-1° ... -1°, ветер 1 м/с
63.89
70.41
Юрий Шайхисламов: «Любовь к зрителю — одно из  самых важных качеств актёрской профессии»
Татьяна Мажарова
Татьяна Мажарова
27 марта во всем мире отмечается День театра. В первую очередь, праздник тех, кто связал свою жизнь со сценой: режиссеров, актеров, драматургов, театральных художников, осветителей, гримеров, костюмеров и людей еще многих-многих профессий. Однако люди, любящие театральное искусство, тоже могут считать этот день своим профессиональным праздником, ведь театр немыслим без зрителей.



Думаю, что многим театралам Пензы хорошо знакомо имя Юрия Шайхисламова — замечательного актера, служившего в Пензенском областном драматическом театре больше 20 лет. На счету Юрия Ириковича более пятидесяти ролей в спектаклях Драмтеатра, многие из которых были настолько яркими и интересными, что до сих пор вспоминаются пензенскими зрителями. С 2005 года Шайхисламов — актёр московского театра «У Никитских ворот» под руководством Марка Розовского, в котором является уважаемым и востребованным актёром, играет как в классических, так и в современных постановках.

Я связалась с Юрием Ириковичем по телефону с просьбой рассказать немного о себе, о своем творческом пути, ибо обнаружила: все, что известно о нем, связано исключительно с ролями и спектаклями, а ведь всегда интересно увидеть за множеством воплощенных на сцене персонажей самого человека.



— Когда вы почувствовали в себе тягу к актерской игре?

— Некоторые мои одноклассники в городеТемиртау Карагандинcкой области, где я заканчивал школу, занимались в школьном драмкружке, выступали на школьной сцене аж в «Скупом рыцаре». Мы слегка гордились ими, но считали, что это не по-настоящему, хотя были даже какие-то световые эффекты, костюмы и огромный (вот тут уже настоящий) сундук. И уже после школы, в Магнитогорске, куда переехала семья, новые друзья затащили в Театр эстрадных миниатюр в местном районном Дворце культуры.

Ну, затащили: посидел, посмотрел и даже не заметил, как стал что-то там вслух наизусть (кошмар!) ходить и говорить! Отрывки из маленьких пьес, скетчи, стихи (тоже наизусть, да с выражением). И даже ездили на какие-то фестивали, смотры... Разные дипломы, грамоты появились. И понял: все, хочу в театр! Читал о театре и про театр всё, что попадалось.

Больше половины прочитанного не понимал, но читал, и когда уже работал токарем на заводе (да, я токарь 4 разряда, больше не успел), и в армии, и, когда после службы работал звуковиком в театре кукол «Буратино» (уникальный, потрясающий был театр), читал  и читал. С подачи актеров этого театра поехал поступать в Горьковское театральное училище (сейчас Нижегородское театральное училище им. Е.Евстигнеева) и поступил к огромному своему и родителей удивлению.

— Расскажите о своей театральной молодости, о педагогах, о том, что в первую очередь вынесли из студенческих времён.

— Своих педагогов мы просто боготворили, а как же еще! Борис Абрамович Наравцевич — главный режиссер Нижегородского (тогда Горьковского) ТЮЗа, Александр Романович Палеес — актер этого театра, народный артист РСФСР,  Рива Яковлевна Левите. Научить актерству, научить театру — вряд ли это получится. Натаскать — да.

Терпеть, понимать, пропускать через себя, верить в то, что придумал, сочинил; слушать, слышать и еще много чего интересного, порой трудного и даже на первых порах непонятного. И еще очень важно учиться работать самостоятельно. Как все время повторял Борис Абрамович: «Режиссеры вам будут встречаться всякие и разные, не хочу сказать, что плохие, но разные. Учитесь работать самостоятельно. Разбирать пьесу, характеры, поступки, вкусы, привычки, то, как персонаж ходит, говорит, слушает, ест, пьет, стоит и т.д.»
Потом были дипломные спектакли, выпускной, распределение — кого куда.

 Вместе с Андреем Ильиным (ныне — заслуженный артист РФ, работает в театре им. Вахтангова) мы были приглашены в Рижский театр русской драмы главным режиссером театра Аркадием Фридриховичем Кацем. Проработал я там недолго, а затем по семейным обстоятельствам поехал к жене — актрисе Татьяне Устиновой в Пензенский Драматический театр.



— Помните ли вы свои впечатления от творческой атмосферы Пензенского Драматического, от актёров-коллег, постановщиков?

— Первая моя роль в Пензенском театре — немецкий пленный солдат в спектакле «Берег» (по одноименному роману Ю. Бондарева). А потом были отчетные гастроли в Москве. И я уже играл в «Береге» роль лейтенанта Княжко — вот такой стремительный бег по карьерной лестнице. Работали, репетировали. Старался поддерживать со всеми нормальные, дружественные отношения, особенно в друзья кому-нибудь не набивался. В противники, недоброжелатели — тоже. Режиссеры были разные: и хорошие, и очень хорошие, и трудные, непонятные. Тут и пригодилось то самое «учись работать сам». Бывало, что терпение вот-вот лопнет (да и лопалось иногда — характер дурацкий), тогда Михаил Яковлевич Каплан говорил: «Юра, наберись терпения, учись ждать, жди» — совсем как наши педагоги!

Но иногда этот «ждун» начинал нервничать и нет-нет, да нашептывал, как в той рекламе: «Чего сидим? Кого ждем?». И я уехал, правда, ненадолго в Саратовский академический театр. Успел съездить с театром в Волгоград на фестиваль и на малые гастроли в Москву. А после Москвы вернулся в Пензу сразу по нескольким причинам. Приняли меня, беглого, с трудом, но приняли. И я даже поставил в театре два спектакля, а с Сергеем Казаковым (тогда еще не художественным руководителем театра), мы сделали несколько театрализованных представлений.

Но «ждун»опять чего-то заволновался, и вот я в Москве, хотя у меня раньше и в мыслях не было, что мы когда-то будем жить и работать в столице. Это, знаете, как в списке: «вот это один из тех городов, где я никогда не буду жить». На самом деле, наверное, не дочитал этот список в обратной стороны.

— Достаточно долго вы уже служите в «Театре у Никитских ворот». Чем вам близок этот театр, каковы его особенности?

— В театр «У Никитских ворот» попал по совершенно счастливой случайности. Марк Григорьевич Розовский  не уехал еще в отпуск и нашел время посмотреть меня. А еще в это время была в Москве Татьяна Карпекина, которая согласилась помочь мне показаться в отрывках. В театре «У Никитских ворот» я с 2005 года. Репертуар его разнообразный: от мюзиклов до трагедий. У нас есть свой зритель, как и у всех московских театров, зритель очень благодарный. Театр любят в Москве, а мы — актеры — любим и уважаем своего зрителя.

— Можно ли сказать: вы в какой-то-то момент поняли что представляет собой ваше амплуа? Были ли у вас роли мечты?

— Мечтать о том, кого бы я хотел сыграть: Гамлета, Сталина, Пушкина... Не знаю, не мечтал, видимо. Но я играл роли, о которых и не думал, они сами меня находили. Да и сейчас тоже: репетирую, играю, особенно даже не задумываюсь, какое у меня амплуа. Не комик и не трагик, хотя есть и комические роли, и драматические.

— Что для вас, опытного актёра, продолжает оставаться волшебством, страстью в театральном искусстве?

— Я уже сказал о любви к зрителю — это одно из важных качеств актерской профессии. С годами думаешь: вроде бы все уже про театр знаешь, но нет, что-то еще в самом себе постоянно открывается. Ты можешь заставить зрителя слушать, что ты говоришь и слушать, как ты молчишь, можешь заставить смеяться не над самим текстом, а над тем, как ты этот текст произнес. Не потому, что ты как-то скривил личико «в никуда», а потому что именно на кого-то посмотрел (правда, на больших сценах это почти не видно: как и на кого, но ведь посмотрел).

Пользуясь случаем, поздравляю руководство Пензенского Драмтеатра, его актеров и все службы, а также вообще все театральные коллективы и всех, кто любит театр, ходит в театр с этим замечательным праздником — Днем театра. Успехов всем и удачи!

Источник фото: из архива Юрия Шайхисламова

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи