3° ... 3°, ветер 1 м/с
63.75
70.53
Я – ровесник Победы. Последнее интервью В.П. Сазонова
Журналист
Журналист
Борис Шигин

В первый день весны в 1945 году родился член Союза художников РСФСР, бессменно долгие годы возглавлявший картинную галерею им. К.А. Савицкого Валерий Петрович Сазонов.

Валерий Петрович СазоновЯ всегда восхищался этим человеком. И не только потому, что он был Заслуженным деятелем искусств РФ, членом Союза художников России, профессором … Валерий Сазонов обладал талантом жить красиво и легко! Но последняя встреча во время борьбы со страшной болезнью убедила меня и в другом: Валерий Сазонов был настоящим борцом. Недаром же он – ровесник Победы!

— Какими были послевоенные годы?

— Обычно про послевоенные годы говорят так: «Босоногое детство». Что ж отчасти так и было, летом конечно. Дрались, мирились, бегали купаться на Суру к Шуистскому мосту. Не к нынешнему железобетонному, а к старому деревянному, который после войны строили пленные немцы. Да и Сура была другой – чистой, судоходной, плоты по ней из Ахун сплавляли. Рыба водилась, даже стерлядь. Мы с отцом по зорьке ходили пескарей ловить, плотвичку. Матушка сразу пескарей на сковородку, зальет яйцами – вот и завтрак…

— Поэта, писателя во многом формируют детские годы. А искусствоведа?

— Слова «искусствовед» я тогда вообще не знал. Хотя у меня, как я сейчас понимаю, натура была исключительно артистическая. Любил выступать на публике со стихами и делал это весьма охотно. Родители меня в этом поддерживали и очень гордились, когда кто-то из толпы говорил: «Вон какой-то карлик выступает». Отец с детства приохотил меня к театру и не к кукольному, а драматическому, с тех пор это моя любовь…

—Теперь я понимаю, откуда этот интерес к искусству.

— А ещё у нас в семье был культ книги. Зимой мы частенько всей семьей собирались на кухне возле русской печки, и кто-то из взрослых читал вслух книгу. И когда нас укладывали спать, отец обязательно что-то читал: чаще стихи Пушкина или Лермонтова. Однажды он прочел мне стихи про войну. Они мне так понравились, что я попросил отца повторить их еще и еще раз. Так в шесть лет я уже наизусть знал «Бородино».

— Как случилось так, что директором Пензенской картинной галереи вы были назначены в 27 лет?

— Стать директором картинной галереи? У меня и в мыслях такого никогда не было. В 18 лет, окончив училище, я стал работать учителем рисования и черчения в школе № 47. Там меня сделали классным руководителем восьмого класса, хоть я был, пожалуй, моложе любого своего ученика. Кликуха у меня в школе была достойная – «Петрович». Значит, уважали! Отработав год, я решил поехать в свой любимый Ленинград, поступать на искусствоведческий факультет Академии художеств, в институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина. Экзамены сдал почти все на отлично. Предлагали перевестись на очное отделение, но кто кормить-то меня станет? Вернулся в Пензу и осенью того же года загремел в армию. В декабре 1967 года меня демобилизовали. В школах все места были заняты, но меня пригласили на работу в Железнодорожный райком комсомола, зав. отделом школ и Вузов. На следующий год восстановился в Академии, а еще через год ушел на один из крупнейших заводов Пензы – «ВЭМ», начальником бюро эстетики. Работа по профилю, творческая. Оформляли цеха и отделы, детсады и пионерский лагерь, занимался наглядной агитацией. Не забывал и увлечение театром: руководил заводской агитбригадой «Бригантина».

— Имя Валерий Сазонов я впервые услышал именно в те годы от своей мамы, которая работала на «ВЭМе» начальником бюро технической информации. Она всегда называла вас «талантливым и шустрым»…

— Так вот, в декабре 1971 года мне позвонил зам. начальника Пензенского областного Управления культуры Молчанов, бывший до того директором картинной галереи, и предложил мне занять это место. Борис Николаевич долго объяснял целесообразность такого шага, но я попросил дать мне подумать. На заводе я был на хорошем счету, зарплата моя вместе с премией составляла 240 рублей. А в галерее – 120, и все! Мы с женой тогда ждали ребенка. Но спасибо мудрым людям. Два месяца спустя, 23 февраля 1972 года был подписан приказ о моем назначении на должность директора Пензенской картинной галереи, а 1 марта, мне как раз исполнилось 27 лет, меня привели знакомиться с коллективом. На тот период я был самым молодым из директоров художественных музеев СССР.

— Какие годы работы в ПКГ были самыми интересными, что удалось сделать за годы директорства?

— В начале был азарт собирателя. Хотелось привезти в галерею как можно больше хороших работ, в первую голову художников 1920-30-х годов, потому что у нас их почти не было. Из Москвы почти не вылезал. Привезешь новые работы и первым делом звонишь Г.В. Мясникову, второму секретарю обкома КПСС, который нас курировал, и председателю горисполкома А.Е. Щербакову. Как бы заняты они не были, обязательно приходили посмотреть «обновки». Правда, Георг Васильевич постоянно повторял: «Все это хорошо и правильно, но Третьяковку ты не соберешь, Эрмитаж тоже. Собирай работы пензенских художников, в этом и будет своеобразие нашей галереи». Спасибо ему за этот совет…

— Я ждал, когда возникнет имя Мясникова. С именем Георга Васильевича связано многое в Вашей жизни. И появление в Пензе ещё одного Музея!

— Да, Музей одной картины - это не просто эпизод в моей биографии, это жизнь, творчество, радость обретения. Сама идея принадлежала Г.В. Мясникову. Может быть, в какой-то степени, она была навеяна романом Гранина «Картина», возможны другие варианты, главное, что он мне идею озвучил и благословил сначала на поиски помещения, а потом и на реализацию проекта. Скажу больше, без Мясникова музея вообще бы не было. Своим авторитетом он убедил директора Русского музея дать для Пензы картину В.И. Сурикова «Взятие снежного городка», которая до этого никогда не покидала экспозицию. И не случайно, и по справедливости Музей одной картины носит сегодня его имя.

— Но не оставалась без внимания и Картинная галерея?

— Да, следующий большой этап - это расцвет картинной галереи. В феврале 1984 года (этот месяц для нас просто знаменательный, ведь именно в феврале 1898 года картинная галерея открылась в здании художественного училища), нам было передано здание, где размещались Горком КПСС и горисполком, – бывший поземельный банк. Началась морока с ремонтом, реконструкцией, реставрацией здания. Убрали все временные перегородки, возведенные для нужд администрации. По сохранившимся фрагментам восстановили всю лепнину в залах, созданную еще скульптором фон Клодтом. Сделали все, что могли. Общая площадь составляла более 2 тысяч кв. метров. Да и количество произведений перевалило за 8 тысяч…

— Что принёс новый век?

— В начале 2000-х годов картинной галерее было передано еще одно здание, построенное в стиле классицизма в 1780-х годах – памятник архитектуры федерального значения – Губернаторский дом. Передали его нам в совершенно разрушенном состоянии. Но благодаря В.К. Бочкареву, в нем был проведен ремонт, реконструкция, и уже в феврале 2012 года мы приступили к составлению экспозиций. Ныне это отдел истории и современного искусства Пензенской картинной галереи.

Таким образом, за 43 года небольшая картинная галерея превратилась в весьма солидный музейный комплекс, да ещё и с музеем скульптуры под открытым небом. Только в самой галерее насчитывается 13,5 тысяч экспонатов. Про обилие мероприятий и выставок, проводимых в ней, читатель неплохо осведомлен благодаря СМИ: концерты классической музыки, тематические вечера, детские праздники, занятия для детей и родителей – «Школа радости», всего не перечислишь. Да ты и сам у нас не раз пел свои песни. Сотрудники в галерее, а их почти сто человек, замечательные люди, мастера своего дела, влюбленные в свою работу…

Обо всём всё равно не расскажешь – это ведь целая жизнь…

Источник фото:https://ru.wikipedia.org




Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи