image image image image image
Путь Единой Медицинской Информационной Системы, или в поисках панацеи
Журналист
Журналист
Алексей Никулин

В Пензенском регионе вопрос развития автоматизации здравоохранения поднимался не раз, корни предыстории уходят в 2010 год. Немалые средства были выделены регионом, и процесс закрутился, но почему-то — не сложилось. То ли техническое задание было недостаточно проработано заказчиком, то ли исполнитель не проявил достаточного рвения, то ли сотрудники здравоохранения откровенно саботировали новые веяния. К концу 2014 года Единая Медицинская Информационная система (ЕМИС) так и не была внедрена в регионе полностью. Функционал существовал только в актах приемки, сотрудники ЛПУ были обучены, но игнорировали автоматизацию; автоматизированная система не развивалась и морально устаревала без финансирования.

Ноутбук

Панацея — мифологическое универсальное средство от всех болезней. Поиском панацеи занимались алхимики. Название происходит от имени греческой богини Панакеи (всё излечивающей), дочери Асклепия — бога медицины и врачевания в древнегреческой мифологии.
И хотя алхимиков на улицах современной России уже не так много, а богам древности поклоняется еще меньшее количество наших сограждан, тем не менее, поиск универсальных средств по-прежнему остается актуален. Особенно, когда дело касается решения задач государственной важности, исполнитель назначается только один, и он же в конечном итоге оказывается козлом отпущения.

Но давайте по порядку.

Начинается история в 2011 году вместе с программой модернизации здравоохранения 2011-2012 гг. Отдельной статьёй расходов для регионов в данной программе была работа по информатизации здравоохранения. Каждый субъект РФ эту программу формировал самостоятельно, исходя из возможностей финансирования за счет федеральных средств и возможностей дополнительного софинансирования регионом. При этом к моменту старта модернизации только несколько регионов РФ обладали минимальным уровнем автоматизации медицинской сферы, который можно было бы модернизировать. У большинства же он стремился к нулю.

Таким образом, сформировалась типичная ситуация: за короткий промежуток времени необходимо сделать неизвестно толком что, неизвестно толком как. В регионах не было экспертов нужного уровня, не было своего опыта проб и ошибок. Были общие указания, выделенный бюджет и сроки.

И здесь на помощь региональным органам управления здравоохранением пришли «люди в костюмах», представители коммерческих организаций, предлагающих сделать «хорошо и быстро». Отсутствие успешного опыта создания информационных систем для здравоохранения целого региона на тот момент никого не смущало: ни представителей федеральной власти, ни региональной, ни «людей в костюмах».

Всем казалось, что если возможно создать медицинскую информационную систему для одной поликлиники или больницы, то сделать такую же для нескольких — задача несложная (поскольку наработки, вроде как, уже есть). Как говорят молодые управленцы, внедряющие информационные системы, если одна женщина может выносить и родить ребенка за девять месяцев, то девять женщин с этой задачей справятся за один. Тем более, бюджет есть, и сроки прописаны.

Ложь была настолько очевидна, что верить в неё хотелось с радостью.

Но логика дала трещину. Все сложности сквозной автоматизации, которые не видны на уровне одного учреждения, в полном объеме проявились в ходе разработки системы для целого комплекса медицинских учреждений. Упали они на плечи региональных органов управления и подрядчиков.

В итоге, что же мы как граждане имеем на сегодняшний день после потраченных на информатизацию здравоохранения в России миллиардов?

Есть ли у врача поликлиники возможность посмотреть очередь на госпитализацию в целевом стационаре, куда он собирается отправить пациента? Или увидеть результаты консультации, оказанной пациенту во внешнем учреждении в электронном виде? Возможно, вы знаете такие учреждения, где лабораторные исследования в электронном виде попадают из внешней детской поликлиники о взрослую? Может быть, в какой-то больнице реализована возможность по щелчку одной кнопки получить всю сводку об оказанной пациенту в регионе медицинской помощи и отправить ее самому пациенту, чтобы тот увидел все приписки, сделанные ему по диспансеризации?

 Всё это — большая редкость. Именно поэтому, у врачей до сих пор возникает вопрос: зачем вносить что-либо в систему, когда «проще написать на бумажке?». Врач не видит смысла в автоматизации своей работы, не понимает, как система облегчает жизнь, и что она, в принципе, на это способна.

Но представители коммерческих фирм не оставляют надежды нажиться и пользуются для этого слабой просвещенностью в информационных технологиях руководителей медицинских учреждений. В ход даже идут рассказы про «плохих парней», с которыми ничего не вышло, но обязательно получится с ними. Предлагается очередная «революция» за бюджетные средства: «плохое» сносим, ставим «хорошее новое».

Может быть, наконец, пришло то время, когда органам управления здравоохранением необходимо брать ответственность на себя? Повышать собственную компетентность и, используя накопленный опыт, двигаться дальше? Хватит мини-революций за средства налогоплательщиков! Может пора искать эволюционные способы развития?

В качестве сухой статистики можно привести примеры «революционного» подхода к внедрению масштабных, технологически сложных проектов по автоматизации медицины в других регионах России:

• Нижегородская область — потрачено порядка 600 млн. на внедрение ЕМИС с сетями, компьютерами и медицинской системой «Корпоративные информационные рутины» (КИР, нынче переданные «на сопровождение» в новое юридическое лицо «Ай-Новус»). Компьютеры стоят в учреждениях, сети теперь принадлежат Ростелекому, а по медицинской системе 2,5 года заказчик судится с Ростелекомом  о результатах внедрения.

• Новосибирская область — потрачено порядка 300 млн. на внедрение ЕМИС «Барс». Результат — предложение купить еще «расширенный пакет по методологическому сопровождению программного комплекса», при этом куча негативных отзывов по работе системы, а работать многим ЛПУ приходится в двух системах параллельно.

• Псковская область — до сих пор не получили функциональность на которую потратили порядка 150 млн. р. Внедрялся продукт «Промед» компании «Сван». 

• В ХМАО — тоже МИАЦ пытался за деньги поликлиник и больниц заместить годами разрабатываемые и внедряемы решения, в том числе, и местных разработчиков, на МИС Югра. Потратив миллионы, смогли заменить на 15%, а после волны негодования, директор МИАЦ просто ушел «по собственному желанию».

P.S. Что наш регион имеет в 2016 году? Путь революции или эволюции выбрали чиновники? Есть ли стратегия развития ЕМИС? Ответ лаконичен: старательно пытаемся наступить на те же грабли. Складывается впечатление, что политика Министерство здравоохранения Пензенской области заключается в том, чтобы забыть об уже вложенных деньгах и построенном функционале, сравнять все с землей и вложить еще пару сотен миллионов в новую ЕМИС.

Источник фото: nerohelp.info


Похожие статьи