Расскажем о бизнесе разработка
Оксана Новак «Хоши». Глава 3
Пенза Онлайн
Пенза Онлайн

Мы продолжаем публиковать книгу талантливого автора из Санкт-Петербурга. Предыдущая глава доступна по ссылке

Глава 3

По кроватям разошлись в полночь. Соня долго ворочалась, в голове шумело от выпитого вина, в животе было тяжко от съеденного, впрочем, предвкушение субботы и, возможно, нового прекрасного сна настраивали на благодушный лад. Она еще повертелась в кровати, почитала последние новости на «Фейсбуке» и около часа ночи, наконец, уснула.

Наверное, что-то снилось ‒ Соня не помнила. Потому что этот чудовищный грохот, разбудивший всю квартиру, от которого задрожали стены и с потолка посыпалась белая пыль, так быстро выдернул ее из объятий Морфея, что никаких воспоминаний о сновидениях не осталось.

Соня накинула халат и выскочила на кухню, куда стали собираться такие же сонные, разбуженные шумом соседи. Хантер носился по кухне, задрав голову, и громко лаял в потолок.

‒ Эт че за катаклизьм? ‒ испуганно спросил Василий, обдав перегаром присутствующих. Он еще явно не протрезвел и, слегка покачиваясь, сонно тер руками красные глаза. ‒ Я тока беленькую допил, ну, последнюю, и кемарнул. А тут ‒ вот! ‒ И показал рукой на потолок, из которого выпал кусок штукатурки размером с крышку канализационного люка, обнажив деревянную решетку.

‒ Крыша, наверное, обвалилась, ‒ предположил Серега, который вышел на кухню в семейных трусах по колено, на ходу пытаясь всунуть ноги в растоптанные тапки.

‒ А я писала в ЖЭК, пятьдесят лет дом без ремонта! ‒ возмущенно кудахтала идущая следом Галка. ‒ У нас в комнате уже сколько лет в углу подтекает, я белить замучилась! Точно, крыша! Ну попляшут они у меня! Серега, ‒ обратилась она к мужу, ‒ чего стоишь? Иди посмотри хоть, че там. Может, нам пора эвакуироваться?

‒ Леля, не бежи так быстро, не дай Бог, догонишь свой инфаркт! ‒ раздался из коридора голос Ефима Марковича, после чего в кухню ворвалась всклокоченная Ольга Пална в наспех надетом халате. Следом, вздыхая и охая, приволокся облаченный в полосатую пижаму Ефим Маркович, прижимая ко лбу мокрое полотенце.

‒ Граждане, давайте говорить шепотом и успокоим собаку, если ви не хочете, чьтобы моя голова треснула, как гнилая тыква, ‒ простонал он, щуря глаза от света. ‒ Чьто это было? Я так плохо спал, коктейль из французского коньяка и водки Василия едва не довел меня до инсульта. Бедная Леля полночи отпаивала миня таблэтками и делала примочки, и только мы смогли заснуть ‒ раздался такой грохот, будто в военчасти заметали следы и взорвали склад с разворованной тушенкой.

‒ А я уверена, это Васька натворил! – пошла в наступление Ольга Пална. – Признавайся, собака бешеная, что ты взорвал на кухне?

‒ Да я спал! – обиженно пучил глаза Василий. – Что за гнусные институции постоянно в мой адрес?

‒ Инсинуации, - машинально поправила Соня.

‒ Леля, ну правда, за чьто ты подозреваешь Василия? – попытался защитить новоявленного приятеля жених.

‒ Фима, не встревай, - парировала невеста, - ты плохо знаешь этого проходимца! Он же патентованный шлимазл: если не сломает, так уронит, и как раз-таки не помимо пальца, а на самый ноготь!

После недолгого обсуждения было решено, что Серега возьмет фонарь и отправится на крышу оценить ущерб и масштаб трагедии. Остальные расселись на кухне, вяло жалуясь на самочувствие, как обычно, бодрой энергичной Галине, которая за пять минут накрыла стол и разлила по чашкам ароматный чай с клубничным вареньем. С лестницы слышались встревоженные голоса соседей из других квартир, видимо, тоже разбуженных ночным происшествием, и голос Сереги:

‒ Да крыша, наверное!.. Я посмотрю!.. Если что ‒ аварийку вызову, не волнуйтесь! Все под контролем!..

Голоса еще какое-то время что-то поворковали на лестнице, как голуби на голубиной свадьбе, после чего послышалось хлопанье дверей, и подъезд снова погрузился в сон.

‒ Ну че там Серега копается? ‒ Галка раздраженно посмотрела в потолок. ‒ Спать охота! Все равно завтра ЖЭК не работает, до понедельника ждать придется, ‒ и смачно зевнула.

‒ Ох, как же раскалывается моя бедная голова, ‒ продолжал жаловаться Ефим Маркович.

‒ Фима, не причитай, кто тебя просил столько пить? Я утром пойду в аптеку, ‒ успокоила его Ольга Пална. ‒ Что тебе купить?

‒ Цианистого калию, ‒ простонал страдалец.

‒ Хорошо, что сказать?

‒ Скажи ‒ как для себя!

Тут распахнулась входная дверь, и на кухню влетел Серега, который выглядел бы весьма комично в растоптанных тапочках, мятых трусах в цветочек и с фонарем в руках, если бы не взволнованное и бледное лицо, по которому катились крупные капли пота.

‒ Там!.. ‒ Он показал в потолок пальцем. Там!.. Это... ‒ Он делал неопределенные пассы руками, изображая что-то вроде дыни торпеды, потом плюнул, отчаявшись объясниться, и твердо сказал: ‒ Пошли! Я покажу.

‒ Ну точно, эвакуируемся, ‒ расстроилась Галка, вставая со стула. ‒ Видимо, хорошо крыша рухнула, как бы трещина по дому не пошла! ‒ И направилась вслед замужем. За ней пристроились заинтригованные Соня с Василием, замыкали процессию Ольга Пална и Ефим Маркович, бережно поддерживающий свою даму за локоток.

На чердаке было пыльно, воняло птичьим дерьмом, тревожно хлопали крыльями возмущенные голуби, разбуженные уже второй раз ‒ сначала ночным грохотом, а теперь ‒ незваными гостями. Сергей включил фонарь, осветив крышу, и все увидели большую дыру, через которую проглядывал кусок ночного серого беззвездного неба. Потом перевел луч фонаря вниз, выхватив светом часть пола под дырявой крышей, и указал куда-то дрожащим пальцем. Тут все увидели, что прямо посреди просторного чердака, служившего когда-то мансардой для дореволюционных жильцов дома, стояло... лежало... находилось что-то большое, похожее на двустороннюю пирамиду, расплющенную к краям, с таким чистым блестящим корпусом, что было очевидно ‒ загадочный аппарат только что попал на этот грязный пыльный чердак. Если оценивать на глаз, странный предмет был около пяти метров в диаметре и двух метров высотой. Он криво и беспомощно завалился на бок на загаженном голубями полу, как брошенная ребенком игрушечная юла.

‒ Мать твою! ‒ присвистнул Василий, отпрянув назад. ‒ Это что за хреновина?

Люди рассредоточились в цепочку, медленно приблизились и стали боязливо ощупывать странную конструкцию. На ощупь аппарат был металлическим, при прикосновении на гладкой поверхности проступали голубые мерцающие блики и тут же исчезали, стоило одернуть руку.

‒ Товарисчи! ‒ дрожащим голосом прошептал Ефим Маркович. ‒ Товарисчи, вырежьте мине мой бесстыжий язык, ежели я вру, но это НЛО!

‒Да ну... ‒ с сомнением пожал плечами Сергей. ‒ Какой-то военный аппарат.

‒ Ви исче скажите «зонд», как они любят! ‒ горячо возразил Ефим Маркович и постучал костяшками по корпусу. ‒ Друзья, я таки понимаю, что нужно бежать, и желательно далеко и бистро, патамушта оттуда щас вылезут роботы или пришельцы. И то и другое не сулит ничего хорошего, тем более что нас всех сичас зачистят спецслужбы, как свидетелей, но мои ноги отказывают идти взад. Я таки с детства посещал кружок «Пионэры космоса» и мечтал вступить в межпланэтный контакт!

Все были озадачены и взволнованы. Конечно, скорее всего, это действительно был зонд или какой-то засекреченный военный самолет, но стать очевидцем столь неординарного события было волнительно и приятно. Каждый уже представлял, как дает интервью телевизионному каналу: «Сначала мы подумали ‒ черт подери, летающая тарелка! А потом открылся люк, откуда появился слегка контуженный пилот в форме российских ВВС и, послав нас по матушке, попросил сотовый телефон и стакан водки».

‒ Фима, я паникую! ‒ воскликнула Ольга Пална, вцепившись в руку жениха. ‒ Я считаю нужным позвонить в полицию!

‒ Да подождите паниковать, ‒ успокаивал ее Серега, с интересом изучая аппарат. ‒ Это же, наверное, то самое секретное оружие, которым президент грозил Америке! Все говорили: ‒«Фейк, фейк!» А наши-то могут! Мы еще америкосам покажем!

Все галдели, спорили, выдвигали версии, и только Соня молча стояла, положив руки на корпус, который искрил едва заметными голубыми бликами, как ночное море, полное светящихся медуз. Пожалуй, это было самое необычное событие в ее жизни, и она отдала бы все, чтобы загадочный аппарат оказался не каким-то банальным зондом или даже крутым современным самолетом, а самой настоящей летающей тарелкой.

Внезапно раздался какой-то скрипучий звук, потом «ш-ш-ш», будто из утюга «Тефаль» выпустили пар, аппарат чуть вздрогнул, прямо посреди блестящей и совершенно ровной поверхности откинулась крышка и уперлась в грязный пол. Из люка хлынул столп яркого, почти белого света, на котором заискрили наполняющие чердак частицы пыли.

Все отпрянули к стене.

‒ Мадам Кипиш, начинайте паниковать! ‒ тихо приказал Василий и задом попятился к двери. ‒ Валим отсюда! Щас в ментовку позвоним ‒ пусть они с этой хренью сами разбираются!

‒Не надо никуда звонить! ‒ строго сказала Соня и, смело шагнув в круг света, приблизилась к открывшемуся отверстию и заглянула внутрь.

‒Че там? ‒ хрипло прошептал Васька, вернувшийся от двери и снова вставший плечом к плечу с перепуганной компанией.

‒Не вижу, ‒ ответила Соня, прикрывая глаза от яркого света и полезла внутрь неизвестного аппарата.

‒Чокнутая! ‒ ахнула Ольга Пална.

‒А может, там пилот раненный, может, помощь нужна? ‒ вмешался Серега, тоже приближаясь к люку.

‒Сирожа, отвага и слабоумие ‒ главные признаки героя! ‒ нервно воскликнул Ефим Маркович. ‒ Ви играете в такие игры, после которых родственники не опознают наши останки по пеплу!

‒Да ладно тебе, Фима. ‒ Василий, видимо, устыдился своего недавнего приступа страха и тоже пошел на свет. ‒ Не ты один был «пионэром космоса»! Че мы, правда, пересрались? ‒Двум смертям не бывать! ‒ Хлопнул по плечу Серегу и они тоже полезли внутрь аппарата.

Оставшимся стоять снаружи Ольге Палне, Ефиму Марковичу и Галке ожидание показалось вечностью. Кровь в висках стучала так громко, что, казалось, этот стук слышно даже на лестнице. Галка до боли сдавила себе плечи руками, чтобы прийти в себя и справиться с волнением, как вдруг послышалась возня и из люка по очереди с трудом вылезли Серега, Василий и Соня, волоча на руках беспомощного и, видимо, раненого пилота. Они донесли тело до стены и положили у ног соседей.

‒Живой? ‒ прошептала Галка срывающимся голосом.

‒Да бес его знает, ‒ тихо ответил Серега и посветил фонарем в лицо раненому.

Тут все увидели, что перед ними вовсе не человек. На полу, вероятно, в бессознательном состоянии, лежал гуманоид. Невысокого роста, худенький, с закрытыми, но, по очертанию век, видимо, огромными и слегка раскосыми глазами, с по-азиатски расплющенным, аккуратным носом, маленьким детским ртом и гладкой, светло-голубой кожей на лице и руках. Остальное тело без каких-либо ярко выраженных гендерных признаков плотно, как презерватив, облегал серебряный комбинезон.

‒ Фима, я сейчас упаду в обморок, ‒ воскликнула Ольга Пална и действительно стала заваливаться на пол, прижимаясь спиной к грязной стене.

‒ Леля, не нагнетай! И так мохер по телу дыбом! ‒ страдальчески воскликнул жених, поддерживая ее за локоть. ‒ Не время для нюхательной соли! Мы на пороге межгалактического контакта!

‒ Надо послушать, бьется ли сердце, ‒ прошептала Галка и посмотрела на Ефима Марковича. ‒ Вы же врач.

‒ Откуда я знаю, иде у него сердце? ‒ нервно зашептал Ефим Маркович. ‒ Мине бы Ольгу Палну до кровати довести, не видите ‒ ей плохо!

‒ Ладно, ты, Фима, веди в кровать свою даму, ‒ окончательно пришедший в себя Василий взял на себя командование. ‒ Мы с Серегой тащим гомункула в хату, Сонька, доставай аптечку, Галка ‒ тащи бутылку водки!

Твердый командный голос Василия вывел людей их ступора и подействовал отрезвляюще ‒ все принялись исполнять распоряжения, и уже через пять минут Ольга Пална обессиленно лежала в кровати со стаканом валерьянки в руке, вокруг нее суетился и охал Ефим Маркович, бормоча себе под нос что-то про несчастного еврея, за которым удача так и слоняется по пятам. Гуманоид был перемещен на Сонин гостевой диван, Соня трясущимися руками раскладывала на столе бинты, зеленку и градусник, Галка приволокла бутылку. Серега с Василием склонились над телом пришельца, пытаясь увидеть признаки жизни на его лице.

‒ Вроде, живой, ‒ неуверенно сказал Серега, рассматривая на запястье у существа браслет с едва заметными голубыми бликами, состоящий из небольших круглых бусин и будто вросший в кожу. ‒ А вы заметили, что в корабле очень просторно? ‒ задумчиво спросил он Соню и Василия. ‒ С виду небольшая тарелочка, а внутри как вся наша квартира!

‒ Да, действительно, ‒ согласилась Соня, ‒ наверное, они умеют расширять пространство. Я читала в какой-то фантастической книге.

‒ Прекрасное умение, ‒ поддакнул Серега. ‒ При наших ценах на недвижимость подобные технологии просто бесценны! Кстати, дыра в шифере не такая уж огромная. Ежели прикинуть, с какой высоты и с какой скоростью эта штуковина спикировала на нашу крышу, то весь дом должен был сложиться не хуже башен-близнецов в Нью-Йорке.

‒ И правда, ‒ согласилась Соня. ‒ Если бы он падал, мы взлетели бы на воздух. Видимо, это все же была посадка, хоть и аварийная. Интересно было бы изучить устройство корабля, все же инопланетные технологии!

‒ Изучить ‒ бог с ним, ‒ махнул рукой Василий. ‒ Продать ‒ это дело!

‒ Интересно, а зачем я достала градусник и зеленку? ‒ Соня озадаченно смотрела на разложенную на столе аптечку. ‒ Что мы ему ‒ ректально измерим температуру? Никаких заметных повреждений на нем нет, ну а внутренние... Операцию мы ему точно не сделаем, даже с помощью Ефима Марковича. Разве что у него геморрой от долгих перелетов. И зачем нам бутылка водки? Думаете, он пьет?

‒ Водка лишней не бывает! ‒ Заметил Василий и плеснул в приготовленный Галкой стакан. ‒ Это и стресс снимает, и обеззараживает! Мало ли какую он нам инопланетную инфекцию приволок!

‒ Если бы инопланетные инфекции лечились водкой, о чем бы Голливуд снимал фильмы-катастрофы? ‒ резонно заметила Соня и осторожно дотронулась до руки пришельца. Блестящий костюм доходил до запястья, далее шла голая голубоватая ладонь, похожая на человеческую, только более длинная и тонкая, которая заканчивалась невероятно изящными длинными пальцами. От прикосновения Соня почувствовала тепло и какое-то удивительное умиротворение, будто в нее вошло что-то мягкое и плюшевое, уютно разместилось в теле, и наступило ощущение  уюта и неги... Это чувство было знакомо, но где и когда Соня его испытывала, она не могла вспомнить.

В комнату пробрался Хантер и тоже с интересом разглядывал незнакомца, тыкался в него носом и поскуливал, впрочем, не проявляя ни страха, ни агрессии.

‒ Хороший, видно, парень, ‒ Василий, успевший изрядно захмелеть на старые дрожжи, махнул головой в сторону пришельца. ‒ Собаку не обманешь!

В пять утра все участники событий собрались на кухне держать военный совет.

‒ Мы просто обязаны заявить! ‒ горячилась Ольга Пална, обдавая всех истошным ароматом валерьянки. ‒ Это вам не шутки! Мы не можем укрывать этого... этого... нарушителя воздушных границ! Может, он шпион?

‒ Точно, ‒ иронизировал Василий, ‒ шпион с Альфа Центавры, прилетел за секретной схемой микроволновки! Да вы хоть понимаете, Ольга Пална, что у нас есть единственная в мире возможность вступить в контакт с пришельцем?! Может, у него какие технологии есть ‒ запатентуем, разбогатеем! Вон Ефим Маркович его изучать будет, диссертацию напишет!

‒ Какую диссертацию может написать про пришельца врач-проктолог? ‒ резонно спросил Серега и добавил: ‒ Права Ольга Пална, надо заявить.

‒ Ой да ладно вам, заявляльщики, ‒ вступила в перепалку Галина, ‒ пожалейте парня! Он в такую даль летел не для того, чтоб вы его на опыты сдали! Знаем мы, что на Литейном с инопланетянами делают! Оклемается да домой улетит, что он вам плохого сделал?

‒ Галя, ты не понимаешь, это дело государственной важности! ‒ возражал Серега.

‒ Прально, ‒ кивал Василий, прикладываясь к стакану. ‒ Неизвестно, какие у него инфекции.

‒ Нам должны дать премию, непременно премию! Мы же очевидцы! ‒ горячился Ефим Маркович. ‒ Это же эфиры, газеты, телевидение, сенсация!..

‒ Да какая сенсация? ‒ перебивала его Галина. ‒ Нас самих с вами ФСБ навеки в казематы запрет как свидетелей! Кто вас в эфир пустит? Промоют мозги на Литейном, и будете ходить, с фонарями здороваться, а я не могу ‒ у меня дети!

‒ Правильно, дети... А у него инфекции...

‒ Мы не можем...

‒ Ну если вы не можете, то я могу!..

‒ Идите к черту со своим мнением!..

‒ Мало нам было хохлов да евреев, так на нашу голову еще инопланетянин свалился! У нас коммуналка не резиновая!..

В запале никто не слышал, как на кухню зашла Соня, она остановилась в дверном проеме, слушая всеобщий гвалт, и тихо произнесла:

Он очнулся.

На кухне наступила тишина, все несколько секунд переваривали новость, после чего побежали в комнату, едва не сбив Соню с ног. Инопланетянин лежал на диване, открыв удивленные раскосые глаза, и с интересом разглядывал вошедших. У изголовья дивана сидел Хантер и преданно смотрел прямо в лицо гуманоиду.

‒ Ну, что ли, здравствуйте! ‒ откашлявшись, начал Серега, резко застеснявшись мятых трусов. ‒ Я, как единственный тут представитель власти, от имени президента и правительства приветствую вас на территории Российской Федерации.

‒ Тю-ю, приветствует он, ‒ Галка легко оттеснила мужа от дивана и подошла к пришельцу: ‒ ‒ Мы-к-вам-с-миром! ‒ стала медленно и по слогам проговаривать она, протягивая ладонь, на которую тот никак не среагировал. ‒ Земляне-для-вас-безопасны! Мир-во-всем-мире!

‒ Ты еще скажи: «Мир-дружба-жвачка», ‒ вмешался Василий. ‒ Человек из таких далей прилетел, а вы ему даже чаю не предложили! ‒ И громко закричал в лицо гуманоиду: ‒ Чаю-то хочешь? Чаю? Вода с заваркой, андестенд? Ты вообще ешь-пьешь или на батарейках?

Пришелец молчал, не меняя выражения лица, и лишь переводил блестящие удивленные глаза на говорящих.

‒ Не понимает по-нашенски, ‒ разочарованно махнул рукой Василий. ‒ Как же он нам про технологии расскажет, ежели языка не знает?

‒ Ладно, давайте пока оставим его, ‒ согласился Серега. И, увидев возражение на лице Ольги Палны, добавил: ‒ Может, и правда, оклемается и улетит? А иначе нас, как очевидцев, тоже по кабинетам затаскают. Свидетелей убирают, знаете ли... В такое время живем ‒ неизвестно, что опаснее, пришельцы или собственное правительство.

Сошлись на том, что пришелец останется жить в Сониной комнате на гостевом диване, пока... Никто не мог сформулировать, до каких пор загадочный гость проживет в квартире, чего ждать от ситуации и чем может закончиться вся эта история, но были приятно взволнованы событием и объединены ореолом общей тайны.

Днем Василий, Сергей и Ефим Маркович залезли на крышу, где кое-как поправили разбитый шифер, заколотили дыру фанерой и накрыли летательный аппарат большим куском старого брезента. После чего Серега запер чердак на большой амбарный замок, дабы уберечь НЛО от случайных свидетелей.

Что будет дальше, никто не знал. Но у всех жильцов было ощущение, что в доме появился слон, который занял не только пространство квартиры, но и все пространство их жизней. Все стало вторичным ‒ работа, сериалы, ежедневные бытовые заботы, разговоры о деньгах и политике ‒ абсолютно все стало пустым и неважным. Еще бы, когда в доме появляется слон, вам остается только вжаться спиной в какой-нибудь угол и вежливо угощать его морковкой. Соня впервые за много-много лет почувствовала, что жизнь стала интересной и наполнилась смыслом.

Источник фото: https://i.pinimg.com/

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи