Расскажем о бизнесе разработка
Бюджетники срывают референдум по пенсионной реформе? Трэш по-пензенски
Михаил Чернецов
Михаил Чернецов
В Пензенском избиркоме зарегистрировали инициативную группу, которая должна собирать подписи за референдум, но, похоже, собирать их совсем не собирается.

2222.png

20 августа пензенский избирком принял решение о регистрации региональной подгруппы, которая должна собирать подписи за референдум. Казалось бы, хорошая новость для тех, кто хочет высказать правительству своё мнение. Только складывается впечатление, что главная задача этой подгруппы ― чтобы голоса собраны не были.


Техника саботажа


На федеральном уровне Центризбиркомом в течение трех суток (8-10) августа, было зарегистрировано сразу пять (!) инициативных групп. И если две из них связаны с парламентскими партиями (КПРФ и СР), то инициаторами еще трех были никому неизвестные лица.

Для назначения референдума необходимо собрать 2 миллиона подписей не менее, чем в половине субъектов Федерации (43 и более). Но по схожим вопросам в одном регионе может действовать только одна инициативная группа.

Задумка провокаторов очевидна: подставные инициативные группы могут «забить» несколько субъектов, в итоге ни одна из групп не сможет собрать заветные 43 региона.

А что у нас?


На прошлой неделе мы несколько раз звонили в избирком, где нам сообщили, что в Пензе две из пяти инициативных групп подали заявление на создание региональной подгруппы. Первые, судя по всему, подставные, собрались 15 августа, вторые ― сторонники КПРФ, 18 августа. Зарегистрировали первых. Коммунистам в регистрации отказали, ибо кто первый встал, того и тапки.

Но кто же перешел им дорожку?

Действуем инкогнито



Лично у нас в том, что цель первой зарегистрированной группы ― сорвать референдума, нет особого сомнения. Все, что делают ее участники ― пытаются скрыть от общества всеми силами.

Инициаторами на федеральном уровне выступили граждане из Подмосковья во главе с Президентом Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями Мариной Семёновой.

Кто это такие ― неизвестно. Сайта означенного союза Интернет-поисковики не находят. Единственный след ― совершенно пустая группа на Facebook.com. Там же мы нашли страницу самой загадочной Марины Семёновой, но на наши попытки пообщаться она не отвечает.

Именно ее сторонники и сколотили в Пензе свою региональную подгруппу. В течение прошлой недели мы несколько раз пытались узнать их контактные данные в пензенском избиркоме, но нам отказывали, ссылаясь на закон о персональных данных.

В итоге, собрание провели в обстановке строжайшей секретности, и только когда группа «застолбила» за собой Пензенскую область, появился список ее участников. Мы попытались связаться с некоторыми из них. Извините, но это был просто цирк с конями.

Пензенские подрывники


Итак, уполномоченный представитель подгруппы директор библиотеки им. Салтыкова-Щедрина. Сильнова Крестина Александровна.

В первый телефонный звонок представитель заявила нам, что у нее обед. После обеда же состоялся примечательнейший разговор. Мы поинтересовались, почему никакой информации о работе подгруппы нет в СМИ.

1.jpg

Руководитель библиотеки пять минут рассказывала нам про то, что у нее есть гражданская позиция, про то, как активно библиотека участвует в городских мероприятиях ― обо всем, кроме того, о чем мы спрашивали. Когда мы пытались повторить вопрос, Крестина Сильнова перебивала нас, говорила, что у нее нет времени. Далее идет расшифровка беседы.

[гудки]

― Библиотека!

― Мне Крестину Александровну, пожалуйста.

― Да, я слушаю вас.

― Крестина Александровна, Михаил, «Пенза-онлайн». Вы свободны, чтобы поговорить?

― Да.

― Крестина Александровна, расскажите, пожалуйста, Вы были одним из организаторов собрания региональной подгруппы инициативной группы по проведению референдума, правильно?

― Да, а что, вы хотели по этому вопросу поговорить?

― Да, достаточно загадочное у Вас мероприятие получилось. Во-первых, никакой информации о нем нигде не было. Даже те, кто хотел в нем поучаствовать, проявить активность, не могли никак с Вами связаться. Я пытался много раз в избирательной комиссии получить контакты, в Интернете. Объясните, пожалуйста, почему так получилось?

― Ну, во-первых, мне очень приятно с вами познакомиться. Во-вторых, вы… давайте определим тон нашего разговора. Я как бы нормальный адекватный человек, и сейчас я занимаюсь своей работой основной. Все остальное, моя активная гражданская позиция ― она имеет место быть, соответственно, но не в рабочее время. Я, конечно, отвечу на ваш выпад, наверное, может быть я вас неправильно поняла, кому я что… вы меня в чём-то обвиняете? Я не понимаю, какие закрытые мероприятия, кто со мной пытался связаться. Я всегда отвечаю на телефон, на рабочий, на сотовый. И какие основания есть предполагать что я не выхожу ни с кем на связь? Вопрос в том, что если вы хотите получить какую-то информацию, то единственная информация, которую меня наша группа, которая приняла решение, чтобы я была их представителем, эта информация известна. Прошла регистрация пензенской областной региональной подгруппы инициативной группы по проведению референдума Российской Федерации. Группа зарегистрирована, правильно? Поэтому все остальное, вы извините, пожалуйста ― я, как бы, не понимаю, что вы хотите. Если вы хотите в чем-то меня обвинить… просто тон разговора был задан такой. Вы извините, я нахожусь на рабочем месте, и здесь я руковожу коллективом замечательной библиотеки Салтыкова-Щедрина, и поэтому мы здесь работаем, у нас много работы, мы готовимся активно к 1 сентября и к другим мероприятиям. Мы участвуем в городских мероприятиях. Ну и, соответственно, самая основная наша деятельность. Мы выдаем читателям книги. И на данный момент у нас стоят читатели. Которых я должна обслужить, потому что я нахожусь сейчас на выдаче. Поэтому вот извините пожалуйста [смех].

― Когда у Вас может быть свободное время, чтобы поговорить по поводу региональной подгруппы инициативной группы по проведению референдума?

― Не могу вам сейчас сказать, и какие-то комментарии… группа меня не уполномочила давать какие-то комментарии по этому вопросу. Группа зарегистрирована, это является фактом. Избирком подписал все, проверил и так далее.

― У меня ещё один вопрос…

― Извините пожалуйста…

― От кого Вы получили предложение возглавить эту группу?

― Извините пожалуйста, у меня стоят читатели, я нахожусь на обслуживании абонемента детского отделения.

― Хорошо, я могу с Вами после рабочего дня переговорить?

― А после рабочего дня сегодня [пауза] на данный момент я отправляюсь к своему ребенку и к своей семье. Правильно? Если в хотите о чем-то поговорить, оставьте какие-то контакты свои и так далее.

― Скажите, пожалуйста, тогда, кто вообще мне может дать комментарии…

― Контакты пожалуйста!!! Контакты мне свои скажите тогда, если вы хотите поговорить, я не знаю.

― Запишите, пожалуйста мой телефон.

― Вот, я не могу вам ничего сказать. У меня занятый график, определенные обязательства есть. Вот. Перед коллективом.

― Запишите, пожалуйста мой телефон тогда.

― Ну, хорошо, я запишу.

― 23-10-34.

― 23-10-34, очень приятно было с вами познакомиться, спасибо.

― Скажите, пожалуйста, ориентировочно в течение какого времени Вы перезвоните?

― Я не могу вам сейчас сказать, меня ждут читатели мои. На данный момент я не могу с вами больше разговаривать. Я нахожусь на работе. У меня есть ответственность, читатель пришел, он не должен ждать, я должна принять у него книгу, ну и, конечно, его обслужить, дать новую книгу.

― Спасибо большое за информацию.

― И вам спасибо большое, до свиданья.

(запись разговора имеется в редакции «Пенза-Онлайн»)

Со вторым уполномоченным представителем Алексеем Ватолиным нам поговорить вообще не удалось. Алексей Ватолин ― член пензенского регионального отделения организации «Боевое братство». На сайте этой организации в контактах указаны два мобильных телефона, что само по себе примечательно. Но там нам сказали, что Алексей в отпуске и пообщаться с ним можно будет только, когда он вернется.

Мы попробовали связаться также с другими членами региональной подгруппы. Директор пензенской школы № 18 г. Пензы Алексей Кирсанов отказался разговаривать, сказав, что ему некогда, потому что у него люди. Когда будет свободен, он также не знает, поскольку начались августовские совещания педсоветов. С директором школы № 36 Еленой Сафроновой связаться вообще не удалось.

Не знает, когда будет свободен для беседы, и депутат молодёжного парламента Артём Батяев. Любопытно, что в молодежный парламент его делегировал депутат-единорос Владимир Полукаров. «Единая Россия» поддерживает повышение пенсионного возраста. Но как относится депутат к тому, что его протеже стал членом инициативной группы по сбору подписей за референдум, мы не знаем ― Владимир Васильевич в данный момент находится в отпуске.

Иди туда, не знаю куда


Некоторое время спустя, мы снова попытались узнать у уполномоченного представителя подгруппы Крестины Сильновой, где можно оставить подпись за проведение референдума, но итог был ожидаемый.

― Здравствуйте, я звонила по поводу пенсионной реформы. Где можно поставить подпись?

― По поводу какой пенсионной реформы, простите?

― По поводу проведения референдума.

― Так, вот… Это немножко разные вещи, да, правильно?

― Какая разница?

― Что вы хотели конкретно?

― Я хотела поставить свою подпись за проведение референдума.

― Итак, вы знаете вопрос референдума?

― Я все знаю, где я могу поставить подпись? Скажите, пожалуйста, где я могу подпись поставить? Мне некогда, я вам уже третий раз звоню.

― Я очень рада, во-первых, давайте я представлюсь. Давайте мы с вами познакомимся…

― Девушка, Вы мне скажите, пожалуйста, адрес, мне не важно, как Вас зовут. Где я могу поставить подпись?

― Ну, я представилась. Итак, я являюсь по этому вопросу вот, который вы задали, являюсь представителем инициативной группы. Вопрос референдума звучит так: «Поддерживаете ли Вы то, что установленный законодательством РФ о пенсионном обеспечении по состоянию на 1 июля 2018 года возраст, по достижении которого возникает право на пенсию по старости, не может…

― Вы знаете, Вы сейчас тратите мое время. Вы мне ответьте, пожалуйста, на вопрос.

― …не может быть увеличен?» Это я уточнила. А о том, как бы [пауза]… сборе подписей будет сообщено дополнительно.

― То есть когда?

― Когда примут соответствующее решение. А на данный момент я нахожусь на рабочем месте.

― Да меня не волнует вообще так-то.

― Я ответила на ваш вопрос?

― Нет. То есть ― когда? Когда?

― Об этом будет сообщено.

― Сообщено когда? В какие сроки?

― Спасибо огромное.

― Нет, вы мне не ответили на вопрос. Через неделю, через две, через три?

― Я [с нажимом] ответила на ваш вопрос. Будет сообщено гражданам…

― Ну хорошо, а где информацию искать?

― … по вопросам конкретно референдума. А не по вопросу… тот, который вы поставили.

― Где искать эту информацию?

― Я на рабочем месте нахожусь, извините, пожалуйста.

На наш взгляд, попытка срыва всероссийского референдума весьма очевидна. Нам печально констатировать, что участие в этом принимают те, кто первыми пострадают от пенсионной реформы. Мы прекрасно понимаем, что, скорее всего, это не их личная инициатива, что их вынудили участвовать в этой акции. Увы, это как раз и есть то самое пресловутое «молчаливое согласие равнодушных» при поддержке которого и творится все плохое в нашем мире.

Мы призываем наших коллег из других изданий обратить внимание на эту проблему и выяснить, кто является реальным инициатором этого мероприятия в нашей области. Страна должна знать своих героев.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи