Расскажем о бизнесе разработка
Оксана Новак «Хоши». Глава 14
Пенза Онлайн
Пенза Онлайн

Мы продолжаем публиковать книгу талантливого автора из Санкт-Петербурга. Предыдущая глава доступна по ссылке.

— Привезли вашу подозреваемую, — услышал полковник Ромашов голос по селектору и выглянул в коридор. На стуле в окружении двух сотрудников сидела ярко накрашенная сексуальная блондинка лет восемнадцати и громко возмущалась, пытаясь ударить своих конвоиров большой коричневой авоськой. Открылась дверь, и в приемную прошмыгнул Петр.

— Это кто? — кивнул Ромашов на блондинку.

— Так это... Первомайская Ольга Павловна, как было приказано... — растерянно пояснил помощник.

— Ты издеваешься? — вскинул брови полковник. — Ольге Палне 65 лет! С чего вы взяли, что это Первомайская? — крикнул он конвоирам.

Один из них вскочил со стула и, оправдываясь, пояснил:

— Так она отзывается!

Второй в это время, пыхтя, отбивался от авоськи.

— Гражданка, как вас зовут? — обратился Ромашов к разгневанной блондинке.

— Ольга Пална я, Первомайская, — обиженно ответила та, опуская авоську. — А в чем, собственно, дело? У меня номерок к урологу пропадает!

— А вы, простите, какого года рождения? — озадаченно спросил Ромашов.

— Дамам моего возраста не пристало отвечать на подобные вопросы! — обиженно ответила блондинка и надула губы.

— Товарищ полковник, вот у нее и паспорт с собой, — подскочил один из конвоиров, протягивая документ.

Ромашов открыл паспорт.

— Первомайская Ольга Павловна... Дата рождения — 18 января 1953 года... — Ромашов уставился на маленькую фотографию, с которой смотрела пожилая матрона, похожая на блондинку, как родная мать. Или, скорее, бабушка.

— Ладно, разберемся, — пробормотал полковник и пригласил подозреваемую в свой кабинет. — Петя, ты тоже зайди, — кивнул он помощнику.

Последующие два часа показались Ромашову адом. Потому что поверить во весь тот бред, что несла задержанная, не было никаких сил, а не поверить означало, что силовые службы города имеют дело с преступником небывалых возможностей.

— Креста на вас нет, — горячилась блондинка в крепдешиновом платье и растоптанных старушечьих туфлях, доставая из авоськи то кипу таблеток, то валерьянку, то тонометр. — У меня талончик к урологу пропал, а я за месяц записывалась! Да еще бесплатный купон на массаж, мне его Галя дала из регистратуры, а их всего было семь штук. Думаете, легко было выбить? А я за тот купон этой Гале две юбки подшила и укладку сделала! В мои годы приходится дружить с работниками поликлиники, знаете ли, ведь как лечиться, если нет блата? Вот так пойдешь на прием к какой-нибудь малолетке, а она глазами луп-луп, в компьютер свой смотрит, пишет чего-то, а сама ничего и не знает! Или вот запишешься к женщине, придешь, а там грузин! И вот как перед грузином юбку задирать и про недержание рассказывать?

— Э-э-э, — Ромашов безуспешно пытался вклиниться в этот бессвязный поток сознания барышни. — Может, вы чаю хотите? — наконец нашел он предлог для установки контакта.

— Чаю можно, — кивнула блондинка. — Я «Принцессу Нури» люблю, но сильно не заваривайте, пакетик надо только макнуть и вытащить. А то, говорят, камни в почках растут и зубы темнеют. А вы знаете, сколько сейчас стоят вставные зубы?

— Все сделаем в лучшем виде! — поспешил успокоить барышню Ромашов, пока та не стала рассказывать о проблемах современной стоматологии. — Петя, сделай нам чайку.

— И водички мне, таблетку запить! — встряла блондинка.

— Да, Петя, и воды там в кулере набери. И чашки помой! — крикнул полковник в спину Шароглазова.

— Справный у вас помощник, — одобрительно кивнула головой барышня. — А он женат?

— Э-э… — растерялся Ромашов, — молодой еще, успеет.

— Так жениться-то по молодости надо, а то будет как у нас с Фимой —  молодожены-пенсионеры. У меня знакомая есть, Валечка, я у нее на рынке овощи и зелень покупаю, хорошая женщина. Всегда мне все свежее продает, без пестицидов и не обвешивает, еще и скидочку делает. Так вот у нее дочка, Леночка, с высшим образованием, работает в каком-то институте лаборанткой, а зарплата маленькая, так Валечка уж ей так помогает! А девочка хорошая, правильная, я ее с вашим Петей познакомлю, вот хорошая пара будет!

Петя принес поднос с чашками, коробочку с чайными пакетами, сахарницу и стакан воды. Они с Ромашовым молча смотрели, как блондинка снова открыла авоську, достала оттуда большую потрепанную косметичку и вытряхнула на стол кучу упаковок с таблетками. Она надела очки, долго щурилась, пытаясь прочесть названия на упаковках, потом сняла очки, быстро определилась с таблетками и закинула внушительную горсть в рот отточенным движением.

— А вы... болеете? — участливым голосом спросил полковник.

— А вот доживете до моих лет — поймете! — плаксиво ответила блондинка. — Конечно, болею! А лекарства знаете сколько стоят?..

Ромашов понял, что темы болезней и института брака могут быть бесконечными, и начал атаку на задержанную.

— Так, Ольга Павловна — если это, конечно, ваше имя, — давайте уже говорить серьезно. Сколько вам лет?

— Так вы же вероломно залезли в мой паспорт! — гневно ответила та, поджав губы. —Поди знаете!

— Но вы не выглядите на шестьдесят пять, — строго заметил Ромашов. — В чем же секрет? Средство Макропулоса? Чудеса пластической хирургии?

— А, это, — блондинка равнодушно окинула себя взглядом. — Так это Сонькин бесноватый квартирант! А нам-то всего и надо было —желания рассказать, чтоб он не помер, вот и придумывали всякую ерунду, чтоб Сонька отвязалась. Фима, вон, вообще с Сократом и Платоном общаться хотел, представляете? Ну я и ляпни, что хочу быть молодой. А на кой оно мне надо? Мне теперь ни пенсию не получить, ни деньги со счета не снять — по фото в паспорте никто не признает! Да и с Фимой мы... странно смотримся. Это мне что же — снова на работу идти? Нетушки, я свое отпахала! Так что не нужна мне эта вторая молодость, пусть все взад вертает! А потом его Васька вылечил абстинентным синдромом, вот он чудить и начал, еще бы — таким питаться!

— А бесноватый квартирант — это кто? — Ромашов напрягся, как гончая, взявшая след.

— Так Хоши, инопланетянин! — пояснила Ольга Пална. — Он упал в презерватив, и у него бусы разрядились. — И увидев, как вытянулось лицо полковника, начала сбивчиво рассказывать: — Он к нам на крышу приземлился, мы-то его сдуру в квартиру и притащили! А он как начни куролесить — Ваське денег перевел по копейке, выпустил преступников на волю и говорят, сосватал какую-то продавщицу голливудскому актеру — а это может и неплохо, пусть женщина хоть поживет по-человечески, а то будет всю жизнь, как Сонька, в ванной хлорку втихаря нюхать. Хотя, актер, говорят, жену бросил — тоже нехорошо. Ну я фото посмотрела — красивая женщина, найдет себе другого, ничего, что с тремя детьми. Ну вы же согласны?

— Бесспорно, — не стал возражать ее визави, размышляя — уже можно вызывать санитаров или из свидетельницы можно выжать какие-то более связные показания.

— А я говорила — надо его в органы сдать! А Васька как давай орать: «В органы — на органы!» — нет, ну смешно ей-богу, как будто будут в ФСБ у инопланетянина ливер доставать, когда можно узнать про неземные технологии! Ну вот вы бы стали?

— Доставать ливер? Я — нет, — замотал головой Ромашов, на всякий случай отсаживаясь подальше от сумасшедшей блондинки.

— Ох, грехи мои тяжкие, — губы Ольги Палны задрожали, в голосе появилась плаксивая нотка. — Теперь Фима по-гречески разговаривает, у Галки с Серегой в комнате море, в коридоре мне воздушный шарик прямо в глаз плюнул, Васька вино хлещет из наполеоновских запасов, а Сонька с инопланетянином вовсе пропали... — и она зарыдала в голос.

Ромашов разочарованно хмыкнул и откинулся на стуле. Внимательно посмотрев на рыдающую деву, он кивнул помощнику.

— Петя, давай-ка выйдем.

— В общем, версии все те же, — хмуро сказал он Петру в приемной, нервно закуривая. — То ли гипноз, то ли психотропное. Надо у нее кровь на анализ взять — чем он их там накачивает?

— А как же, — Петя сделал жест, подражая персонажу Никулина из «Бриллиантовой руки», описывая внешность блондинки.

— Да какая это Ольга Пална! — воскликнул Ромашов. — Дочка или внучка! Пришла с пирожками бабку навестить, а квартирант ее и накачал!

— Так у Первомайской детей и внуков нет, — с сомнением произнес Петр.

— Ну может племянница какая или просто похожи... — Ромашов задумчиво затянулся сигаретой. — Он под Путина замаскироваться может, что ему такие фокусы! Только зачем? Ой, Петя, замышляет что-то этот загадочный Хоши, ой замышляет... Брать его надо, пока делов не натворил! Может, он бабку-то того, прикончил уже?

— Павел Аркадьевич, в приемной курить нельзя! — подала из-за стола голос секретарша Светочка. — И вообще курить вредно!

— Я потом витаминок поем! — кривляясь, детским голосом ответил ей Ромашов, затушил сигарету пальцами, и они с Петром вернулись в кабинет.

 

На кухне, среди скачущих игрушек и летающих шаров, на полу беспомощно лежал Хоши. Вокруг собрались все жильцы, за исключением Ольги Палны. Василий сидел все в том же халате, перед ним на столе стояла пыльная бутылка и бокал с кроваво-красным вином. Он медленно брал в руки бокал, нюхал, смотрел жидкость на свет и не спеша отхлебывал, одобрительно покряхтывая.

Серега с Галкой, облаченные в соломенные шляпы, стояли, нежно обняв друг друга. Ефим Маркович сидел рядом с Василием, перед ним лежала старинная книга. Дети возились с паровозиком. Соня вздрогнула, будто придя в себя, и испуганно оглядела кухню, упершись в Максима колючим взглядом.

— Вы кто? — строго спросила она.

— Так я, это... — замялся тот. — Я просто пришел познакомиться...

— Я вас видела на митинге, — перебила Соня. — Вы из полиции?

— Нет, я журналист,  — и Макс назвал всем известную питерскую газету.

— Вы с ними заодно! — воскликнула Соня. — Выискиваете, вынюхиваете! Вы пришли забрать Хоши!

— Ну погодите с выводами, — оправдываясь, пробормотал Макс. — Я про вашего Хоши узнал только что — там, — он показал рукой в конец коридора. — Да, я веду расследования, это моя работа, но вас же, уважаемые, все спецслужбы города ищут! Вы вообще в курсе, что весь подъезд обложен фээсбэшниками?

— Допрыгались, — хмуро сказал Серега и крепче обнял Галку.

— Что же будет? — с отчаянием в голосе спросила Соня. — Вокруг агенты, Хоши умирает... Что мы наделали! Хоши, — она затрясла друга за плечо. — Милый, скажи, как нам спасти тебя? Как нам спасти всех нас?

Хоши вяло пошевелился, повернулся на бок и поджал ноги к животу.

— Мама, — прошептал он. — Я хочу к маме...

— Хоши, не время раскисать! — продолжала взывать к нему Соня, смахивая кулаком слезы, заливающие лицо. — Придумай что-нибудь!

— Я так устал, — прошептал инопланетянин и тоже заплакал, по-детски всхлипывая и закрывая руками лицо. — Я не должен был нарушать правила... Я не хочу умирать на этой чужой планете... Правильно говорила мама, что я несносный ребенок...

— Хоши, — тихо спросила Соня. — А сколько тебе лет? По нашим, земным меркам?

— Пять...  — тихо сквозь всхлипы прошептал тот.

— Пять? Но как же?.. А твой брат, когда он был куратором людей, сколько ему было?

— Тоже пять, — ответил Хоши.

— А потом...

— А потом он вырос и увлекся девочками... И я занял его место...

— Но почему? Почему дети занимаются такими важными вещами? — не могла поверить своим ушам Соня.

— А кто у вас разводит хомяков в банке? — грустно спросил Хоши и снова заплакал.

— Что же мы, позволим дытыне помереть? — воскликнула Галка. — Это же мы, взрослые идиоты, втянули его в историю! Нам и ответ нести! Не отдам его фээсбэшникам, пусть хоть помрет спокойно, среди друзей, а не в лаборатории для опытов!

В двери повернулся ключ и в кухню вошла юная Ольга Пална.

— Я даже не хочу знать, что тут происходит! — строго сказала она. — Я была на Литейном, все про ваши фокусы рассказала! Весь подъезд окружен спецгруппой, они просили вам передать — у вас есть полчаса, чтобы сдаться самостоятельно. Иначе они начнут штурм.

— Настучала-таки в гестапо, как заяц на барабане, — зло сказал Василий, попивая вино. — А я вот тоже думаю — не отдадим друга без боя! Он для нас все сделал, а мы что, предатели и трусы? Все равно всех закроют! Терять нам с вами уже нечего. Оружие нужно!

— Василий, где же мы возьмем оружие? — прошептала Соня дрожащим голосом.

— Хоши, — Макс тронул инопланетянина за плечо, — у тебя в твоем челноке есть оружие?

— Да, — едва слышно ответил тот. — Лазерные бластеры. Но их запрещено применять на таких планетах, как ваша... Последствия могут быть непредсказуемы.

— У меня есть ключ, — бросил Серега. — Надо пробраться на чердак.

Макс тихо открыл входную дверь и прислушался.

— На чердак нас не пустят. Они уже везде. Только выйдем — повяжут.

— Надо по пожарной лестнице попробовать, — Серега отрыл окно и посмотрел вниз — со двора на него дружно смотрела бригада дворников.

— Тоже не вариант, — он в сердцах захлопнул окно и глянул на потолок. — Потолок ломать будем!

— Так, товарищи, я в этом не участвую! — вскрикнула Ольга Пална и попятилась к двери.

— Леля, ша! — подскочил к ней Ефим Маркович, — Я любил тебя, когда ты делала мине нэрви на ровном месте, я закрывал глаза на твою ипохондрию и вечные походы к врачам, я слушал твои рассказы про сотни твоих знакомых дам и их непутевых детей, я даже, черт возьми, смотрел вместе с тобой это дурацкое шоу про ведьмаков, потому что я знаю — ты хороший человек! Глупый, но хороший! Мы с тобой уже — будем честны — немолодые люди... Сколько нам осталось? Неужели мы трусливо сбежим, как последние поцы, бросив молодежь на произвол судьбы? А Фима таки старый еврей с Молдаванки, а не какой-то шлемазл. Да и потом... Азохен вэй, мне эти опричники не простят близкого знакомства с президентом Путиным, и я не хочу закончить свою глупую жизнь удавленным в ментовском сортире каким-нибудь не в меру ретивым майором.

— Фима, как же я без тебя? — растерянно сказала Ольга Пална и всхлипнула. — Я ведь уже свадебное платье пошила...

— А и молодец, — жених погладил ее по спине дрожащей рукой. —Будет у нас и свадьба, и платье наденешь! Вот только от супостатов отобьемся!

Ольга Пална громко заплакала.

— Ну че, ребзя, харе сырость разводить! — вывел всех из ступора голос Василия, который стоял на пороге кухни со стремянкой и дрелью в руках.

Дальше все пришло в яростное движение. Детей заперли в Сониной комнате вместе со всеми живыми игрушками. Макс, Сергей и Василий, поставив стремянку и придвинув обеденный стол, долбили крышу всеми возможными инструментами. Сверху сыпалась штукатурка и пакля, падали обломки старых досок, женщины метались по кухне, убирая мусор и подавая мужчинам инструменты. Через полчаса в старом гнилом потолке появилась небольшая дыра.

— Я не пролезу, — с сомнением покачал головой Максим. — Разве что Соня.

Соню подняли на руках и помогли ей протиснуться в узкое отверстие. Она снова оказалась на грязном темном чердаке, в месте, откуда и начались все роковые события. Но предаваться рефлексии было некогда, Соня, ощущая себя Никитóй, вытащила из тарелки несколько странных предметов, отдаленно напоминающих бластеры, какие она видела в фантастических фильмах, и передала вниз мужчинам.

— Граждане жильцы восьмой квартиры, сдавайтесь! — послышался громкий звук со двора. — Иначе мы начинаем штурм!

— Черта с два! Земляне не сдаются! — крикнул в окно Василий, нажимая красную кнопку на бластере и осторожно выглядывая вниз.

Максим с Серегой заняли позицию в коридоре, прислушиваясь к звукам на лестнице. Соня с Галкой сидели за столом, прижимая к груди оружие, готовые прийти на помощь мужчинам. Ефим Маркович суетливо бегал между Василием и Серегой, узнавая обстановку. В конце коридора появилась Ольга Пална в белом свадебном платье, с диадемой в волосах. Она твердой походкой вошла в кухню, налила себе стакан вина, махнула его залпом и взяла со стола последний бластер.

— Фима, куда тут нажимать надо? Уж я отомщу этим гадам за пропущенный массаж!

— Что вы делаете? — подал голос Хоши. — Что вы делаете? Вы же все погибнете! Зачем?..

Все молча сгрудились вокруг него.

— Мы своих на войне не бросаем! — хрипло сказал Василий.

— Ты наш друг, — сказала Соня, нежно трогая инопланетянина за плечо. — Люди смертны, с этим ничего не поделаешь. У человека не слишком много выбора, но как жить и как умирать — мы можем выбрать. Умереть за друга — не худший вариант.

На лестнице послушались шорохи, и вдруг визг электропилы пронзил тишину. От двери полетели искры, в это же время за окном появился человек в камуфляже, висящий на тросе, и послышался звон разбивающегося окна.

Соседи встали плотным кругом плечо к плечу, подняли бластеры и нажали на курки.

В этом момент время остановилось. Воздух сгустился, искры, летящие от двери, замерли, как и осколки брызнувших на кухню стекол, человек за окном завис в прыжке, ногами вперед, летящие с подоконника горшки с цветами замерли в полете.

Послышался треск, и все увидели, как браслет на руке Хоши вспыхнул ярко-фиолетовым огнем, осветив всю комнату, как прожекторы внезапно освещают темную операционную.

Хоши, будто сделавшись невесомым, легко поднялся с пола и завис в воздухе, удивленно уставившись на друзей.

— Оказывается, в каждом из вас действительно скрыты мегатонны энергии, просто вы не умеете ее контролировать, — произнес он, оглядывая свою руку, на которой светилась каждая вторая бусина. —Зато умеете любить и жертвовать собой даже по самым нелепым поводам. Возможно, я докажу Великому совету, что ваш потенциал не изучен и вам еще есть куда эволюционировать. В этот миг из браслета вырвался красный луч и, в долю секунды пронзив небо, метнулся куда-то в космос.

— Сейчас за мной прилетят, — сказал Хоши. — У нас есть одна минута. Что я могу для вас сделать?

— Сделай все как было, чертов колдун! — прокричала Ольга Пална.

— Η εκπλήρωση των ισχυρότερων επιθυμιών μας είναι συχνά η πηγή των μεγαλύτερων θλίψεών μας, — поддакнул Ефим Маркович и пояснил: «Исполнение самых сильных наших желаний часто бывает источником величайших наших скорбей».

— Останься нашим куратором! — крикнула Соня. — Дай нам шанс стать лучше!

— Соври! Главное — соври своим! Ты нас не видел, мы тебя не знаем! — вставил Василий.

— Дуй на крышу! — сказал Макс. — Ты только что прилетел и сразу же подал знак своим! Авось пронесет!

— Вы совершенно не знаете, чего хотите, — грустно сказал Хоши. — Я понял, почему вы придумываете себе богов — чтобы они все решали за вас. Я сделаю так же. Я сам решу, что каждому из вас нужно. И... я буду вас помнить, — сказал Хоши и медленно полетел вверх, в дыру в потолке. Как только его ноги исчезли в отверстии, потолок затянулся, не оставив никаких следов взлома.

— Да шо ж це робытся?! — воскликнула Галка и попыталась ударить поварешкой человека с автоматом, влетевшего в окно кухни.

Источник фото: https://gillde.ru/

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи