Расскажем о бизнесе разработка
Оксана Новак «Хоши». Глава 12
Пенза Онлайн
Пенза Онлайн

Мы продолжаем публиковать книгу талантливого автора из Санкт-Петербурга. Предыдущая глава доступна по ссылке.

Петр Шароглазов, капитан ФСБ и личный помощник полковника Ромашова, сидел в приемной у кабинета шефа и ждал вызова на ковер. Такого аврала, как в эти дни, никто из старожилов не помнил. Сотрудники нервничали, плохо спали, рыли землю в поиске виновных, но сведения пока были обрывочны и скудны. Петр уже был наслышан об утреннем разносе, устроенном генералом, после которого самого генерала увезли на «скорой» с предполагаемым инсультом. Вся надежда теперь была на шефа — если в ближайшие дни не будет реальных результатов, понаедут сюда москвичи — вон уже несколько откомандированных от московского отдела шастают, вынюхивают. А ежели еще московское начальство приедет, да кто-нибудь из Кремля... Петр аж взмок от таких предположений. Это сразу шапки полетят, начнутся перестановки, увольнения, и все — прощай тщательно выстраиваемая карьера и мечта занять кресло шефа в ближайшие лет пять-шесть.

— Петя, зайди, — услышал он голос из-за двери, подхватил пухлый чемодан с бумагами и вошел в кабинет.

— Здравствуйте, Павел Аркадьевич, — начал было он оптимистичным голосом, но был остановлен раздраженным жестом.

— Петя, давай без реверансов, — строго прервал его Романенко. — Что у нас есть на это время по «Крестам»?

— Да чертовщина какая-то, Пал Аркадьич...

— Петя, — снова перебил его шеф, — если я еще раз услышу слово «чертовщина», я кого-нибудь пристрелю! Мы тут не чародеев ловим, а опасных преступников, и то, что мы пока не можем понять все их методы, не означает вмешательство потусторонних сил! Давай строго по фактам!

— По фактам, — кивнул Петр и достал потрепанный блокнот. —  Восемнадцатого, сразу после побега, в отделение полиции были доставлены двое — бомжеватого вида гражданин и инвалид в кресле. Ничего конкретного на них не было, просто толкались возле «Крестов» во время побега, их дежурный в камеру видел, но она не пишущая, так  — для обзора.. Ну, когда все побежали, и они побежали, а ребята из ППС их и замели. Дежурившие в тот день капитан Семенов и старший лейтенант Галушко повели их на допрос в «погреб»...

— Какой еще погреб? — спросил полковник.

— Это у них кабинет такой в подвальном помещении для допросов... с пристрастием... — пояснил Петр.

— Понятно, — вздохнул Ромашов. — Знаю я их допросы. Подожди, не тот ли это Семенов, у которого за год двое задержанных от сердечных приступов скончались?

— Тот, — подтвердил Петр, — да там не двое... Тот еще супчик, капитан этот... Много про него да дружка его Галушку слухов ходит...

— Хорошо, ты их рапорты принес?

— А рапортов нет, — растерянно ответил Петр. — Есть только запись опроса их лечащего врача. Психиатра.

— Что-о? — Брови полковника поползли вверх.

— Да там такое дело... Никто толком ничего не знает. Задержанные исчезли, испарились. Сбежали как-то, хотя ребята в дежурке их не видели и не выпускали. Окно там маленькое, под потолком, с решетками, решетки не тронуты. А самих этих ментов нашли лежащих на полу в позе зародышей, сосущих большие пальцы. Ну, вызвали санитаров да и увезли...

— А почему они сразу нам не сообщили? — воскликнул Ромашов.

— Ну не сообщили... Не хотели выносить сор из избы — задержанные пропали, двое сотрудников в дурке... Все, что мы знаем, — одного из задержанных зовут Смирнов Василий Николаевич, семидесятого года рождения, проживает на Достоевского, не судим. Я справки навел — обычный слесарь из ЖЭКа, ничего подозрительного. Про инвалида никаких сведений нет.

— Что еще? — спросил полковник.

— Так был я в этой больнице, куда ментов отвезли. Странная история, — пожал плечами Петр. — Кое-что они врачу рассказали... Что при попытке ректального осмотра инвалида...

— Какого осмотра? — удивился Ромашов.

— Ректального... Не знаю, может, наркотики искали или оружие... — растерянно сказал Петр.

— Оружие? — переспросил шеф. — Наркотики? В жопе у инвалида?

— Ну я не знаю, — вздохнул его собеседник. — В общем, в ходе ректального осмотра, как утверждают Семенов и Галушка, на них была наслана кара небесная.

— Какая еще кара? Петя, что ты несешь? — откровенно злился Ромашов. — Я же просил — по фактам!

   — Так я по фактам, — обиделся Петр. — Вот дословно показания врача: «Потерпевшие были крайне подавлены и испуганы, говорили о каком-то инвалиде, у которого нет жопы, и который наслал на них кару небесную. Просили привести экзорциста, чтобы изгнал помещенных в них демонов»

    — Отлично, теперь еще демоны прибавились! — раздраженно воскликнул Ромашов и в сердцах кинул ручку на стол. — Я ничего не понимаю. Гипноз? Сильные психотропные наркотики?

— Там интереснее история, — продолжал Петр. — Каждый час у этих двоих начинаются странные приступы. Орут они, как бешеные, никакие уколы не помогают! Причем во время этих приступов на телах у них появляются стигматы. Простите, Пал Аркадьич, следы пыток. Хотел сам их опросить, но, говорят, они совсем буйнопомешанные и их ввели в медицинский сон.

— Надо срочно найти этого Смирнова, — принял решение Ромашов.

— Вот, Пал Аркадьич, фото его паспорта из паспортного стола, без вашей резолюции не решился задерживать, ребят наших у подъезда поставил, чтобы приглядели. Он сейчас в квартире, бежать вроде не собирается.

— Что по Путину? — спросил полковник.

— В смысле? — Петр нервно бросил взгляд на портрет президента на стене.

— В смысле что по лже-президенту в отделении полиции?

— А, это... Видео прислали, запись с камер, вот... — Петр вставил в компьютер флешку, и они склонились над экраном, где в довольно скверном черно-белом изображении можно было рассмотреть президента в окружении ментов и Соню, Василия и Ефима Марковича, стоящих за его спиной.

— Запись небольшая, всего одна минута. Но Путин — как настоящий, я бы, наверное, тоже не отличил,  — пояснил Петр.

— Так, подожди, — Ромашов взял со стола распечатку паспорта Василия. — Ты ничего не замечаешь?

Петя внимательно посмотрел на мутную маленькую фотографию на бумаге, перевел взгляд на видео и неуверенно сказал:

— Черт его знает... Вроде похож...

— «Вроде»! ‒ Передразнил его шеф. — А если это он? Один и тот же тип присутствует при двух происшествиях, вот они — все улики у нас под носом, а мы ничего толком не знаем! Так, Петя, — принял решение полковник, — этого Смирнова пока не трогаем, если это он — то он крепкий орешек. Пусть наши сидят у его дома круглосуточно, глаз не спускают, но в контакт не вступать и не палиться! Выяснить, кто остальные члены шайки! Пробить по фототеке, может, он сам с ними на контакт выйдет. Этого мы, конечно, задержим, но главное — Путина арестовать!

— Во-во, — хохотнул Петр, — на митинге тоже самое говорили.

— Петя, — полоснул Ромашов помощника убийственным взглядом, — ты находишь это смешным? Ты хоть представляешь, что по городу ходит преступник с внешностью президента страны? Он же такого наворотить может!

— Какого? — наивно спросил Петр.

— Ну вот хоть кредит в банке взять. На миллиард. Скажет — мне, мол, надо на войну в Сирии. И ведь дадут!

— Как же кредит без документов дадут? — продолжал тупить Петр.

— Да кто же у Путина документы спрашивать станет? Ты бы спросил?!

— Я бы нет, — признался Петр. — Ну так у меня и миллиарда нету.

— Все, хватит болтать, — перебил его шеф. — Все сведения мне до конца дня по этому Смирнову — с кем живет, дружит, общается, все его страницы с соцсетях...

— Да откуда у такого страницы? Разве что селфи с Путиным выкладывать, — снова легкомысленно хихикнул Петр, но, наткнувшись на грозный взгляд шефа, вытянулся. — Есть, товарищ полковник. Разрешите исполнять?

— Мигом! — бросил Ромашов и углубился в изучение толстой папки с документами, оставленной Петром.

 

В редакции на Большой Морской в тот день тоже не скучали. Редактор и Максим заперлись в кабинете и эмоционально обсуждали последние события.

— Вот видишь, а ты идти не хотел! — говорил редактор, размахивая руками. — Такое время наступило — не знаешь, где и выстрелит! Вот кто думал, что на этом митинге такая активность проявится? Видимо, есть, есть скрытые организаторы, о которых мы еще не знаем! А какую аферу с «Авророй» провернули! — И он радостно потер руки.

— Что, рейтинги поползли вверх? — ухмыляясь, спросил Максим.

— Да после статьи про Путина в ментовке у нас такие рейтинги, каких никогда не было! Два миллиона перепостов за сутки! Но рано расслабляться, друг мой, рано, надо землю рыть! Подозреваемых-то пока нет! Где твоя хватка?

— Дай мне зацепку, — пожал плечами Максим.

— Дам, дам... Зацепка, правда, так себе... Достал по дикому блату! Не дай бог утечка! Макс, только тебе! Конфиденциальная информация! —И редактор вставил флешку в ноутбук. — Смотри.

Максим увидел уже известную нам запись из отдела полиции, на которой рыдали менты, с восторгом и ужасом глядя на только что вышедшего из камеры президента.

— Макс, я понимаю, что это почти ничего, — начал было редактор, но Максим остановил его, хлопнув рукой по плечу. — Да нет, друг мой, это как раз то, что надо! — И выбежал за дверь.

Он вернулся через минуту, на ходу открывая ноутбук.

— Смотри, Семеныч, — сказал он редактору и показал пальцем на экран. — Там сменяли друг друга фотографии, на которых была вся честная компания — Соня, Василий, Ефим Маркович и Хоши.

— Я на них еще там, на митинге, внимание обратил, — пояснил Максим. — Знаешь, интуиция. Странные они какие-то были, явно не просто поорать пришли, а будто чего-то замышляли.

— Но Путина-то среди них нет, — расстроенно заметил редактор. — Вот этот синеглазый — в гриме? — Редактор стал делать пассы руками, закрывая Хоши то глаза, то нос. — Не, вряд ли... Грим был бы виден. Не латексную же он маску напялил, как Фантомас?

— Это и странно, — пробормотал Максим. — На моих глазах эту компанию засунули в автозак. Там их посадили в камеру, из которой вышли все те же, только вместо синеглазого вышел Путин. Да-с, интересно... Вот он, Семеныч, наш главный подозреваемый!..

— Как же их найти раньше полиции? — заволновался редактор.

Максим покопался в кармане и достал мятую квитанцию.

— Их когда в автозак волокли, один из них счет выронил, — пояснил он. — Конечно, может, и не его адрес, но я все же съезжу, тут недалеко. Вдруг да подфартит!

— Макс, держи меня в курсе! — крикнул редактор в спину убегающего Максима. — И будь осторожен, черт возьми, — пробормотал он себе под нос.

Перед нужным домом на улице Достоевского припарковаться было негде, и Максим сделал два круга, пока не нашел одно небольшое место возле мусорки. Он вышел из машины и подошел к подъезду — если кто-то из подозреваемых действительно жил здесь, то получалось — на пятом этаже. Размышляя, какую стратегию действий лучше предпринять, Максим услышал разговор двух старушек у подъезда.

— Я же говорю — и газовую колонку проверили, и всю проводку в коридоре поменяли, — хвасталась первая старушка.

— Так и к нам приходили, Ивановна, — отвечала вторая. — Проводку, правда, не меняли, но все углы облазили — и сантехнику смотрели, и счетчики... Хорошо стал наш ЖЭК работать, на совесть, дошли наши жалобы, куда надо!..

— Простите, а вы из какой квартиры? — поинтересовался Максим у первой.

— Так из шестой мы, касатик, — словоохотливо ответила та. — С четвертого! У нас проводка старая в коридоре висела, я так и думала —  сгорим однажды! Писала-писала — все без толку! Говорили: «Комнаты у вас прихватизованные, сами и ремонтируйте!» Так я аж самому президенту в Кремль написала! Я-то сама энтим тырнетом не умею пользоваться, внучок мой написал. А президент наш о пенсионерах заботится! Сегодня пришли и за день все починили! Да и сейчас еще в подъезде все чинят-чинят... Надо еще раз написать, чтоб парадную отремонтировали...

Неприятный холодок пробежал по спине Максима. Он осторожно огляделся по сторонам и увидел припаркованную машину с заляпанными грязью номерами с двумя невзрачными типами внутри, которые сидели, откинувшись на сиденьях, и явно никуда не торопились.

Вокруг дома отчего-то крутилось много собак. Причем не только бродячих — Макс заметил и вполне экстерьерного бульдога, и маленького йорка в гламурном костюмчике, таксу и хаски. Собаки как-то нервно бегали вдоль дома, обнюхивая друг друга, но в этот момент Максу было совсем не до этой странной загадки.

Бригада дворников в новехоньких комбинезонах толкалась возле полупустой помойки, совершенно ничего при этом не делая.

«Шестая квартира — это же прямо под восьмой», — сообразил Максим, и понял, что взял правильный след. Теперь бы узнать, кто именно из подозреваемых проживает в этой обложенной со всех сторон квартире. Макс оглянулся по сторонам и, увидев небольшой круглосуточный магазинчик в подвальном помещении, направился туда.

— В общем так, Семеныч, — рассказывал он через час редактору в его кабинете. — Мы всех нашли, но малость опоздали. По этому адресу проживает в коммунальной квартире вся банда. Мне продавщица из магазина все рассказала. Вот эта барышня — Соня, одинокая, малообщительная. Пьющий гражданин — Василий, слесарь из местного ЖЭКа, уже неделю в магазин за водкой не заходил, а раньше несколько раз в день прибегал, в долг выпрашивал. Кстати, до сих пор продавщице семьсот рублей должен. Еврей — Ефим Маркович, приехал из Одессы к своей невесте Ольге Палне, проживающей в этой же квартире. Кто такой синеглазый — никто не знает, но его неделю назад Василий возил по двору в инвалидном кресле.

— Инвалид, говоришь? — воскликнул редактор, схватив себя за волосы. — Ай да Макс! А ведь про инвалида у меня тоже есть кое-какие сведения! — И рассказал историю про двоих ментов, попавших в психбольницу после допроса загадочного инвалида.

— Это что ж выходит? — Макс достал из кармана пачку сигарет и нервно закурил у открытого окна. — В коммуналку, к самым обычным людям попадает некий загадочный гражданин, который может вводить людей в буйнопомешанное состояние, исчезать вместе со своим другом из закрытых помещений и изменять внешность?

— Ну погоди, может, Путин это все же не он? — с сомнением заметил редактор.

— Да нет, Семеныч, сдается мне, все на этом инвалиде замыкается, — покачал головой Максим. — Надо бы найти кого-нибудь из подружек этой Сони, девчонки все друг другу разбалтывают, только продавщица говорит — нет у нее подружек. Интересно, где она работает?

У редактора зазвонил сотовый телефон, и тот снял трубку.

— Что она сказала? — удивленно спросил он и нервно сорвал очки с носа. — Так и сказала? А ты сам туда ездил? А, капитан Шароглазов! Ну Денис, дружище, спасибо тебе, я твой должник!

— А работает она в фирме «Ложечкин-Вилочкин», которая торгует пластиковой посудой, — торжественно объявил редактор, убирая телефон в сторону. — Но сейчас находится в отпуске по причине легкого помешательства. Потому что рассказала коллеге по работе, что у нее дома живет инопланетянин, который приземлился к ним на крышу на летающей тарелке.

— Племянник ваш из пресс-центра? — понимающе уточнил Максим.

— Он, родимый. Макс, жми снова на адрес, они же сейчас крышу штурмовать будут! Вдруг что найдут?

— Что? Летающую тарелку? — засмеялся Максим и осекся. — Хотя в свете последних событий я уже ничему не удивлюсь. — Он снял со спинки стула ветровку и стремительно вышел из кабинета.

У подъезда на улице Достоевского ничего не изменилось, разве что бригада чистых мусорщиков теперь толпилась у открытой двери подъезда, явно ожидая какого-то сигнала, да огромная стая собак собралась у входной двери с явным намерением протиснуться внутрь.

— Граждане, что вы столпились, — деланно возмущенным голосом пробурчал Максим. — Идите лучше свою работу делать, чем пробки у дверей создавать, — и, воспользовавшись замешательством, проскользнул внутрь.

На четвертом этаже в счетчике вяло копался электрик.

— Наконец-то у нашего ЖЭКа и до нас руки дошли! — воскликнул Максим, поравнявшись с ним. — Сколько лет мы писали, жаловались, даже на сайт президента — чтобы вы, наконец, свою работу выполнять стали!

— Вы, гражданин, из какой квартиры? — хмуро спросил электрик и скользнул по Максиму цепким оценивающим взглядом.

— Так из седьмой, — пояснил Макс и показал пальцем вверх. — Вы же к нам тоже заходили! Сантехнику проверяли!

— Да, мы за ваш подъезд серьезно взялись, — буркнул работник ЖЭКа и снова уткнулся в счетчик.

— А мы говорили — тут всю систему менять надо, — поддакнул Максим, осторожно заглядывая в лестничный пролет.

— Надо будет — поменяем, — хмуро буркнул электрик, провожая Макса недобрым взглядом.

Максим быстро поднялся на пятый этаж и остановился возле восьмой квартиры, прислушиваясь. Звонить было опасно — тот, снизу, наверняка слушает каждый шорох. Максим наудачу толкнул входную дверь, и та неожиданно открылась. Он быстро проскользнул внутрь и защелкнул замок.

Источник фото: rasfokus.ru

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи