25° ... 25°, ветер 4 м/с
62.87
70.79
Хаос в пензенском лесу. Объективная сторона
Михаил Чернецов
Михаил Чернецов
Десять лет назад, 1 января 2007 года вступил в силу новый Лесной кодекс Российской Федерации. За прошедшее время жить в новых условиях Пензенская область, судя по всему, не научилась. А ситуацию в отрасли некоторые готовы охарактеризовать как хаос.



Реформа-катастрофа


Один из самых спорных документов в истории новой России — ЛК РФ — внес существенные изменения в лесное хозяйство. Споры о целесообразности его принятия не утихают до сих пор. Одним из пунктов лесной реформы стала новая классификация лесов. То, что при поверхностном взгляде казалось лишь сменой терминологии, вылилось в существенные изменения режима лесопользования. Арендаторам лесных участков был существенно, иногда в разы, урезан предполагаемый изначально объем заготовки древесины. 

Ощутимым образом это коснулось Пензенской области, обладающей достаточно ограниченными лесными ресурсами. Вместо компенсации и поддержки, на которую можно было бы рассчитывать, предприниматели получили новые обязанности. Теперь на них ложилось выполнение лесохозяйственных работ: закупка и посадка саженцев, уход за насаждениями, расчистка захламлений, устройство дорог и другие работы. Это привело к резкому падению рентабельности лесозаготовительных работ и, собственно, доступности лесных ресурсов.

Пенза опровергает Президента


Сегодня в устах Президента России Владимира Путина звучит тезис о том, что разработка лесных ресурсов по своей экономической выгоде находится на уровне, сопоставимым с добычей нефти. Эффективность использования лесных ресурсов напрямую зависит от глубины переработки сырья и от применения современных технологий. При удлинении производственного цикла до производства ДВП, фанеры, мебели, дверей и других изделий налоговые отчисления предприятий увеличиваются на порядок по сравнению с простой заготовкой и распиловкой. В условиях ограниченного объема лесозаготовки задача региональных властей — обеспечить доступ к ресурсам для тех производств, которые способны дать максимальный КПД. 

Тем не менее, в Пензенской области наблюдается картина прямо противоположная: крупные предприятия, готовые не только платить налоги и создавать рабочие места, но и инвестировать средства в современное оборудование, оказались едва не в опале. 

За обозначенный период вынуждены были уйти с рынка ряд компаний, такие как «Золотое сечение» и «Лесной резерв». Едва ли на треть загружены производственные мощности «Деры». Не смогли наладить производство на территории Кузнецкого района представители московского региона. 

Усилиями этих предприятий в регионе появлялись современные технологии: импортные пилорамы и сушильные цеха высокой производительности, современная лесозаготовительная техника, которая не только повышала эффективность работ, но и наносила значительно меньший ущерб природе. Увы, но сегодня вместо харвестеров и форвардеров на делянках в пензенских лесах, как и 30 лет назад, работают тракторы «Беларусь» и гусеничная техника.


Другой путь


По большому счету, Пензенская область демонстрирует отсутствие какой-либо внятной стратегии использования своих лесных ресурсов. Очевидно, что ключевые задачи для региона это:

• Развитие на своей территории углубленной переработки сырья
• Увеличение налоговых поступлений за счет большей добавленной стоимости, созданной пензенскими предприятиями 
• Увеличение количества созданных официальных рабочих мест

Ни один из этих пунктов не интересен региональному администратору лесных ресурсов — Министерству лесного, охотничьего хозяйства и природопользования Пензенской области. По сути, его приоритеты ограничивается тем, чтобы получить максимальную прибыль от сдачи в аренду участков и продажи лесных насаждений. А их качественный состав и распределения между участниками рынка — вне поля их деятельности. 

Тем же лицам и структурам, которые отвечают за экономическое развитие, не хватает ни полномочий, ни компетентности в этой сфере. Судя по всему, возможность сделать управление лесным хозяйством области эффективным есть только у тех (того?), кто стоит в иерархии власти выше министерств и ведомств. Вопрос наличия желания и политической воли. 

Что для этого требуется? Прежде всего, обеспечить доступ к лесосеке самым эффективным компаниям. Уверенность в завтрашнем дне подстегнет предпринимателя вкладывать деньги в развитие, а не гнаться за сиюминутной выгодой. Это справедливо как для производственных площадок, так и для арендуемых участков. У арендатора нет стимула для ухода за лесом, прокладки дорог и лесосек, закупки качественного посадочного материала и удобрений, приобретения дорогой техники, если его права на участок ограничены 2-3 годами. Развиваться лесоперерабатывающая компания может только при наличии стабильного источника сырья — в достаточном объеме и с разумной стоимостью.

На сегодняшний день в регионе сложилась практика сдачи участков в аренду на срок, не превышающий 10 лет. Федеральное законодательство же ограничивает период аренды 49 годами. Долгосрочная аренда практикуется многими другими регионами. 

В то же время необходимо обеспечить исполнение арендаторами взятых на себя обязательств: по объемам инвестиций, количеству созданных рабочих мест и т.д. Правовые механизмы для этого существуют. Например, пролонгация договора аренды при определенных, установленных договором условиях. Или реализации приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов.

Так или иначе, необходимо отдавать себе отчет: когда лицо, взявшее лесной участок в краткосрочную аренду занимается исключительно тем, что передает их субарендаторам по своему усмотрению, не создавая добавленной стоимости и лишь накручивая цены на и без того недешевый ресурс, — ситуация для региона неприемлемая, но, к сожалению, имеющая место. 

Имели место и еще худшие ситуации, когда арендаторами оказываются фирмы-однодневки, вырубавшие (в том числе, с нарушением норм) только самые интересные насаждения и исчезавшие в неизвестном направлении. В то же время, в регионе имеются действующие производства, которые при должной поддержке могли бы значительно повысить собственную прибыль и социально полезный эффект. Это и фанерный завод «Власть труда», и уже упоминавшаяся «Дера», и многие другие.

Другая составляющая предстоящей работы — анализ качественного состава лесного хозяйства области и определение возможности максимально эффективного использования леса. Скорее всего, это потребует серьезной ревизии Лесного плана Пензенской области. Здесь мы подходим вплотную к проблеме полного беспорядка в лесоустройстве. 

Так, например, имеющийся сегодня свод лесотаксационных данных (возрастной, породный состав лесов и т.д.) крайне недостоверен. Отдельный лесничий прекрасно знает вверенную ему территорию, но в масштабах области свода информации приемлемого качества не существует. Это является существенным препятствием для стратегического планирования в отрасли. А также делает возможной ситуации, когда на месте, где по документам, например, должны расти массивы спелой и перестойной сосны, по факту оказывается вырубка, скрываемая порослью пяти-семилетней липы. Известны случаи, когда таким образом пропадали целые лесотаксационные кварталы, подлежащие заготовке. 

Наш материал — лишь краткий обзор ситуации в отрасли. Разработку конкретного плана действий мы оставим за областной администрацией. Потребность в нем объективно есть, было бы желание. Надеемся, что у первых лиц области оно имеется. 

Однако разобрали мы пока лишь ту часть проблемы, которую условно назвали «объективной стороной». А существует еще и субъективная. Поэтому — продолжение следует.
Источник фото: Фотограф - Евгения Ермакова

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи