Расскажем о бизнесе разработка
Врач Каменской межрайонной больницы Константин  Марков: «Я правдоруб, мне терять нечего»
Христина Аксинович
Христина Аксинович

Неделю назад пензенские СМИ вовсю обсуждали видеоролик, показанный по федеральному каналу. Его записал врач анестезиолог-реаниматолог Каменской межрайонной больницы Константин Марков. Он рассказал о том, какие проблемы таятся в стенах медучреждения в период пандемии. После разразившегося скандала администрация Каменской больницы опубликовала опровержение словам Константина Маркова и пригрозила журналистам ответственностью за публикацию этой информации.

Мы связались с автором видео, чтобы узнать о последствиях этой истории. Из телефонного разговора с Константином мы узнали, как сейчас к нему относятся в медучреждении после отчаянного поступка, действительно ли он сейчас не находится в опале, а также о том, что сейчас происходит в больнице.   

— Константин Викторович, давайте дадим небольшую предысторию для наших читателей. Как и с какой целью было записано видео? 

— Мои знакомые из Альянса врачей позвонили мне и сообщили, что выходит программа «Правда» на телеканале ОТР про ковид. Сказали, если сможешь записать ролик о проблемах в медицине длительностью не более 2 минут, то присылай, и я согласился. Честно говоря, я не думал, что это такая популярная программа, что столько людей ее смотрят во всем мире. Мне сейчас пишут люди из Израиля, Германии, Канады. Почему-то все думают, что какой-то негатив со мной может случиться после этого видео. Говорят: Молодец, держись! Все меня поддерживают. Редко кто осуждает, наверное, процента два из общего количества комментаторов пишут: «ему заплатили два миллиона за показ на федеральном канале, плевать он хотел на эту больницу». В связи с этим хочу тогда спросить, где же мои два миллиона? 

— Изменилось ли положение дел в Каменской межрайонной больнице после вашего заявления? Как к этому отнеслось ваше руководство и коллеги?

— Сейчас мы ожидаем проверку Роспотребнадзора, но мне не докладывают в администрации больницы, что конкретно будет. Коллеги меня поддерживают. Я человек с активной гражданской позицией. Спустя несколько лет после начала работы в Каменской больнице, меня выбрали представителем профкома. Кстати говоря, в те времена главврачом был Владимир Стрючков. У нас с ним было множество конфликтов, он неоднократно мне говорил — если слишком сильно будешь активничать за народ, я тебя посажу. Но как оно все обернулось, вы и сами знаете. 

Проблемы в медицине я поднимал всегда, выступал на Манежной площади в Москве, участвовал в акции протеста «Прогулки свободных людей». Кроме того, я 8 лет работал в столице заведующим отделения анестезиологии-реанимации. Всю эту «кухню» медицинскую я знаю изнутри. Когда говорят, что у нас в Пензе, в Каменке никакущая медицина, и лучше обратиться в Москву, я отвечаю — ничего подобного, все идет оттуда, от головы. Куда не ткни в медицину, везде одни проблемы. 

— Что вы можете сказать об опровержении, опубликованным администрацией Каменской межрайонной больницы? 

— Вы вообще представляете, чтоб больница написала слово хайп? Это молодежный сленг, нельзя его употребить, не понимая значения. У меня есть знакомые юристы и люди, которые давно с администрацией общаются. Они независимо друг от друга предположили, что это слог не администрации нашей больницы, тут не знают слово хайп. Мы подозреваем, что это заявление было спущено сверху для обязательной публикации. Тем более, как больница может грозить СМИ Роскомнадзором? Это компетенция высших органов. Скорее всего, информация сразу же дошла до министра здравоохранения РФ Михаила Мурашко, может быть, приказ последовал напрямую оттуда. 

Ответственный за все главный врач, но он самоустранился, ушел в отпуск, несмотря на тяжелое положение. Сейчас, скорее всего, попытаются сделать крайней заместителя главврача Ольгу Щербакову. Это замечательный, честный и порядочный человек, она первой вошла в «красную зону», она буквально живет в больнице, у нее куча дежурств. Когда отделения больницы закрыли под ковидных, главврач даже не соизволил встретиться с коллективом медработников. Ольга Анатольевна нам объясняла, как будем дальше жить в этой ситуации. Она и в первый раз организовывала нашу работу, когда никто еще не знал, что такое ковид, и чем он опасен. Мне очень жаль, что я ее так непреднамеренно подставил, и теперь ей придется все это расхлебывать. Не будет ее, не будет, скорее всего, и больницы, она высококлассный специалист и организатор. 

Иван Александрович, а вы в курсе, что у нас ИВЛ забрали?  

— Расскажите, чем закончилась история с аппаратами ИВЛ, изъятыми из Каменской больницы, которые вам лично обещал вернуть губернатор Иван Белозерцев.

— В начале мая, когда начался ковид, я слушал новости, и наш министр здравоохранения Александр Никишин говорил, что аппаратов ИВЛ в медицинском арсенале предостаточно, даже есть в запасе, чтоб отправить в помощь другим областям. Через несколько дней я пришел на работу и узнал, что вечером (это как-то даже по-грабительски) у нас забрали аппараты ИВЛ и перевезли их в Пензу. Было-то всего 7 единиц оборудования, а тут еще и забрали 4, «оголив» реанимацию. 

И где-то через неделю к нам приехал губернатор, посмотреть, как будет оказываться медицинская помощь ковидным больным. В «красную зону» он не пошел, только в хирургический корпус. Главврач отметил проблему недостатка медицинских кадров, а про аппараты ИВЛ умолчал. И я про себя подумал — не буду задавать свой вопрос на камеру, дождусь подходящего момента. И когда журналисты ушли спускаться по лестнице, а около лифта собрались Белозерцев, глава района и города, я подошел, представился и спросил: Иван Александрович, а вы в курсе, что у нас аппараты ИВЛ забрали? Он ответил, что ситуация тяжелая, в Пензе разворачиваются новые койки под ковидных больных. Я сказал, что в курсе ситуации, я отслеживаю ее, но вот Никишин сказал, что техники предостаточно. И что мне делать, если поступит тяжелобольной? Выдергивать у одного трубку и вставлять другому? Без аппарата ИВЛ, доступа кислорода и монитора — это не реанимационная койка, а просто лежачее место. Я предложил закрыть места без аппаратов, на что он пообещал не направлять к нам тяжелобольных. Но надо сказать, что даже нековидные больные нуждаются в аппаратах ИВЛ. Тогда он успокоил меня, сказал, не переживайте, все будет хорошо. Но я не сдавался и насел на него, потребовав обозначить число, когда аппараты привезут назад. Белозерцев посоветовал позвонить Никишину на «горячую линию». Но вы и сами знаете, что это фикция, туда невозможно дозвониться. В итоге он согласился дать поручение, чтоб аппараты ИВЛ были возвращены. По его словам, новое оборудование должно поступить 15 мая, тогда мы якобы и получим назад свою технику. 

Проходит 15 мая, проходит июнь, июль — и ничего. Проходит предвыборная кампания, Белозерцева вновь избирают губернатором, он начинает пиарить себя в инстаграме, а я тем временем под каждым постом ему пишу: когда вернете обещанные аппараты? Через пару дней под каждым моим вопросом появлялись официальные комментарии от регионального Минздрава о том, что аппараты ИВЛ будут возвращены в ближайшее время. И вот, когда 2 ноября показали мое видео по ОТР, началась шумиха. Я был в отпуске с 26 октября, вышел на работу 11 ноября и узнал, что неделю назад, после трансляции моего видео на ОТР, в нашу больницу вернули аппараты ИВЛ. Но самое смешное и печальное, что их вернули в закрытую реанимацию, и сейчас они бесполезно стоят в коридоре. Губернатор обещал — губернатор сделал, а вот когда и каким образом - это уже другая история. 

— Приходилось ли вам на практике сталкиваться с аналогичными случаями отсутствия логики в действиях регионального Минздрава и правительства? 

— Я 8 лет работал в Москве анестезиологом и хочу сказать, что столичным хирургам очень далеко до нашего Павла Тихоненкова. Он работает в  Каменской больнице и раньше оперировал детей. За все время работы с Павлом Алексеевичем я не увидел ни одного серьезного осложнения у его пациентов ни после, ни во время операции. Примерно года три назад ему запретили оперировать детей из-за отсутствия лицензии, потому что он взрослый хирург. В силу возраста проучиться заново и получить ее он уже не может. Что в итоге происходило? Ночью привозили детей в нашу больницу и с подозрением на аппендицит, увозили в Пензу на осмотр хирургу, делали там им клизму, общий анализ крови, два часа наблюдали, снимали диагноз аппендицит и обратно везли сюда!

В связи с этим расскажу вам один ужасный случай, который меня потряс, несмотря на то, что приходится часто сталкиваться со смертью. Это было в начале мая этого года, когда ко мне в реанимацию из детской областной больницы привезли 3-х летнего ребенка — серого, бледного, в шоке. Ему поставили инфекционное заболевание гастроэнтерит и привезли к нам в Каменскую больницу. Да, мы иногда лечим детей, но тяжелобольных мы направляем в Пензу, а не наоборот. Как они дали согласие его транспортировать? У нас взрослое отделение и только один детский специалист- хирург. Я умолял, чтоб его везли обратно, но мне сказали, что детскую областную больницу закрыли под ковидных больных. Сделали УЗИ, а у него в брюшной полости жидкость. Затем из областной больницы все же выехали за ним и сказали: смотрите, если ему тяжело, начинайте оперировать. Пока мы ждали, его состояние резко ухудшилось. У ребенка была прободная язва желудка, он умер у меня на операционном столе. От КИМа до областной больницы рукой подать, а повезли его в Каменку, где нет специального оборудования для таких операций. На следующий день больницу открыли, поняли, что совершили огромную ошибку, умылись кровью этого ребенка. 

Из-за таких вот страшных вещей, из-за тяжелой ситуации в здравоохранении в целом увольняются специалисты, уезжают в другие города. Зарплаты маленькие, творится полный беспредел, медицина разваливается. Я правдоруб, мне терять уже нечего, обидно и страшно за будущее наших детей и внуков. 

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи