18° ... 18°, ветер 2 м/с
62.91
71.6
Поэтический вечер 4 января в Пензе. Рифмы не должны мучить никого
Татьяна Мажарова
Татьяна Мажарова
Казалось бы, что показательного может произойти в праздничные ленивые дни наступившего 2018 года? А тем временем 4 января можно было послушать, что из себя представляет новая поэзия здесь и сейчас, и может ли это быть интересно миру, городу или твоей компании.



Сразу хочется сознаться, что любителем и знатоком современной поэзии я не являюсь, поэтому прошу данный материал считать не попыткой критического анализа, а именно что впечатлением человека практически случайно заглянувшего в пространство, которое обещали наполнить определенным настроением три поэта и один музыкальный коллектив и проверить себя на совместимость с транслируемыми формами творчества.

Итак, в тот вечер желанием почитать были объединены поэты Владимир Навроцкий (Пенза), София Амирова (Пенза-Москва) и Артем Осокин (Москва), а группа «Приход весны» отвечала за музыкальную составляющую.

Концепция вечера представляла собой следующее: каждый из поэтов читал три-четыре стихотворения, дальше играли блюзмены из «Прихода весны», а затем распаковывался очередной подобный сет: три захода слова плюс заход слов на музыку.

В идеале, в поле сформировавшихся у обывателя представлений о том, что есть поэзия, творец как минимум работает с рифмой и делает это мастерски и красиво, а как максимум — пытается жечь глаголом сердца людей, заставить их испытать боль, любовь, гражданский пыл, катарсис или иные сильные чувства. С некоторых пор существуют и поэты, которые дают людям помимо любви и боли настоящие шоу: проекторы, подтанцовки и оркестры им в этом помогают.

Но тут происходила другая история.

Некая отчужденность, самопогруженность — ключевое настроение этих выступлений. Нет, подтанцовки и заламывание рук — тоже не вариант, однако даже проговариваемые между стихами подводки выглядят иногда живее самих творений, ибо поэт смотрит в зал, и ты хотя бы немного улавливаешь его энергетику. Ну, или не улавливаешь, но хотя бы попытался.

В наше время не нужно затрачивать каких-то особых усилий, чтобы распространить свое творчество: связываться с самиздатом или ждать благосклонности литературных редакторов каких-нибудь журналов — есть же интернет. Каждый из поэтов, читавший на этом вечере свои стихи (абсолютно все — с гаджетов), уже выкладывал их ранее на своих страничках в соцсетях. Искать аудиторию — не первостепенная задача: сеть велика, обязательно найдутся люди, которые увидят в талантливо написанных строках что-то интересное для себя и поставят лайк.



Наверное у ребят, на самом деле не существовало мысли быть объединенными чем-то, помимо пространства выступления и явной симпатии друг к другу, однако же как только прошел первый сет, стало даже странно: практически все, очень много — рифмами и без говорят и о том, что уже было. Расковыривают, бередят, ищут, казалось бы, не краеугольные темы, позволившие им вырасти в неглупых и симпатичных людей, а порой какие-то мелочи и обрывки из прошлого… впрочем, вдруг и из этих мелочей?

Это все-таки главный диссонанс вечера: ты пришел такой взрослый, частично уже консервативный послушать свежих и дерзких, ты готов шокироваться сигналами как минимум из настоящего, а лучше — из будущего, а тут вдруг прошлое и законченные сказки: лирические герои словно бы поженились — и живут долго и временами счастливо, либо не женились, потому что у них зона комфорта именно такая — одиночество. Будущее как-то не просматривается, и именно этим ты слегка шокирован.

Понятие «стихи» иногда по форме на стихи было вовсе и не похоже, у Артема Осокина, например, это больше напоминает талантливый сторителлинг для личной странички. К его строкам так и просится какая-то смысловая картинка.

Впрочем, иногда цепляла форма и работа с рифмой В.Навроцкого, иногда — какой-то моментальный символический срез (настоящим днем, активнее прочих, судя по всему, живет София Амирова). Импонирует в принципе очень неплохая просто для жизни позиция, как показалось, всех троих: «не нравится — проходите мимо», она полна здравого смысла и инстинкта самосохранения. Не берусь судить о творческой стороне этой позиции, но суть выхода в люди, в мероприятие в таком случае не совсем ясна.

Судя по тому, что собравшихся на вечере было не так много, а интернет-резонанс той или иной величины у творчества каждого из поэтов в наличии, это — не поэзия для слушателей, а поэзия все-таки более для читателей.

Стало интересно, что думают сами поэты на эти и другие темы. И по-моему, это интересно соотнести и с их стихами, и с впечатлениями от вечера.

— Встречаясь с другими поэтами, вы спорите по поводу их и собственного творчества или только транслируете его, используете эти встречи, чтобы почитать?

Владимир Навроцкий: Ни то, ни другое. Мы просто разговариваем о том о сем, и умеренно веселимся. Для обсуждений стихотворений существуют другие форматы, более естественные: например, записи в Фейсбуке или критические статьи.

— При создании стихотворения с чем чаще всего мучаетесь — с рифмой, ритмом или чем-то еще? Много ли приходится заниматься технической стороной поэзии?

Владимир Навроцкий: Труднее всего собрать всё вместе: ритм, рифмы, подбор слов. И при этом всё же сказать то, что собирался сказать с самого начала, не уйти в сторону за рифмой или ещё чем-то.
Если стихотворение не идёт, я его откладываю на несколько дней, недель или лет. Всё равно все стихотворения рано или поздно оказываются дописаны.

София Амирова: Не стоит думать, что автор, осознанно отказывающийся от Силлабо-тоники, пишет как бы спустя рукава. Отнюдь, чтобы текст зазвучал, достаточно и других приемов. То есть я занимаюсь, конечно. Где-то вижу слово, которое набило оскомину, где-то ищу большей точности, и так далее. Рифма и ритм не должны мучать ни поэтов, ни читателей. А рано или поздно именно так и происходит, когда начинаешь видеть слова или целые строчки в угоду рифме сам по себе поэтический текст теряет свое значение и смысл.

— Если представить, что смартфон или планшет, с которого читаете, вдруг вырубается, как будете выходить из положения? Есть ли набор собственных стихов, который в голове навсегда?

Владимир Навроцкий:Один раз так было, с тех пор стараюсь с собой иметь ещё и распечатку, и всегда ношу переносной аккумулятор. Хорошо, в тот раз со мной была жена Наташа, и я смог почитать с её телефона прямо из своего паблика. Наизусть я помню два-три небольших стихотворения, но ведь я их и не пишу с расчётом на заучивание наизусть, это — стихи для взрослых людей, а не для утренника.

— Какие эмоции чаще всего остаются в стихах — тяжелые или светлые?

София Амирова: Наверное, тяжелые. Даже светлые эмоции иногда приносят усталость и боль от того, что это самое «светлое» — в прошлом и невозможно сегодня.

— А интересно ли было бы стать героем чьих-то стихов?

София Амирова: Были какие-то посвящения, героиней пока не была. Да, пожалуй, и не стремлюсь — я просто хочу читать сильные тексты. А кому быть героем пусть решает автор.

— Хорошее ли сейчас время для поэзии и поэтов?

Владимир Навроцкий: Не знаю, других времен я не видел. С одной стороны, поэты не собирают, конечно, стадионов; с другой стороны, бывали времена и намного хуже, конечно. Мне здесь нормально.

София Амирова: Плохое время для поэтов, для художников, для режиссеров, да и вообще жить стало сложно. Патовая ситуация в стране, профицит информации, который сводит с ума. Но так интереснее. Наверное, так надо утешаться.

фото автора



Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи