-7° ... -11°, ветер 3 м/с
63.77
70.63
Ко дню снайпера. «Вызвали БТР — подорвался на мине. Вызвали танк, чтоб БТР вытащить — его из гранатомёта подбили»
Пенза Онлайн
Пенза Онлайн

Георгий Поздняков

Сегодня 26 апреля — день снайпера. И хотя его не отмечают так официально, как, например, день чекиста или день программиста, есть в Пензе люди, которых эта дата касается напрямую. Вячеслав Петрович Аксёнов как раз из таких. Он воевал в Афганистане с СВД в руках. Здесь приводится небольшая часть из его воспоминаний о тех боевых буднях, а также краткий его рассказ о современном житье-бытье.

Вячеслав Петрович Аксёнов (на общем фото третий слева, верхний ряд):

В Афганистан я попал в 1988-м году,  после учебки в Фергане. Распределили в роту снайперов, единственная на тот момент была в десантных войсках. Я с детства занимался, меня отец рано начал в тир водить. В школе в разных спортивных конкурсах участвовал. Потом, после школы, в ПТУ № 8 взяли в секцию стрельбы. И у меня уже с 16-ти лет на приписном было определено — десантные войска.  В армии был выбор, пойти в разведроту или в снайперы. Сам я хотел в разведку, но все пензяки, кто призывался со мной, выбрали второй вариант, и я предпочёл быть с ними.

Учебку проходили в горном учебном центре на границе Киргизии с Узбекистаном — там местность похожая. Учились делать засады, ходить в дозоре. Через 6 месяцев попали в Кабул. 2 недели — адаптация, карантин. Там нас учили бегать по горкам, по сопкам, ходить след в след, чтобы на мины не нарваться.

Боевой выход случился практически сразу

В районе долин Чарикар и Дисхабс надо было блокировать одно место, где постоянно происходили нападения на наши колонны. Встали, расположились. У хадовцев и царандоевцев (примечание: ХАД и царандой — государственные структуры в ДРА, аналогичные советским КГБ и милиции) на тот момент была задача ликвидировать бандформирования мятежников в определённом районе.

Мы должны были просто их прикрывать. Они пошли кучей в сторону расположения — по ним начал стрелять пулемёт. Половина легла, половина разбежалась. Вызвали БТР — подорвался на мине. Вызвали танк, чтоб БТР вытащить — его из гранатомёта подбили. И тогда уже нам дали команду на уничтожение живой силы противника. Это был мой первый момент, когда мы стреляли.

Потом ещё один случай был. Есть определённое время суток, когда ты в горной местности меньше всего заметен — естественная маскировка, называется. Так вот, однажды приехала разведрота — надо было  заграждение сделать. Мы ждали вечера, когда солнце сядет. Дождались, попрыгали, чтобы ничего не гремело. Уже выдвигаться – а проверили рацию, она не работает.  Послали связиста за новой. Ротный говорит: «Ну, обосрались перед какой-то разведкой».

Пока связист бегал, мы чай попили. Всё, солнце село. Мы зашли туда, вниз, стали растяжки снимать. Сняли, пропустили разведроту, человек 50. Минут 10-15 проходит — там начался бой, отсюда человек 50-60 стреляет и оттуда так же. Нам бы поддержать своих, но ночью их можешь задеть. Сидели, ждали. Наконец-то ребята прибежали.

А огонь всё идёт. Мы снова растяжки поставили, ушли наверх. Доложили командиру роты, что там огонь со страшной силой. Нам приказали поддать в том направлении со всех видов оружия. Утром выяснилось, что духи захотели сделать нам засаду. Но т. к. мы опоздали на час из-за связиста, в том месте вторая банда пошла, и духи их закрыли, начали уничтожать, думая, что это наша разведрота зашла.

Потом разведчики говорили: «Давайте мы вашего связиста к Герою представим». А мы в ответ: «Какой Герой Советского Союза, он залётчик!» Ну, в итоге благодарственное письмо ему командир роты выписал.

Мерам безопасности сама жизнь учила

У меня на позиции стоял пулёмет «Утёс». Как-то раз в сторону аэродрома Кабула пошли пуски эрэсов, реактивных снарядов. Я зарядил пулемёт. А навык слабый был в этом деле. Ночью-то надо стрелять короткими очередями, чтобы вражескому снайперу тяжело было прицелиться. А я стал длинными поливать это место, откуда ракеты вылетали. И по мне был произведён выстрел. Пуля попала в камень возле головы. Гранитные крошки в глазах — я, конечно, перестал стрелять. Для того снайпера, наверно, это был показатель, что он или уничтожил меня, или поразил.  Мы потом с ним ещё 2 раза перехлёстывались. Наблюдали друг за другом. Но не могли друг друга достать. И где-то через 1,5 месяца мы его накрыли.

Со мной в паре работал миномётчик, Коля Сенкевич. Как-то смотрим, он, снайпер, наблюдает из-за угла. У них там какая-то междоусобица была, он замешкался. И мы две мины отправили — 1-я упала метрах в 150-ти от него. Он не понял, что это мы по нему пристреливаемся. 2-й миной мы ему прямо под ноги попали.

На войне о гражданке старались не думать

Никто и не представить не мог, что мало погодя страна развалится и каждому придётся как-то приспосабливаться. Все по-разному устраивали свою жизнь: кто-то продолжил службу, сейчас уже некоторые до полковников дослужились, кто-то в горячие точки стал ездить, кто-то на рынок пошёл торговать, кто-то запил. Я вернулся в Пензу – на завод Химмаш устроился, газоэлектросварщиком. Потом на базу грузчиком, потом на ТЭЦ-1 такелажником.

И машины в своё время перегоняли — чем только не занимались. В итоге, уже в конце 90-х, пришла мысль заняться своим делом. Мы с ребятами оформили общественную организацию, взяли в долгосрочную аренду землю под центр реабилитации. В 2000-х стали строить стрелковый комплекс — там до этого голое поле было. Открыли свою школу по стендовой стрельбе, стали развивать это направление. Сейчас у нас уже 3 федерации: пулевой и стендовой стрельбы, практической стрельбы, высокоточной стрельбы. У каждой — своя специфика деятельности.

Соревнований различных проводим множество. А этой осенью, с 18-го по 20-е октября, проведём на своей базе 9-й Этап Кубка России по стендовой стрельбе – это уже федеральный уровень, это уже для области престиж, может быть, даже губернатор заметит.

Планов много

Наша цель сейчас открыть в регионе сеть секций по стрельбе, чтобы молодёжь занималась. В Пензе хотим с мэрией договориться и сотрудничать: с нас строительство новых и ремонт старых тиров, с них тренерские ставки и оплата расходного материала, тех же пуль, например. Пакет необходимых документов уже есть – ждём решения Городской Думы. В идеале надо сделать точки в Арбекове, на Окружной и на ГПЗ. Ещё на подходе открытие секций в Кузнецке и в Бессоновке.

Мы понимаем, что такое сегодня работа чиновника, но к подобным барьерам уже привыкли. К примеру, чтобы с 1-го сентября дело пошло, нам надо было уже в прошлом году хорошо поработать. Это выстрел в будущее называется.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи