9° ... 7°, ветер 4 м/с
64.35
71.05
Не жди детей от кастратов: проектное управление в Пензе
Михаил Чернецов
Михаил Чернецов
В Пензенской области есть Проектный комитет, Проектный офис, портфель проектов. Нет только самого главного ― собственно, проектного управления. Как такое получается ― попробуем разобраться.



Кто превращает слова губернатора в формальность?


Год назад в своем инвестиционном послании Иван Белозерцев обозначил новый вектор работы областной администрации. Деятельность в инвестиционной сфере должна строится на принципах проектного управления. В речи губернатора тогда звучала мысль о том, что проектное управление ― инструмент, который позволит консолидировать профессиональные, интеллектуальные и творческие ресурсы бизнеса, гражданского общества и просто активных граждан.

Проектное управление вообще штука хорошая. Тут и инициатива со стороны населения, и прозрачность использования ресурсов, и предметная ответственность конкретных людей за конкретный участок работы. Работать ― эффективней, ставить задачи ― точнее, оценивать ― проще.  Дело было за малым: разработать регламентирующую документацию и сформировать ответственный орган. Благо, работу можно было вести по готовым лекалам, поскольку аналогичный документ на федеральном уровне, Постановление Правительства РФ от 15 октября 2016 г. № 1050 «Об организации проектной деятельности в Правительстве Российской Федерации» уже несколько месяцев как был введен в действие. Но что-то пошло не так.

Кастрированное постановление


Чтобы не быть голословными, сличим постановления федерального и пензенского правительств. Во втором разделе обоих документов речь идет о порядке инициирования приоритетных проектов.

В первом, федеральном, случае предложения по приоритетным проектам (программам) могут разрабатываться и инициироваться органами исполнительной власти РФ, а также:

• органами власти субъектов Российской Федерации,
• органами местного самоуправления,
• общественными объединениями,
• научными и другими организациями.

Но все лишнее было отрезано в пензенской «кальке» документа. Нет там ни научных, ни общественных объединений, ни, тем более, каких-то сомнительных «других организаций». Инициировать проект могут только областная администрация либо муниципалитеты.

«Отстегнув» из обоймы всех лишних, нормотворцы подстрелили сразу двух, правда, весьма сомнительных, зайцев.

Мирная и безопасная инициатива


Первый из них, собственно, перекрытый подток идей со стороны (о котором ― смотри первый раздел ― и говорил глава региона). Проекты продолжают спускаться по разнарядке, превращаясь в ту же повседневную деятельность исполнительных органов региона, что была и до принятия постановления № 28-пП. Инициатива же любит наказывать и инициатора, и всех, кто невольно, по должности, оказался рядом. Так чего лишний раз подставляться!

Отсюда ― перечень проектов, которыми занимается офис:

• «Обучение плаванию учащихся общеобразовательных организаций Пензенской области»
• «Создание единой региональной системы территориального планирования и урбанистики Пензенской области»
• «Ввод в оборот неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения на территории Пензенской области»
• «Создание системы оценки управленческих компетенций государственных гражданских служащих Пензенской области категории «руководители» «Центр оценки (Ассессмент-Центр)»

И далее в том же ключе. Бросаются в глаза несколько моментов.

Во-первых, все обозначенные направления по существу своего содержания являются скорее не проектами, а просто повседневной деятельностью областного правительства. Каким образом это должно перевернуть картину инвестиционной привлекательности региона ― непонятно.

Во-вторых, некоторые из них обладают определенными признаками проектного управления, являясь основой для проведения закупочных процедур. Но любой госконтракт в определенном смысле сам по себе является проектом. Зачем ради этого было «плодить сущности», также остается загадкой.

Чиновник на чиновнике и чиновником погоняет


Второй подстреленный псевдо-заяц ― исключение сторонних людей из непосредственной работы с проектом. Здесь был сведен к минимуму риск скомпрометировать уровень профессионализма столоначальников. Поскольку рабочие группы формируются из тех же чиновников разного уровня по принципу «у кого свободного времени больше».

Привлечение сторонних специалистов сводится к минимуму, мнение их влияет лишь на узкоспециальные вопросы, коллегиальное принятие управленческих решений сводится к минимуму. Зато был создан Проектный комитет. Об эффективности подобных структур мы уже рассуждали.

А где же прозрачность?


Как же та самая прозрачность и открытость, которая является одним из фундаментальных принципов проектного управления? А нету ее.
Зайдем в «аккаунт» уже упомянутого нами проекта «Создание единой региональной системы территориального планирования и урбанистики Пензенской области»



Единственный наличествующий документ ― паспорт проекта. Из него узнаем план мероприятий. Оказывается, по графику (см.раздел «Этапы и контрольные точки) на момент написания материала должны быть выполнены 7 пунктов из 42, в том числе, подготовлен отчет о реализации мероприятий I Этапа проекта.

Не сомневаемся, что где-то он, отчет этот, существует. Но только не на соответствующей страницы раздела «Проектный офис» сайта правительства области. Нет там данных о проектной группе, нет сведений о фактически перечисленных средствах.

Не удалось нам найти и перечень предложенных, но отклоненных проектов. Все это сводит к нулю наше понимание того, что нового привнесло в жизнь региона открытие Проектного офиса Правительства Пензенской области.

Непроектные реалии


Для реализации принципов проектного управления, врочем, офис, в том виде, в котором он существует, не является необходимым условием. Вот, например, была у нас задача ― подготовиться к Чемпионату Мира-2018. Вроде бы, тоже пытались сделать все по науке, но не вышло.

Не было целостного понимания конечной цели: добиться, чтобы город был выбран в качестве тренировочной базы одной из сборных-участниц соревнования. Это включало в себя и подготовку собственно спортивной, и транспортной инфраструктуры, и облагораживание городской среды. В итоге же все эти подпункты существовали вне взаимосвязи друг с другом.

Вердиктом тогда прозвучали слова Ивана Белозерцева, сравнившего окрестности стадиона «Зенит» с гетто: «На улице Германа Титова по крышам магазинов трава растет, до сих пор работа не проводится с фасадами жилых домов: балконы разноцветные, стены ободранные. Приедут гости на чемпионат мира, будут смотреть на это. Вот только приедут ли?

Исторические параллели и пензенская современность


Помнится, в Российской Империи в начале ХХ века тоже очень не хотели создавать Государственную Думу, но создали ― обстоятельства требовали. Чтобы нивелировать эффект, стали направлять в нее законопроекты, вроде реконструкции конюшен в губернских училищах.

Складывается впечатление, что нечто подобное пытаются провернуть и сейчас. Потому что ― повторимся, ибо это главное ― сегодня то, чем занимается Проектный офис фактически ничем не отличается от обычной повседневной работы областной администрации. Просто сменили вывеску на более трендовую.

Поэтому рассчитывать в ближайшем будущем хоть на какой-то ощутимый эффект от применения проектной философии в управлении ― все равно что ждать жеребят от мерина. Фактически, мы видим очередную профанацию очередного благого начинания.

Интересно, как губернатор оценит работу своих подчиненных в этой сфере в на очередном инвестиционном послании, которое запланировано на февраль этого года? Скоро мы это узнаем.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи