21° ... 21°, ветер 3 м/с
62.52
71.23
Черный передел: февральская революция в Пензенской губернии
Журналист
Журналист
А мы продолжаем сообщать вам малоизвестные исторические факты о событиях, происходящих в нашей области много десятилетий назад.



…толпа ликовала. Над волнующимся морем голов плыли разноцветные плакаты, колыхались, трепетали на ветру кумачовые флаги; вот какой-то солдат пронес длинный шест с повязанным на нем огромным алым бантом; вот раздалось на углу Садовой и Суворова громогласное «ура» — и повторилось раз, другой, и пошло, пошло гулять, умноженное стократно, подхваченное сотнями восторженных голосов.
Пенза приветствовала февральскую революцию.

Но на подходе к зданию Государственной думы толпа внезапно остановилась. Заколыхалась, вздрогнула, словно единое напуганное существо. Пролетел ропоток: «Бем, Бем! Бьют Бема!» В переулок свернул солдат с красной тряпкой на шее. За ним тут же ринулись еще — коренастые, неуклюжие, с озверелыми лицами.

Ропот усилился. Многоголосый гул прорезали крики:

— Довольно бить! Довольно!
— Довольно! — кричал вместе со всеми, не в силах еще поверить в происходящее, Даниил Фибих — будущий писатель-публицист, из дневников которого потомкам многим позже станет известна история кровавой расправы над начальником пензенского гарнизона, генерал-майором Михаилом Бемом. Первой, но не последней жертвой долгожданной революции.

Со слов очевидцев, пятого марта (18 по новому стилю), в самый разгар шествия Бем вышел из здания Городской думы, сел на лошадь и накинулся на солдат, крича, что манифестация недопустима. Кто-то попытался арестовать его, но генерал отказался. Тогда разъяренная толпа обступила его, опрокинула лошадь, а самого – смятенного, испуганного — загнала в переулок и там растерзала, растоптала тяжелыми солдатскими сапогами. С трупа сорвали одежду, сволокли в соседний двор и бросили на морозе.


Крестьянский бунт


— Российская революция не была событием случайным или привнесенным извне, – рассказывает декан историко-филологического факультета Педагогического института им. В.Г. Белинского, доктор исторических наук, Ольга Сухова. — Глубокий кризис поразил все общество. Мировая война стала мощным катализатором дремавших процессов, но противоречия, вызвавшие крушение государства, назревали в течение всего пореформенного периода.



Сохранение абсолютной монархии, либеральные реформы Александра II, крестьянство, разоренное выкупными платежами и напуганное реалиями капиталистической эпохи, стремительно набиравшая обороты индустриализация, формирование основ парламентаризма, жесткие ограничения политических прав и свобод – все это явилось прологом новой русской Смуты.

— После отмены крепостного права в России происходит демографический взрыв. В черноземной Пензенской губернии сельское население практически удвоилось. Стала ощущаться острая нехватка земли, — продолжает Ольга Александровна. — Почти в десять раз выросла рыночная стоимость земли, арендная плата. Решение проблемы крестьяне видели в идее «черного передала» — захвата и внутриобщинного перераспределения всех земельных ресурсов.

Зимой 1917 года к копившимся десятилетиям проблемам добавился тотальный кризис потребительской системы. В феврале из-за снежных заносов практически остановились железные дороги, начались длительные перебои с продовольствием и топливом. Наш край они тоже затронули — ели обратиться к газетным публикациям тех лет, можно проследить, как из продажи исчезают сначала белый хлеб, потом мука и сахар. Последнее обстоятельство, кстати, можно в какой-то степени назвать решающим – из-за нехватки сахара по крупным городам губернии накануне революции прокатилась волна бунтов.



Революция по телеграфу


Сама же революция в Пензе, как и во многих других городах, свершилась по телеграфу. По некоторым свидетельствам, первая депеша, подписанная членом государственной думы Бубликовым, с отрядом солдат захватившим Министерство путей сообщения, пришла еще накануне, в ночь с 27 на 28 февраля (по старому стилю). В депеше значилось:

«По всей сети. Всем начальствующим. Военная. По поручению Комитета Государственной Думы сего числа занял Министерство путей сообщения и объявляю следующий приказ председателя Государственной Думы: «Железнодорожники! Старая власть, создавшая разруху во всех областях государственной жизни, оказалась бессильной. Комитет Государственной Думы взял в свои руки создание новой власти... ».

Спустя несколько дней, второго марта (15 по новому стилю) стало известно, что Николай II отрекся от престола. Пенза до этого момента жила слухами, тревожным и радостным ожиданием перемен. Весть об отречении, зачитанная уже на следующее утро в Народном театре, все расставила на свои места.

Народ ликовал. Революция в Пензе напоминала скорее масленичные гуляния — с красочными транспарантами, весельем и торжественными речами. Всем и каждому казалось — ржавое колесо истории наконец повернулось, и настали счастливые времена.

Пятого марта была сформирована новая власть — Пензенский губернский исполнительный комитет. Губернским комиссаром Временного правительства стал князь Лев Кугушев. Судьба же последнего пензенского губернатора — Александра Евреинова — сложилась относительно благополучно. После отставки он уехал с семьей в Петроград. Гражданская война застала его в Крыму. Из Крыма он сопровождал группу русских эмигрантов в Югославию.

— Нельзя сказать, что тяготы революции и войны Евреинова миновали, – продолжает наш собеседник. — Он служил на железной дороге, работал переводчиком, но, по крайней мере, и он, и вся его семья остались живы.

Между тем к поборникам революции вскоре пришло понимание — еще ничего не закончилось. Первым тревожным звонком стало убийство генерала Бема. Вторым, спустя месяц — капитана Жигарева, прибывшего с фронта и сделавшего на вокзале неосторожное замечание праздно шатавшимся солдатам. Его участь была, пожалуй, еще страшнее — избитого, его доставили в земскую больницу (ныне областная), но разъяренная толпа дотянулась до офицера и там. «Пензенская речь» сообщала в одной из заметок, что растерзанного Жигарева солдаты выбросили из окна, а после повесили на телеграфном столбе.

— Тем не менее, нельзя утверждать, что весной 1917 года Пенза погрузилась в хаос анархии, — отмечает Ольга Александровна. — А вот осенью именно солдаты будут провоцировать погромы магазинов, винных складов и частных домов.

Осознание перемен


Не лучшим образом складывались дела и в деревнях. Треть помещичьих усадеб вскоре после переворота были разграблены и сожжены дотла. Землю же — частновладельческие, казенные, церковные, удельные — крестьяне захватили и разделили между собой.

Время шло, а проблемы оставались все те же. Нехватка хлеба и сахара, хищническая вырубка лесов, развернувшаяся на фоне дефицита топлива, погромы винных складов — каждый стремился в образовавшемся хаосе урвать свой кусок. Спустя несколько месяцев разлада газета «Пензенская речь» писала: «Великая трагедия забвения идеала произошла у нас в России <…> Душа революции отмирает, живет только ее брюхо».
Наконец, все расставил на свои места октябрь семнадцатого, когда к власти в стране пришли большевики. Любопытно, что Пензенский губернский совет, который возглавлял меньшевик Нестор Степанов, поначалу не принял советскую власть. Но по настоянию гарнизона на очередном пленарном заседании главой совета был избран большевик Василий Кураев. 21 декабря 1917 года (3 января 1918 по новому стилю) Пенза стала советской.

После этого в городе развернулась масштабная забастовка госслужащих. Проблему решили просто — бунтовщикам просто перестали выплачивать жалование. Дольше всех продержалась казенная палата — учреждение министерства финансов. Но к середине января сдалась и она.
Источник фото: Фото предоставлены Государственным архивом Пензенской области

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи