3° ... -1°, ветер 5 м/с
63.72
70.76
Пензенский ботанический сад: непростое столетие. Разговор с директором
Татьяна Мажарова
Татьяна Мажарова
В этом году, в начале лета Пензенский ботанический сад имени И.И. Спрыгина отметил свой 100-летний юбилей. В рамках празднования векового юбилея сада в Пензу приезжало немало гостей, работающих в данной сфере, сотрудниками была подготовлена историческая экспозиция с фотографиями и документами, дающими представление об облике этого уникального городского объекта в разные исторические периоды. Кроме того, на стенах административного здания появились мемориальные доски, посвящённые двум заметным учёным, работавшим на базе Пензенского ботанического сада.



Однако нельзя сказать, что жизнь в саду закипела исключительно в рамках праздничных мероприятий, скорее их концентрация потребовала немало дополнительных душевных и физических сил достаточно небольшого коллектива (в сезон это 15 человек). Не спеша прогуливаясь по дорожкам этой зеленой территории спонтанного познания, где-то фоном всегда можно заметить людей, которые трудятся ради того, чтобы каждый пришедший сюда смог почувствовать многообразие природы, ее гармонию и гибкость.

Предоставляя нам возможность, не напрягаясь пообщаться с растениями визуально, дать простор своим размышлениям и осознанно либо нечаянно получить эстетические радости, сотрудники сада отдают зелёным питомцам здоровье и силы физические.

По словам директора Пензенского ботанического сада Марины Ростовцевой, практически все сотрудники подобных садов в России — люди, привычные к тому, что постоянно нужно нести, перевозить, доставлять, коллекционные саженцы в ящиках, емкостях, горшках, а затем высаживать и растить их, и совершенно понятно, что по идее всем им нужно регулярно бывать у ортопедов и неврологов, однако дел всегда столько, что на проблемы со спиной уже не обращают внимания. Важно, чтобы место, где ты работаешь, было осмысленным и ухоженным, а процесс достижения поставленных целей — результативным.

Немного об истории Ботанического сада ПГУ о целях, для которых он создавался, об интеграции в городскую среду и планах на будущее Марина Владимировна рассказывает читателям «Пенза-онлайн».



— Наш Ботанический сад создавался как общественный сад для помощи школам города в изучении естественных наук и просвещения населения. Это произошло по инициативе Пензенского общества любителей естествознания (ПОЛЕ), которое с 1911 года возглавлял И. И. Спрыгин, чье имя сейчас и носит сад. В 1915 году участникам этого общества пришла идея создания сада, ибо в 1911 году при ПОЛЕ был создан естественно-исторический музей, а для него было нужно подходящее помещение. Большинство предоставляемых помещений не подходило для нужд ученых, и они мечтали об устройстве зоолого-ботанического сада и своего музея на его территории.

Два года шла волокита с документами, и уже после Февральской революции подписано было постановление о выделении земли. Эта территория принадлежала Летнему клубу Соединенного собрания и находилась на тот момент в запущенном состоянии. Первые энтузиасты из числа горожан и членов ПОЛЕ навели порядок своими силами, создали первые коллекции растений и вольеры для животных.

Вход в сад был платный, и деньги шли на его развитие. В относительно благополучном состоянии, с планами и надеждами сад просуществовал ровно год, но в 1918 году стало нечем кормить животных, к 1919 году с ними пришлось распрощаться, а дальше и ботаническая коллекция сильно пострадала — сказывались голод и разруха военного времени. Заборы все пошли на дрова, а, как только сад лишился забора, на его территорию стал забредать скот из частного сектора ул. Поповки.

К 1920 году создателям пришлось сосредоточиться на небольшом участке фасадной части сада, имеющей ограждение, и еще по договоренности удалось разместить часть растений на земле, соседствующей с садом, — территории ремесленной школы Швецова (сейчас — территория юридического колледжа ПГУ).

Кстати, многие до сих пор удивляются, откуда у здания колледжа старая шелковица, а там до 1970 года была наша территория и питомники.

— То есть столетие сада — это трудная история. Сколько раз было такое, что он мог прекратить свое существование и были опасения за его судьбу?

— Я бы сказала, что сад всегда существовал вопреки обстоятельствам. Первые тридцать лет — вообще под постоянной угрозой уничтожения. Как он выжил— непонятно.
В 20-е годы после гражданской войны его стали возрождать, привели в надлежащий вид, наладили образовательную и научную работу, и тут вдруг — гонения на интеллигенцию. Краеведческий музей разгоняют, а Ботанический сад был его филиалом, всех поувольняли, Спрыгин ушел из сада, и началась тяжелая эра.

По два раза в год сад передавали из одной подчиненности в другую. Тогдашний директор Кузнецов А .В. проявлял чудеса предприимчивости, чтобы держать сад на плаву, ибо финансирования не было вообще: рассаду выращивали, мероприятия проводили, чтобы хоть какие-то деньги заработать на содержание сторожа и пары рабочих.

На память об этом времени осталось деревянное здание на входе в сад, достроенное при подчинении сада лесопарковому хозяйству в 1936 году — теперь это административный домик сада. Правда, с коллекциями руководство хозяйства обходилось не лучшим образом, освобождая территорию исключительно под рассаду. Кузнецов стал бить тревогу, и сад отдали обратно ОблОНО.



В 1939 году в сад пришли работать серьезные ученые: А. А. Ончукова-Булавкина, Б. П. Сацердотов. Мемориальные доски в память об этих людях появились в саду как раз в этом году. Они поднимали сад из полной разрухи и всю войну как-то поддерживали его, хотя было очень трудно. Война — это вновь сожженные заборы, изрытая блиндажами и окопами территория, т.к. в саду стояли зенитные части, организация щелей для укрытия учащихся и сотрудников фармшколы, обсерватории и самого сада. Все ждали налетов, никто в начале войны не знал, минует Пензу эта участь или нет.

В 1939 году образовался Пединститут, а в 1948 — была открыта кафедра ботаники, и сад передали образовательному учреждению. Появились рабочие руки — студенты, специалисты, но легко все равно не было. Правда, на территорию сада так агрессивно уже не покушались, хотя уже в этот период сад все-таки потерял почти половину своей территории — ее передали парку для строительства тропы здоровья.

Было немало и других нехороших происшествий: в 1966 году сгорела оранжерея, а еще через 20 лет, в 1987 году, она повторно была утрачена, теперь уже от ветхости. Растения тогда пришлось разносить и на кафедру и по домам. Думали, что быстро восстановят, но на пороге были уже 90-е годы, денег на строительство не нашлось, и коллекция была потеряна.

Следующие 15 лет небольшой коллектив из пяти человек, преимущественно пенсионеров, по мере своих возможностей обрабатывали основные территории под коллекциями, все остальное снова было в запущенном состоянии. Только с 2007 года мы стали все постепенно восстанавливать, и сейчас можно видеть результаты нашего десятилетнего труда.

Продолжение следует…
Источник фото: фото автора

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи