16° ... 16°, ветер 2 м/с
65.6
72.62
Jazz May 2017.  Трио Dock in absolute: успешная стыковка с сердцами слушателей
Татьяна Мажарова
Татьяна Мажарова
Dock in absolute — фортепианное трио из королевства Люксембург, покорившее пензенскую публику на концерте в рамках фестиваля Jazz May 2017 с первых прозвучавших со сцены нот. Строго говоря, то, что играют участники трио, сложно назвать джазом в чистом виде.



Это авторская музыка участника коллектива — Жана-Филиппа Коша (фортепиано), в которой помимо импровизационных решений чувствуется сильное влияние и классической школы (Жан-Филипп родился в семье классических музыкантов, является большим поклонником творчества Рахманинова, Прокофьева и Шостаковича, много раз исполнял их произведения) и современной рок-музыки, так что стиль, в котором играет команда однозначно определить достаточно сложно. Dock in absolute однозначно работают в джазовой традиции, можно лишь сомневаться в ньюансах устоявшихся определений.

Однако в том, что музыканты трио — настоящие профессионалы, нет никаких сомнений. Жан-Филипп Кош начал учиться играть на фортепьяно с пяти лет. За его плечами учеба в Люксембургской консерватории, музыкальной школе Саарбрюкена (Германия), магистратуре Королевской консерватории в Льеже (Бельгия) и престижнейшем музыкальном колледже Беркли в Бостоне (США).

Бельгиец Дэвид Кинцигер — не только виртуозный басист и гитарист, он еще и художник, дизайнер струнных музыкальных инструментов, танцор и актер. Закончив классическую музыкальную Академию Андре Модеста Гретри в Льеже, Дэвид изучал джаз в Академии Марселя Дезирона в Амае, а затем также, как и Жан-Филипп, учился в Королевской консерватории Льежа, где специализировался в музыкальной испровизации и мелодическому ритму в камерном роке.

За барабанами в этот вечер был Эрик Мингельбье — бельгийский ударник, не входящий в классический состав Dock in Absolute, но хорошо знакомый как с самими музыкантами, так и с исполняемым материалом.

В беседе с журналистами Жан-Филипп рассказал о том, что созданный в 2012 году проект изначально был дуэтом (как раз с Дэвидом Кинцигером), и лишь позже к ним присоединился барабанщик. Стоит отметить, что дебютная пластинка коллектива увидела свет именно в фестивальные дни — 19 мая, так что проникнувшиеся творчеством трио жители нашего города (которые за считанные минуты буквально смели весь предложенный к продаже в фойе Киноконцертного зала тираж) стали одними из первых обладателей этого диска.



Вообще, ребята из Dock in absolute вызвали очень большую симпатию у публики и, судя по всему, это оказалось взаимно. Музыканты вышли к своим слушателям после выступления и очень долго фотографировались, непринужденно, весело и порой интуитивно общались с новообретенными фанатами (двое из ребят практически не говорят по-английски, их родной язык — французский, но будет неудивительно, если теперь их лексикон обогатится фразами на русском).

Именно с лингвистических изысков, а точнее с расшифровки этого загадочного названия коллектива — Dock in absolute и началась моя небольшая беседа с музыкантами.

— Что означает название вашего коллектива?

Дэвид: — Во-первых, можно представить себе лодку, которая причаливает. Ее привязывают по прибытию на пристань, фиксируют. Символически это еще может быть USB-драйвер, который вы вставляете с свой компьютер или телефон. То есть, в принципе, такая стыковка. И она абсолютная. Почему нет? Нам кажется, что это — отличное название для группы.

— Жан-Филипп, откуда появляется ваша музыка? Рождается ли она исключительно за инструментом или может настигнуть вас где угодно, и вы стремитесь скорее добраться до фортепиано, чтобы зафиксировать ее?

Жан-Филипп: — Музыка рождается только за инструментом, я — тот самый парень, который не мыслит себя отдельно от него при написании композиций. Находясь за фортепиано, я могу придумать какой-то фрагмент, набросок и, обнаружив, что он симпатичный, довожу его до ума, обыгрываю, фантазирую, что можно сделать с этим дальше. Этот роцесс может затянуться нон-стоп на несколько часов, иногда я играю до тех пор, пока полностью не доведу дело до конца: не сочиню эту композицию.

Дэвид: — Вот сегодня был саундчек, во время которого Филипп вдруг «нащупал» какую-то новую мелодию, пока было решено записать ее на телефон, ибо дело могло затянуться, а надо было сделать еще много чего. Кто знает, может и она еще пригодится.

— Ваша музыка показалась очень кинематографичной. Не писали ли вы музыку к фильмам, не было ли такого желания?

Жан-Филипп: — Нам об этом не впервые говорят. На самом деле, да, собираемся. Только это не будет музыкальным сопровождением к художественному фильму, нам интересен формат видеоинсталляций, сменяющихся изображений, иллюстрирующих наши выступления. Звучит достаточно просто, но мы понимаем, что осуществить это не всегда будет возможно — нужен и транспорт, и оборудование. В общем, создание видеоряда—однозначно станет нашим следующим шагом в творчестве.

— Что для вас самое тяжелое в профессии музыканта для вас и что самое классное?

Жан-Филипп: — Самое трудное — это сидеть одному в четырех стенах и практиковаться, играть, играть и снова играть с целью достижения хорошего результата. Даже когда совсем не хочется продолжать — надо себя заставлять. Другие гуляют, отдыхают, в футбол гоняют, а ты сидишь и бесконечно тренируешься за инструментом.

Дэвид: — Ага, и телек не посмотришь. (обращаясь к коллегам) Эй, у кого-то из вас есть ТВ вообще?

Жан-Филипп: —А самое лучшее в профессии музыканта — вот это (показывает на зал, в котором они только что отыграли концерт) и это (показывает на до сих пор остающихся в фойе людей, впечатленных творчеством группы и на журналистов).

Играть на замечательных сценах, видеть потрясающих людей, которым нравится то, что мы делаем. То, что нам дарят розы, да, это тоже здорово! (во время концерта Жан-Филипп получил от зрительницы большую белую розу)

Дэвид: — Недавно в Румынии к нам после концерта подошел, вернее с трудом подковылял, старик и сказал, что пусть ему не так много осталось на этом свете, ему дорог каждый час, но именно этот час, что он провел на нашем концерте, был замечательным. Это так трогательно!

— Насколько простираются ваши творческие амбиции? Чего хотите достигнуть в музыке? Есть ли в планах завоевание мира?

Жан-Филипп: — Надеюсь, что да, так и произойдет. У наших амбиций нет границ.
Источник фото: фото автора

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи