он через областной суд восстановился. И в партии человек давно… А то, что Камнев не пошёл, здесь ничего удивительного нет. Я думаю, что он нацелен на Госдуму, скорее всего, в 2021-м году возглавит региональную группу.

 — Я бы тут поспорил с тобой. По Шаляпину нет вопросов, он, безусловно, грамотный, однако есть одно «но».  Камнев более раскрученный, и его потенциал и опасность для власти, если с другой стороны посмотреть, в любом случае гораздо выше. У нас такие  сведения, я не знаю, насколько они достоверные: когда сюда приезжал председатель Госдумы Вячеслав Володин, он оценил риски участия в кампании Камнева как очень высокие. И якобы был разговор с председателем ЦК КПРФ Геннадием Зюгановым, и было принято решение, что Камнев не должен идти…

 — Я слышал про эту версию, и мне она кажется неправдоподобной. По тем шагам, которые сейчас власть предпринимает, мы видим, что она боится, в том числе и Шаляпина. Выдвижение того же Петра Чугая для чего делается? Ему эти выборы не нужны, а его  выдвинули от партии пенсионеров, рассчитывая, что это оттянет часть голосов.

— Это политтехнологии, и этого следовало ожидать, даже если бы этого не было, и кто-то из левых вышел. Этот схематоз всегда властью применяется: одних  покупают, других запугивают, и всё такое прочее. Просто нужно быть к этому готовым.

— А то, что Володин договорился с Зюгановым,  это маловероятно, потому что коммунисты и в других регионах выдвигают сильных, в этом нет ничего необычного. А Шаляпина я считаю сильным, несмотря на весь вой, который поднялся в СМИ. Этот вой, кстати, лишний раз подтверждает то, что власть боится людей от КПРФ.

— Я все-таки другого мнения придерживаюсь и по продвижению молодежи вашей во власть. Имея губернаторское кресло, это делать проще. Если  взять сейчас известную ситуацию с губернатором Хабаровского края Сергеем Фургалом. Пришёл он на волне протеста от ЛДПР. Он протянул ЛДПРовцев и в Думу… И когда ты говоришь и про Рогожкина, и про Хомца, при губернаторе Камневе, у них было бы больше шансов прийти во власть, а так им придётся потихоньку, долгими годами нарабатывать авторитет, если, конечно, у них хватит жизненных сил на это. Моё мнение:  шаг Камнева неправильный. Любая возможность с большей вероятностью, должна была использоваться.

— Я из какой позиции исхожу, почему я считаю выдвижение Шаляпина правильным.  Власть думает примерно так же, как и ты. Камнев сильнее, составляет нам конкуренцию, его выдвижение опасно, а Шаляпин — тихий и спокойный, интеллигентный заместитель главы города, он  для нас не опасен. Если бы выдвинулся Камнев, началась бы массированная информационная травля провластными СМИ, телеграм-каналами и так далее.   Шаляпина власть тоже боится, но чуть меньше. В этом плане это будет даже плюсом. Здесь нельзя однозначно оценить. 

С одной стороны, Камнев более раскрученный, более известный, в этом плане он был бы гораздо лучше, но есть другая сторона медали, что его просто бы начали информационно «мочить» везде. И в итоге сложно предсказать, какой был бы исход здесь, на протестной волне, которая никуда не делась, она сохранилась. Понятно, Пенза — не Хабаровск, у нас 50 тысяч человек на митинги не выходят, но люди-то недовольны, той же пенсионной реформой, и коронакризисом, и в целом ситуацией в области, поэтому протестное голосование будет очень сильным.

Если КПРФ сможет обеспечить нормальный контроль, то исход может быть непредсказуемым.  Второй тур, на мой взгляд, вполне реальный.

— Шаляпин  по твоей стратегии должен за короткий срок резко вырваться вперед. «Левый фронт» какую роль в этом играет?

— Безусловно. Здесь надо понимать, что есть разные типы избирательных кампаний. Например, начинать выборы в городскую думу за 1-2 месяца бессмысленно. Там надо действительно за год. С Виктором Хомцом мы работали, проводили встречи, общались с людьми, небольшие добрые дела делали — это одна стратегия. На губернаторских выборах она другая — необязательно за год начинать работу, здесь за короткое время можно провести яркую кампанию, что, собственно, и планируется сделать. «Левый Фронт» готов в неё включиться. Также движение «За новый социализм» объявило о своей поддержке Олега Шаляпина и Александра Трутнева, и мы, конечно, включимся, будем помогать.

— Почему я спросил про «Левый Фронт», у меня почему-то есть ощущение, что в КПРФ будут «подсливать» кампанию.  Поэтому я и говорю про  ваше движение, про молодых.  

— Я не думаю, что КПРФ будет «подсливать». Как я вижу ситуацию: партия достаточно активно работает. Я сейчас нахожусь не в Пензе, но знаю, что еженедельно проходят штабы, намечен план мероприятий, проводятся встречи с избирателями уже. Подробностей я не знаю, но в целом работа ведётся, подбирается команда. Депутат Законодательного Собрания Алексей Петров участвует в работе штаба, он ездил в Малосердобинский район вместе с Шаляпиным, депутаты городской Думы подключились тоже, поэтому, я говорю, работа ведётся и работа серьезная.

— Вы, безусловно, понимаете, что если вы не сможете подготовить наблюдателей, то кампания будет провалена? 

— Я участвовал во многих избирательных кампаниях, и я понял, что есть три главных условия, чтобы выиграть выборы. Во-первых, нужно сагитировать избирателей. Второе — привести их на избирательные участки. Люди  вроде бы и за тебя, но они могут не прийти в силу каких-то причин (уехать на дачу, возникли какие-то дела, или просто лень). Третье — проконтролировать. Если эти три пункта выполняются, шансы на победу сильно возрастают. Самое простое  — агитация, убедить избирателя прийти на избирательный участок чуть сложнее, и самое затруднительное — контроль.  Нужно не по одному наблюдателю на участок, а  минимум 3-4. Если эти три задачи выполняются, то шансы на победу сильно увеличиваются. В КПРФ это тоже прекрасно понимают.

—В своё время я занимался организацией наблюдателей на первой выборной губернаторской кампании Василия Бочкарёва. Он с Анатолием Ковлягиным тогда боролся. Когда его люди  узнали, что у нас на каждый участок приехали по два  наблюдателя, они поняли, что эти выборы проиграны. Поэтому это важнейшая часть. Сейчас, конечно, научились много чего делать, в смысле химичить.

— С другой стороны, мы все эти технологии тоже знаем. Как они фальсифицируют, и как это в городе происходит, и на селе. В 2018-м году после президентских выборов,  мы объехали практически все сёла Никольского района, общались с жителями. Там всегда хорошо голосуют, почти под 100% явка, а в некоторых сёлах даже 100% была. Мы неделю колесили, люди рассказывали нам, как у них происходит процесс голосования и т. д. Как это всё в городе происходит, мы тоже прекрасно знаем. Так нам проще пресекать нарушения.

— А людей у вас людей на это хватит?

  — Думаю, что в этом нам помогут соседние регионы, где нет выборов. Например, Ульяновская область может прислать в Никольский район наблюдателей. Они граничат, так что, пожалуйста. Потом я недавно  разговаривал с Сергеем Удальцовым ( координатором «Левого Фронта» —прим. ред.), он обещал помочь. Если нужно, готов прислать команду сюда. Госдума недавно приняла на этот счёт определённые ограничения о том, что наблюдатели не могут быть с другого региона. Но нужно внимательнее посмотреть закон, наверняка, есть варианты какие-то, чтобы это обходить. На участках могут присутствовать ещё и члены комиссий с правом совещательного голоса, журналисты, доверенные лица.

— Сергей Удальцов, Максим Шевченко —  известные медийные персоны. Я уж не говорю про Геннадия Зюганова.  Вы ждёте от них мощной информационной поддержки ?

 — Обязательно. Пока мы особо нигде об этом не заявляли. Вам впервые об этом говорю. Я разговаривал с Шевченко и с Удальцовым.  Как я уже сказал, Сергей Станиславович обещал прислать нам, если будет нужно, команду людей из Москвы, которые будут здесь и в день выборов наблюдателями работать, и до выборов нам помогать в плане агитации. С Максимом Шевченко я тоже разговаривал, он изначально обещал помочь Камневу, но он готов и Шаляпину помогать. Пока детально не обсуждали, но он намерен включиться в эту избирательную кампанию, я даже не исключаю, что он приедет сюда в Пензу на какое-то время.

— Олегу Шаляпину из человека неизвестного нужно превратиться в медийного…

— Время ещё есть. 1,5 месяца вполне достаточно для проведения яркой губернаторской избирательной кампании. Будем подключать и Максима Шевченко, и  Сергея Удальцова и  Геннадия Андреевича Зюганова.

— Справедливороссы в свое время похоронили весь свой авторитет. С Анной Очкиной мы об этом говорили. Сейчас они  реинкарнацию затеяли, во всяком случае, хочется на это надеяться. Теоретически Анна Очкина может оттянуть на себя голоса интеллигенции Пензы.

— Я отношусь к ней с большим уважением, так как она человек левых взглядов. Она очень хорошая женщина, но в политике новичок и многих политических процессов не знает. Сейчас ей достаточно сложно будет выстроить даже отношения внутри партии. Если посмотреть на состав «Справедливой России», там достаточно разношёрстная публика, есть откровенно провластные люди, которых поставил жёлтый дом, и они подконтрольны ему. Есть люди и левых взглядов, но, в целом, это небольшая аморфная масса. Как с такой командой работать? Ей будет тяжело. И сейчас так быстро наладить процесс будет сложно.

— Есть же избирательные объединения. Разве нет смысла сейчас договориться о каких-то взаимодействиях и даже по развитию событий после выборов? Или Анне Очкиной не позволят этого сделать те, кто её поставил?

— Мы с ней лично встречались до того, как её назначили председателем реготделения. Договорились,  что после конференции мы всё равно встретимся и обсудим детали. Надо понять, как она будет выстраивать работу. Если мы вспомним митинги против пенсионной реформы, там никакой «Справедливой России» не было, как и на других протестных акциях. Флаги «СР» можно было увидеть только на  провластных демонстрациях первого мая.

— Тут что говорить, на Людмилу Коломыцеву и Валерия Плахуту посмотришь,  чем они занимаются, и там всё понятно становится.

 — Совершенно верно. Я хожу практически на все сессии городской думы и вижу, как Коломыцева голосует точно так же, как единороссы. Даже Павел Куликов от ЛДПР очень часто воздерживается по каким-то вопросам или голосует «против». Он более оппозиционно настроен, чем Коломыцева. Сейчас пока сложно понять, как мы будем взаимодействовать, но если «Справедливая Россия» пойдёт оппозиционным курсом, я думаю, что мы  будем с ними сотрудничать, проводить совместные мероприятия,  необязательно митинги, может быть, круглые столы будут. Пока детально мы этого не обсуждали, посмотрим, какой путь они выберут. Если продолжат в том же направлении, как было при Плахуте, ни о каком сотрудничестве речи быть не может.

Если они реально будут показывать свою оппозиционность, мы готовы взаимодействовать, не в плане этих выборов. При всём уважении к Анне Очкиной, здесь мы поддержим Олега Шаляпина.

— Я имел в виду эту идею Навального, об объединении левой оппозиции, об «умном голосовании». Но, скорее всего, Анне Очкиной это сделать не позволят, а вам это  не нужно и даже вредно, у вас силёнок явно больше.

 — Мне кажется, наши люди сейчас будут голосовать за любого кандидата, только не за Белозерцева. А на втором туре поддержат оппонента Ивана Александровича. Я склоняюсь к такой мысли. И думаю, что «умное голосование» будет придерживаться такой же стратегии. Что касается объединения левой оппозиции, то мы всегда за это выступаем.

 Если смотреть объективно, всё равно большая часть людей, которая прислушивается к «умному голосованию», будет голосовать за коммунистов, они понимают, что это наиболее сильный соперник действующего губернатора, это очевидно. 

— Спасибо Сергей за содержательный разговор и успехов тебе и твоим соратникам.          

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи