15° ... 15°, ветер 1 м/с
64.34
72.23
Дело Ивана Голунова: TRUSTNO1
Михаил Чернецов
Михаил Чернецов

Знакомясь с очередными сообщениями по делу Ивана Голунова, не получается отделаться от ощущения, что чего-то недопонимаешь.

Главная причина всех сомнений — скоротечность происходящего.

Автору повезло быть знакомым с журналистами многих изданий, в том числе, федерального уровня. Буквально три дня назад я узнал о деле Голунова из сториз своих товарищей. Утром 11 июня еще стоял вопрос об участии в одиночном пикете, а уже во второй половине дня приходит сообщение о победе.

Вроде бы хорошо, но… как-то странно.

Во-первых, я не припомню на вскидку, чтобы в делах, в которых обозреватели усматривали политическую окраску, суд с ходу не пошел на встречу следствию. Напомним, следователь требовал поместить задержанного 6 июня Ивана Голунова в СИЗО, однако 8 июня суд избрал в качестве меры пресечения домашний арест. 11 июня уголовное дело прекращают за отсутствием состава преступления.

Чтобы дело о хранении и сбыте наркотиков рассыпалось за пять дней — это нонсенс. По логике, перед задержанием подозреваемого «ведут» на протяжении некоторого времени, и к моменту задержания оснований подозревать его в преступлении более чем достаточно. А здесь повязали, сделали анализ, отпустили. Это слишком странно, чтобы быть простой оплошностью правоохранительных органов.

Второй момент: молниеносная реакция общественности. По другим резонансным делам мы знаем, что даже о задержании достаточно активных граждан становится широко известно через месяцы. А если и быстрее — то народ достаточно долго раскачивается, чтобы высказать свое мнение. В последние дни мы наблюдали совсем другую картину: в едином порыве Москва, Пенза, Сыктывкар и многие другие города выстроились в одиночные пикеты или массовые скопления, требуя прекратить преследование одного журналиста.

Не последнюю роль в этом сыграло то, что корреспондент отдела расследований «Медузы» по определению находился в центре журналистского сообщества, и коллеги просто не могли пропустить эту ситуацию.

И третье. Ничего в России не происходит случайно.

Суммируя эти факты, можно предположить, что еще до задержания Голунова некоторые люди знали, что через несколько дней журналиста отпустят. Цель — попытка тонкого пиара. По всей стране даже самые наивно-оптимистичные обыватели видят, что далеко не все так радужно, как вещают с федеральных каналов. О нарушениях прав человека все чаще говорится вслух.

Чтобы успокоить разбушевавшееся перед очередным единым днем выборов инакомыслие, власти выгодно показать, что она умеет признавать свои ошибки, умеет слушать оппонентов. И рождается хитрый сценарий: сначала схватить и обвинить невиновного, потом быстренько оправдать и отпустить невиновного. А фигура обозревателя «Медузы» обеспечила, что месседж будет транслирован именно на целевую аудиторию: активистов, журналистов и прочих оппозиционеров. Коллеги невиновного невольно сделают эту работу сами.

Что касается должностных лиц, которые, по слухам, понесут ответственность за «осечку» — способов публично пожурить штатного сотрудника, а после тихо и незаметно отправить его на почетную пенсию / поощрить материально / продвинуть по службе существует масса.

Поэтому даже после снятия обвинений с Ивана Голунова необходимо продолжать тщательный общественный контроль за лицами, так или иначе связанными с этим делом. Это — самое большее, что сейчас может сделать активная общественность.

Конечно, приведенные размышления существуют лишь на правах гипотезы и не претендуют на истинность в последней инстанции. Но и упускать из виду такую вероятность нельзя.

В качестве иллюстрации использован скриншот новостного выпуска телеканала ТВ-Центр.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи