-6° ... -10°, ветер 3 м/с
63.77
70.63
По Пензе с экскурсоводом: Пензенский гарнизонный военный госпиталь (Дом воеводы)
Журналист
Журналист
Полина Елистратова

Корреспондент портала «Пенза-Онлайн» продолжает путешествовать по историческому центру города в сопровождении профессионального экскурсовода. Очередной объект внимания экскурсии — Пензенский гарнизонный военный госпиталь (Дом воеводы).

Пензенский гарнизонный военный госпиталь (Дом воеводы)

— Итак, мы с вами продолжаем движение и оказываемся перед первым каменным зданием города: Домом воеводы, — говорит Светлана Алексеевна. — Это старинное здание на улице Кирова, занимаемое ныне Гарнизонным госпиталем, известно многим еще и как здание Духовной семинарии. Что ж, история этого дома однако куда интереснее и древнее, чем может показаться на первый взгляд. Пензенское воеводство продолжалось с момента построения крепости почти 120 лет.

Ранее воеводы почти 100 лет жили в крепости. А предпоследний воевода Всеволожский в конце восемнадцатого века построил на этом месте, северо-восточнее пензенской крепости, двухэтажное здание. И на каком же выгодном месте был построен воеводский дом: рядом с ним, слева, прямо перед нами — историческое место — Лебедевский взвоз, ведущий к реке. Он выводит на улицу Никольскую, торговую улицу. Обратите внимание, пожалуйста, на разграничение понятий в русском языке того времени: именно «взвоз», а не какой-то там спуск к реке.

— Но что же такое этот «взвоз»? — спрашивает парень-художник.

— Взвоз — особый тип улицы, «дорога в гору», — с улыбкой отвечает экскурсовод. – Именно отсюда шла одна из торговых дорог в город. С реки доставлялись товары. Поэтому и взвоз. Возможно, это место было своеобразной таможней города: сам воевода следил за торговыми доставками.

— А в то время здание выглядело точно также?

— Первоначально дом воеводы Всеволожского был гораздо меньших размеров, всего лишь средняя часть и шесть окон, два этажа. А усадьба простиралась как раз до того места, откуда мы с вами начали свою экскурсию. Дом и усадьба предпоследнего пензенского воеводы, убитого пугачёвцами в 1774 году, через 9 лет после гибели правителя были проданы в казну опекуном его малолетних детей. Двухэтажное каменное строение после покупки его казной было капитально отремонтировано и частично перестроено. Обратите внимание на архитектурные особенности здания: эти лопатки — вертикальные выступы, делящие дом на части. Они явно указывают на добавление крыльев. К тому времени дом уже именовался не воеводским, а вице-губернаторским.

Наша маленькая экскурсионная группа внимательно осматривает здание, которое, к сожалению, в настоящий момент выглядит не особенно величественно: облупившаяся местами краска, по бокам — пошатывающийся и облезлый деревянный забор — в этот серый день все это в целом рисует довольно печальный пейзаж. Однако, приятно думать, что когда-то это строение было новым и ухоженным.

— В конце восемнадцатого века в течение нескольких лет здесь жил вице-губернатор князь Иван Михайлович Долгоруков, – продолжает свой рассказ экскурсовод. — Поэт и драматург, основатель пензенского театра. Именно во время пребывания в Пензе Долгорукова этот отрезок улицы получил самостоятельность и стал именоваться Театральным. Немудрено! В этом вице-губернаторском доме заложена основа пензенского театра.

— Театр вышел из Дома воеводы, забавно, — усмехается юноша.

— Долгоруков запомнился на этой земле не только своим театральным пристрастием, но и тем, что здесь он написал свое философское сочинение «Камин», которое было переведено на французский язык и напечатано в Париже, — добавляет Светлана Алексеевна. — Творчество Ивана Долгорукова высоко оценивалось современниками. Настолько, что даже заставило автора продолжить свои «Камины»: «Камин в Москве» и «Война каминов». Хотя сам он был очень самокритичен. «Угоден — пусть меня читают, противен — пусть в огонь бросают: трубы похвальной не ищу…» — писал он. Вот такой знаменитый князь жил в этом дома. В честь него была названа одна из улиц Пензы. А вот так выглядел молодой князь Долгоруков, когда служил в Пензе, — Светлана Алексеевна демонстрирует репродукцию с портрета князя.

Перед нами предстает юноша с приветливым лицом. Позже я прочитаю, что сам Долгоруков писал о себе так: «По наружности я был чист, румян, но дурен лицом и обезображен непомерно толстой и широкой нижней губой, по которой называли меня разиней… Темперамент мой казался флегматическим, но напротив того я был холерик. Душевно открыт, но горяч и страстен, а более всего упрям».

— Деятельность 23-летнего князя в Пензе отличалась большой энергией и порывом к созиданию, – рассказывает Светлана Алексеевна, убирая репродукцию. – После Пензы он служил губернатором во Владимирской губернии, где по его инициативе и при его непосредственном участии было сделано очень много. Впоследствии он посвятил себя литературному творчеству и любительскому театру. И произведения Ивана Долгорукова, и его мемуары служили, по существу, зеркалом того времени: в них шла речь о беззаконии властей, о царящем повсеместно произволе, взяточничестве и несправедливостях, что было довольно смело и небезопасно в то время. Хотя, впрочем, и во все времена. Наш земляк Виссарион Белинский писал о Долгорукове так: «Поэт чувствительный и сатирический, отличавшийся неподдельным русским юморком».

— А что же здание? Чем оно стало после того, как послужило домом вице-губернатора? — интересуется девушка-художница.

— После упразднения Пензенской губернии в конце восемнадцатого века строение было передано Духовному ведомству, — рассказывает экскурсовод. За два года к зданию был добавлен третий этаж, и здесь разместилось среднее учебное заведение: Духовная семинария. Семинария стала ступенькой в биографии таких наших замечательных земляков, как историк Василий Осипович Ключевский и основоположник русской нейрохирургии Николай Нилович Бурденко.

Оба имени, равно как и их достижения, мирового значения. В Пензе открыты музеи и памятники Ключевскому и Бурденко, именем главного хирурга Красной Армии нейрохирурга Бурденко названа областная больница. В Духовной семинарии постигал азы православия композитор-новатор, основоположник смешанного хорового пения в России, дирижер и педагог, тот, кому первому из хоровых дирижеров присвоили звание заслуженного артиста советской республики. Кто-нибудь знает, о ком идет речь?

Все члены экскурсионной группы, включая меня, смущенно пожимают плечами.

— Я говорю об Александре Андреевиче Архангельском, — улыбается Светлана Алексеевна. — Его имя присвоено Пензенскому музыкальному училищу, а память увековечена в мемориальной доске-барельефе, что располагается на здании Центра русской хоровой и вокальной культуры. Под его музыку молилась вся Россия. Благодаря глубине и проникновенности песнопений Архангельского, их и сегодня исполняют во многих православных храмах.

Семинария готовила духовных наставников в этом здании целых сто лет. За год до наступления девятнадцатого века семинария переместилась в новое здание на улице Дворянской, а ее усадьба отошла Губернаторской земской управе. Вид здания значительно изменился: было добавлено два двухэтажных крыла в соответствующем стиле. А полукруглый аттик был переделан в прямоугольный, и на нем разместилась надпись: «Земская управа», от которой избавились во времена революции. Ныне в историческом здании располагается Военный госпиталь. А теперь я предлагаю вам взглянуть на панораму бывшей улицы Троицкой…

Фото автора


Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи