18° ... 18°, ветер 2 м/с
62.91
71.6
Гена Марченко стал писателем. Спонтанное интервью
Владислав Беляков
Владислав Беляков
Геннадий Марченко — наш коллега, журналист газеты «Молодой ленинец». Недавно он преподнес нам в некотором роде сюрприз. На прилавках книжных магазинов появились его литературные произведения в жанре фантастики. Пока вышло два тома трилогии «Перезагрузка» — «Обратно в СССР» и «Меняя историю». Готовится к выходу третья книга «Мир уже не будет прежним».

1.jpg

После такой новости меня раззадорило любопытство, а вчера я заглянул в книжный магазин «Читай-Город». Отправился к отделу «Российская фантастика». И — надо же — обе книги там нашлись. Правда, каждая — в единственном экземпляре. Купил оба тома (310 рублей каждый) и уже на выходе из магазина позвонил Гене. Знаю, его редакция тут неподалеку. А, если он на месте, настою на немедленной встрече. Пусть подпишет свои творения для меня.

Марченко оказался на месте, и вот уже через 15 минут мы сидели на лавочке у «Кукушки». Гена старательно подписывал экземпляры, а я спонтанно решил взять у него интервью.

— Гена, скажи, я могу уже называть тебя великим фантастом?

— Влад, насчет великого фантаста я бы не торопился. Я, можно сказать, начинающий писатель, трезво оценивающий свои возможности. Выдаю на гора более-менее качественную графоманию, во всяком случае, не хуже многих, пишущих на подобные темы.

— Ладно, не скромничай. Я прочитал первый том, тот, что называется «Обратно в СССР», еще в интернете. Сюжет заинтриговал. Но лучше, расскажи вкратце о нем сам.

— Наш современник, учитель истории Сергей Губернский, попадает из Пензы 2015 года в Пензу 1975 года. При себе — ридер с закачанными в него книжками, старый мобильник с закаченными же в него песнями, деньги и паспорт из будущего. Губернский как человек осмотрительный не спешит раскрывать свою историю перед первым встречным, дожидаясь удобного случая, а пока выдает себя за человека, потерявшего память. При этом устраивает понемногу свою личную жизнь, а используя еще ненаписанные песни и книги, становится довольно известным музыкантом и писателем. Прежде всего, писателем.

Понятно, что в каждого героя писатель вкладывает частичку себя, пусть даже неумышленно, Губернский на меня, наверное, тоже в чем-то похож. Не супермен, не сволочь, человек творческий…

— Давай я задам тебе ряд каверзных вопросов, которые принято задавать писателям, «выросшим» из журналистов. Отвечать на все вопросы необязательно. Если бы тебе предстояло сделать выбор, ты бы выбрал журналистику или писательскую деятельность?

— Если бы ремесло писателя могло прокормить… Но такое в нашей стране доступно единицам. Поэтому вопрос скорее гипотетический. А помечтать, конечно, можно. О домике в Форосе, беседке на берегу моря, в которой, не торопясь, набираешь очередную книгу на ноутбуке (хотя на обычной клавиатуре мне намного удобнее), рядом ваза стоит с фруктами, прохладительные напитки…

— Кто больше зарабатывает: писатель или журналист. Будем академичны. Сколько примерно копеек за знак тебе платят в газете, а сколько копеек — в книге?

— Вопрос зарплаты и в газете коммерческая тайна, и по контракту с издательством не могу разглашать цифры. Могу сказать, что за первый том по процентам от его продажи я получил чуть больше, чем у меня выходит за месяц в газете. Я общался по переписке с некоторыми уже издававшимися писателями, они говорят, раньше издательства платили больше, но, видно, кризис и их задел.

—У тебя никогда не возникает желания в «постную» газетную информацию, например, на тему отключения воды в третьем подъезде, вплести какую-нибудь вымышленную линию? Чтобы прямо треш-треш пошел?

— Я бы, может, и не против «разгуляться», но от нас ждут все же правдивую информацию, а если вскроется, что ты что-то напридумывал, то может и влететь.

— А ты хотел бы работать в газете выдуманных новостей?

— Это было бы любопытно.

— Что снится журналистам-фантастам? Не снится, что приходит Сергей Губернский и страшным голосом прямо в ухо спрашивает «Не подскажете, который сейчас час?»

— Нет, мои герои мне не снятся, снится обычно какая-то ерунда, которая наутро забывается.

— Воспользуйся случаем и расскажи нашим читателям в пяти тезисах, почему каждый, кто сейчас читает наше интервью, сразу после его прочтения должен мчаться в магазин за томиком твоей книги?

— Пензякам, наверное, будет интересно прочитать о своем городе 40-летней давности. Тем более в книге встречаются знакомые всем персоны — от Мясникова до Каплана. Но по мере развития сюжета круг знакомств главного героя будет расти, в него войдут известные политики, большие чиновники, актеры, писатели, музыканты, тот же Высоцкий, к примеру…

В таких случаях читатель обычно ассоциирует себя с персонажем книги, растет вместе с ним, радуясь успехам героя, как своим, — это обычная история, если книга написана увлекательно, а я старался, прежде всего, завлечь читателя без применения разного рода эльфов, магов и так далее. Реализм тоже может быть интересным.

— Над чем сейчас работаешь? Ждать новых книг?

— Уже подписаны договора с издательством на выход следующей трилогии под названием «Музыкант», где главный герой — пожилой музыкант, попадающий в тело 15-летнего подростка в 1961 году. Вот где товарищ разгулялся!

Понятно, какие-то «трешовые» хиты членам худсовета не подсунешь, но и в более советском варианте хитовых песен не написано еще немало, плюс что-то из багажа самого героя. И при этом он еще обнаруживает в себе задатки талантливого футболиста, так и идет через всю трилогия линия «музыка — футбол».

А если говорить о том, над чем работаю сейчас, то это сразу две вещи. Одна — «Ревизор 2.0», где я в чем-то копирую стиль Гоголя, приплетя сюда еще и вариации «Мертвых душ». Тут главный герой — обычный налоговый инспектор, попадающий в 1841 год. Лермонтова, понятно, он уже не спасет, самому бы выжить. На первых порах ему это вполне удается, особенно когда «попаданца» принимают за ревизора из столицы.

А вторая книга — еще одна трилогия под названием «Выживший». Тут главный герой в отличие от того же «гуманоида» Губернского обладает навыками бывшего спецназовца. Бывшего, но поддерживающего себя в форме, в том числе регулярными прыжками с парашютом. Прыжок с парашютом в 2017-м, а приземление — в 1937-м. Допросы, пытки, несостоявшиеся расстрелы, ГУЛАГ, побеги. В общем, впереди героя ждет интересное будущее, и не только в СССР, но пока не буду раскрывать все секреты…
Источник фото: фото автора

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи