Расскажем о бизнесе разработка
«Свидание с авторской песней». «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок»
Борис Шигин
Борис Шигин

Не раз в своих программах мне приходилось защищать какого-то автора, восстанавливать справедливость, объяснять слушателю, кто настоящий автор песни. Так было, например, с песней Олега Митяева «Соседка», которую поёт Михаил Шуфутинский. Помните, про ножи? Так вот, многие считали, что автор этой песни тот, кто её поёт: Шуфутинский.

Ведь все мы теперь в плену радио и телепередач, видеоклипов. Кто на экране — тот и главный! Кстати, здесь большая вина СМИ и моих коллег. Должна стать непреложным правилом —  указывать в титрах или субтитрах авторов песен: и поэта, и композитора. Но сегодня я хочу рассказать вам другую историю.

Примерно так, но в течение долгих лет, складывалась ситуация и с песней  «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок». Много лет эта превосходная песня ассоциировалась не с именем автора, а с именем её исполнителя — Михаила Ножкина. Никто не спорит — спел он её в культовом уже фильме «Ошибка резидента» замечательно. И на концертах всю жизнь поёт очень хорошо. Но вот беда: не всегда называет автора песни. Своим радиослушателям я даже давал послушать фонограмму, на которой Михаил Ножкин объявляет песню и поёт её, не называя автора. Документ! Понять исполнителя можно — слишком сросся он с этой прекрасной песней, слишком сроднился.

Но автор — это святое. В первую очередь автор песни должен быть вознаграждён за своё творение, а не исполнитель. Хотя тут многие, думаю, со мной захотят поспорить. В другой программе и я бы подискутировал на эту тему, но только не в передаче «Свидание с авторской песней» — ведь она об авторах, а не об исполнителях. Кстати, песню эту, кто только не пел: и Аркадий Северный, и братья Жемчужные, и всё тот же Михаил Шуфутинский (хороший вкус у человека), и Александр Маршал, и Евгений Дятлов. Ещё одна причина «забывчивости» Ножкина, думаю, в том, что в фильме «Ошибка резидента» звучат и его собственные песни «А на кладбище всё спокойненько» и «Образованные просто одолели». И вроде бы, получается так, что все песни из этого кино принадлежат Михаилу Ножкину.

Но вы точно должны знать, что ещё в 50-е годы песню «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок» написал Евгений Агранович. И вовсе не для фильма Вениамина Дормана, который был снят в 1968 году. Просто написал. Это уже потом она понравилась режиссёру и попала в кино. Вот так!

     Аm

Я в весеннем лесу пил берёзовый сок.

                               A7        A                  Dm

С ненаглядной певуньей в стогу ночевал.

                             D#7                             Am

Что имел, не сберёг. Что любил – потерял.

                          Dm                H7            D#7

Был я смел и удачлив, но счастья не знал.

 

И носило меня как осенний листок.

Я менял имена, я менял города.

Надышался я пылью заморских дорог,

Где не пахнут цветы, не светила луна.

 

И окурки я за борт бросал в океан.

Проклинал красоту островов и морей.

И бразильских болот малярийный туман

И вино кабаков, и тоску лагерей.

 

Зачеркнуть бы всю жизнь да с начала начать.

Полететь к ненаглядной певунье своей.

Да вот только узнает ли Родина-мать

Одного из пропащих своих сыновей.

Даже во всезнающем интернете рядом с текстом песни не редко стоит фамилия Михаила Ножкина. Но я, всё-таки, рассказываю вам о её настоящем авторе. Запомните это имя!

Евгений Данилович Агранович родился 14 ноября 1919 года в Орле. Жил в Москве. Песни начал писать ещё до Великой Отечественной войны, в 1938 году, чуть позже Павла Когана и Георгия Лепского — авторов «Бригантины».  Воевал. И во время войны продолжал писать песни, многие из которых стали народными. Работал сотрудником газеты «Бей врага». Победу встретил на Эльбе. Орденоносец. А после войны учился и в 1948 году окончил Литературный институт им. Горького. Стал сценаристом, кинодраматургом, художником, прозаиком. Во всех своих ипостасях он был невероятно талантлив!

Одно только «но»… Про таких как Агранович, говорят «не пробивной». Скромность — чёрт бы её побрал. Писал не много, издавался редко. Поэтому и не знает большинство из нас, что Евгений Агранович — автор популярнейшей песни 50-х годов: «Пыль, пыль, пыль от шагающих сапог, отпуска нет на войне». Я ещё ребёнком слышал её от своей тёти, сестры отца — студентки политехнического института. Студенты пели её всюду, как сказал Михаил Светлов  в «Гренаде» — «держали в зубах»! Правда, с авторством этой  песни не всё так просто. Поэтому и рассказывал я о её появлении слушателям программы «Свидание с авторской песней» с осторожностью. Дело в том, что первые три строфы — это стихи Редьярда Киплинга в переводе Ишкевича-Яцаны, а вот остальные сочинил Евгений  Агранович ещё на фронте, в годы Великой Отечественной войны.

День, ночь, день, ночь,

Мы идём по Африке,

День, ночь, день, ночь,

Всё по той же Африке.

Только пыль, пыль, пыль

От шагающих сапог.

Отпуска нет на войне.

 

Ты, ты, ты, ты -

Пробуй думать о другом.

Чуть сон взял верх -

Задние тебя сомнут.

Пыль, пыль, пыль, пыль

От шагающих сапог.

Отпуска нет на войне.

 

Я шёл сквозь ад

Шесть недель, и я клянусь:

Там нет ни тьмы,

Ни жаровен, ни чертей -

Только пыль, пыль, пыль

От шагающих сапог.

Отпуска нет на войне.

 

Весь май приказ:

Шире шаг и с марша в бой,

Но дразнит нас

Близкий дым передовой.

Пыль, пыль, пыль, пыль

От шагающих сапог.

Отдыха нет на войне.

 

Года пройдут,

Вспомнит тот, кто уцелел,

Не смертный бой,

Не бомбежку, не обстрел,

А пыль, пыль, пыль, пыль

От шагающих сапог,

И отдыха нет на войне.

Он автор и знаменитой, и популярной среди студентов «Туристской»: «отрежь нам хлеба по сто грамм, налей нам ромовой — по триста». Кто её не пел? Но почти никто не знал, что написал её герой моего рассказа.

Евгений Агранович — автор ещё одной замечательной песни. Звучит она в фильме «Офицеры». Догадались? Приятно удивлены? Да, эту всенародно любимую песню написал тоже поэт-фронтовик, орденоносец, но очень скромный человек Евгений Данилович Агранович. Но музыку для песни, которая звучит в фильме, сочинил Михаил Хозак. В кино свои законы. Так, например, было со многими песнями Булата Окуджавы, когда для работы над песней, написанной для кино, подключались профессиональные композиторы Исаак Шварц или Альфред Шнитке. Так было с песнями Юлия Кима, когда музыку автора заменяли музыкой композитора Владимира Дашкевича. Но стихи этой песни написал Евгений Агранович.

       Am                                                         Dm

От героев былых времён не осталось порой имён, -

                                E7                                                 Am

Те, кто приняли смертный бой, стали просто землёй и травой.

                             A7                                              Dm

Только грозная доблесть их поселилась в сердцах живых.

                           F                  G7                  C       F          E7      Am

Этот вечный огонь, нам завещанный одним, мы в груди храним.

 

Посмотри на моих бойцов,

целый свет помнит их в лицо.

Вот застыл батальон в строю,

снова старых друзей узнаю.

 

Хоть им нет двадцати пяти –

трудный путь им пришлось пройти.

Это те, кто в штыки поднимался, как один,

те, кто брал Берлин.

 

Нет в России семьи такой,

где б не памятен был свой герой.

И глаза молодых солдат

с фотографий увядших глядят.

 

Этот взгляд, словно Высший Суд

для ребят, что сейчас растут.

И мальчишкам нельзя ни солгать, ни обмануть,

ни с пути свернуть.

 

Вот и своим радиослушателям я не мог солгать, не мог обмануть, рассказывая об истории той или иной песни. Михаил Ножкин — прекрасный артист и, кстати, хороший автор песен. Но, как говорится: «Платон мне друг, но истина дороже».

А песню «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок» я люблю и пою много-много лет. И горжусь тем, что когда-то для себя и для многих слушателей программы «Свидание с авторской песней» открыл имя настоящего её автора.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи