Коворкинг верх Поддержи проект
«Нет никаких трёх мифических дней ожидания, чтобы начать поиски пропавших» — Илья Самсонов, доброволец «Лиза Алерт»
Мария Сайганова
Мария Сайганова

Из Пензенской области в 2019 году в отряд «Лиза Алерт» поступило 297 заявок на поиск человека.  Из них 83 — несовершеннолетние, среди которых пропавших детей до 11 лет – 22 человека. Добровольческому поисковому объединению «Лиза Алерт» в Пензе в этом году исполнится 8 лет. Срок немалый. О том, сколько людей за это время удалось обнаружить, и от чего зависит успешность поисковой операции, поговорили с добровольцем Ильей Самсоновым.

— Илья, расскажите, с чего началась история возникновения отряда «Лиза Алерт»?  

— В России он появился в 2010 году в связи с пропажей четырёхлетней Лизы Фомкиной в Орехово-Зуево. Девочка ушла вместе с тётей гулять в лес, и они пропали. Долгое время их вообще не искали, так как был день города, и все силы полиции были брошены на охрану правопорядка. Когда самостоятельные поиски родителей не дали результата, они бросили клич в интернете.

На призыв о помощи откликнулось много людей. Лизу Фомкину стали искать, не имея при этом строго выверенной тактики. В итоге девочку нашли погибшей на 10-е сутки. Как показала экспертиза, смерть наступила на 9-й день. Волонтёры чуть-чуть не успели. Тётя девочки тоже погибла. 

После этой трагедии неравнодушные люди поняли, что нужно сплотиться и создать движение, которое будет помогать искать пропавших детей.

— С какими трудностями столкнулись первопроходцы движения «Лиза Алерт»?

— Когда начали работать в этом направлении, поняли, что в России — лесном регионе, нет методик, которые позволяют искать пропавших людей на такой местности. Да, есть диверсионные, партизанские методики, но в лесу — это совсем не то.

Начав изучать этот вопрос, взяли часть методик Северной Америки, североевропейских стран, и стали адаптировать их под наши российские реалии. В итоге эти наработки существенно изменили, и сейчас у нас есть методики, которые позволяют найти человека как в природной среде, так и в  городе.

— Как появился добровольческий отряд в Пензе?

— В 2012-м году в Нижнеломовском районе пропал молодой парень –  Максим Утушкин. Об этом узнала наша землячка Анастасия Волкова, являющаяся добровольцем московского отряда «Лиза Алерт», она создала группу в соцсети. Там она просила людей помочь распечатать и расклеить ориентировки по остановкам, но, несмотря на то, что в группе была пара сотен человек, на её призывы никто не откликался. Я подумал, что это не сложно, и ответил, что могу это сделать. Так я стал добровольцем «Лиза Алерт». После этого мы искали девочку-подростка, потом мальчика в Кузнецком районе, к сожалению, его нашли погибшим. Большинство из тех, кто приехал на эти поиски стали костяком нашего пензенского отряда.

— Сколько сейчас в организации человек?

—  Отряд «Лиза Алерт» — не юридическое лицо, он нигде не зарегистрирован, у нас нет членских или волонтерских книжек – всё на добровольной основе. У нас есть актив порядка 40 человек, которые принимают участие в поисках: кто-то выезжает на место, кто-то работает в Интернете, кто-то собирает информацию, обзванивая близких пропавшего или больницы.

В нашей группе Вконтакте мы публикуем информацию о пропавших, и желающие помочь в поиске могут откликнуться под постами в комментариях. Люди, которые приезжают на поиски впервые, очень удивляются тому, что нас мало, также для них становится открытием, что мы не какие-нибудь бойцы спецназа, а обычные люди. Среди нас есть и учителя, и бухгалтеры, и менеджеры. Люди понимают, что они действительно могут чем-то помочь, некоторые проникаются нашей деятельностью и приезжают на следующие поиски.

— Человек приезжает в первый раз, какой инструктаж вы с ним проводите?

— Есть разные виды поисков, разные методики. Если пропал ребёнок — это одно, если пропал взрослый — это совершенно другая история.  Соответственно, когда человек приезжает в лес,он видит одну ситуацию, в городе — другую.

У нас есть обязательная регистрация участников поиска. Одно из правил отряда, когда человек добирается до дома, он должен отзвониться или отписать, что с ним всё в порядке. Часто это происходит среди ночи, поэтому обратная связь необходима. Безопасность соотрядника — превыше всего.

Человек приехал в первый раз – он видит штаб. Обычно это машина или помещение, если нам кто-то его предоставил. Приехавшего на поиск мы регистрируем.

Уточняем, сколько он имеет свободного времени,смотрим, как он подготовлен. Были случаи, когда девушки приезжали на поиски в мини-юбке и на каблуках в лес. Понятно, что в таком виде в лес их никто не пустит, предлагаем переодеваться, или даем возможность помочь иначе — в штабе, например.

Также есть много полезных задач, которые можно выполнить, не связанных с лесом. Например, оповещать соседние сёла — расклеивать ориентировки. Бывает, что человек пропал, зашёл в лес у одного села, а вышел уже в другом, его там кто-то увидел, и позвонил в отряд.

Еще одно из основных правил — никто никогда по одному не ходит — новичок всегда идёт с кем-то более опытным. Инструктаж проводится старшим поисковой группы перед выходом из штаба.

— Кто является руководителем поисковой операции?

— Это координатор отряда. Он отвечает за конкретный поиск. К нему стекается вся информация, он знает, где искать, как искать. И его должны все беспрекословно слушаться. Для того, чтобы поставить правильно задачу,ему необходимо постоянно анализировать информацию, которая поступает от групп, свидетелей, от людей,которые общаются с родственниками…

— От каких факторов зависит успешное завершение поиска?

— Основной фактор, который влияет на результативность, это время обращения. Мы всегда говорим, что нет никаких мифических трех дней, которые надо ждать, прежде чем писать заявление в полицию. Как только поняли, что человек пропал, сразу обращайтесьв полицию и к нам.Чем раньше человек обратится, тем выше шансы.

— Сколько человек искали за всё время существования «Лиза Алерт» в Пензе? Есть ли статистика за прошлый год?

— Да, статистика ведется. За все время существования отряда было почти 750 заявок на поиск. За 2019 год к нам обратились за помощью 297 раз, из них 83 на поиск несовершеннолетних и 82 на пожилых. Всего за прошлый год 230 человек найдено живыми.

— Какая история со спасением запомнилась вам больше всего?

— На самом деле, каждый поиск чем-то запоминается. Некоторые запоминаются очень активными родственниками, которые из-за всех сил ищут своего близкого человека. Некоторые, наоборот, очень пассивными «мы в полицию заявили — пусть ищут». Какие-то запоминаются очень большим количеством приехавших людей, но таких немного, к сожалению. Но если о спасении, то есть один яркий случай.

В прошлом году на кануне Дня Победы пропал 80-летний мужчина. Его дезориентированного доставили в одну из больниц города. Оттуда он вышел и пропал. Поиски продолжались днём и ночью, и в сам праздник 9 мая. Какая речь может быть о праздновании 9 мая, когда где-то в опасной ситуации находится дедушка, ребёнок войны… Было расклеено много ориентировок, просмотрены камеры, шла работа по оповещению в Интернете, а «зацепок» практически не было.

Вечером 9 мая получаем звонок на «горячую линию». Как оказалось, дедушка практически с утра лежал на каком-то заброшенном участке в поселке Победа. Многие его видели, но принимали за пьяного. На самом деле, он уже был обессилен. Неравнодушные местные жители не прошли мимо, а подошли к лежащему человеку и узнали в нём дедушку с ориентировки, которую они в этот день видели в соцсетях.

Не знаю, пережил бы ещё одну ночь лежащий на земле пожилой человек… Хотелось бы обратиться ко всем читателям «Пенза-Онлайн» — не проходите мимо лежащего человека или одиноко бредущего в ночи пожилого. Подойдите — это не сложно. Напоминаю, что «скорую» можно вызвать с мобильного по номеру 103 или 112.

— Как попасть в ваши ряды?

— Есть несколько способов. Увидев в группе сообщение о том, что пропал человек, и объявлен выезд, нужно просто откликнуться: приехать на поиск или выполнить другую задачу, которая будет требоваться на данном поиске. Есть также телефон горячей линии 8-800-700-54-52, на него можно позвонить и предложить свою помощь либо приехать на место поисков, и уже на месте ориентироваться.

Ещё мы периодически проводим так называемые «новичковые» встречи. На них все желающие, которые хотят вступить в отряд, получают информацию о том, кто мы такие, чем занимаемся, какие у нас есть направления, а их у нас немало. И мы рассказываем людям, чем они могут помочь. Кто-то не готов ездить в лес, а может помогать в поиске информации дистанционно, сидя дома у компьютера и телефона. Это очень важные и нужные люди и их не хватает. После этого мы встречаемся с заинтересованными людьми уже  «в полях», где учим методикам поиска, объясняем, как пользоваться  оборудованием — компасом, навигатором и т.д.

— Какие мероприятия, помимо поисковой работы вы проводите?

— Как я уже сказал, это работа с новичками, есть мероприятия по профилактике. От школ к нам поступает большое количество заявок для занятий с детьми младшего возраста, но, к сожалению, инструкторов у нас не так много, они обычные работающие, как и все, люди. Поэтому иногда желающим приходится подождать.

— На какие средства существует организация?  

— У нас добровольчество в самом чистом виде. Нет никакого финансирования, расчётных счетов, виртуальных кошельков. Если где-то услышите, что кто-то собирает деньги для отряда, будьте уверены, что перед вами мошенник. Когда нам говорят, ребята, мы хотим вам чем-то помочь, то мы озвучиваем небольшой список нужд. В основном, это поисковое оборудование — будь то навигатор, рация или фонарь. Таким подаркам мы всегда рады.

— У вас есть своя база?

— У нас нет собственного помещения, и поэтому оборудование для поиска людей находится дома у некоторых членов нашего отряда — «хранителей», за исправностью которого они должны тщательно следить. Оборудование на поисках выдается «под запись» и сдается после возвращения группы с задачи в штаб.

Оплачивают бензин тоже участники «Лиза Алерт». У нас есть добровольцы, которые могут отвезти на поиск людей и забрать с него. Это тоже большая помощь, потому что пеших волонтеров намного больше, чем людей с машинами. Сейчас, кстати, мы пытаемся договориться с владельцами заправок, чтобы они нам помогали с топливом, но пока всё на стадии переговоров.

Фото из архива поискового объединения

Penza
Поддержите Пенза-Онлайн Журналисты «Пенза-Онлайн» работают для вас, чтобы каждый день на нашем независимом портале появлялись свежие эксклюзивные материалы - никакого копирайта. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите проект! Будем признательны за каждый перечисленный рубль. Поддержите Пенза-Онлайн

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи