Коворкинг верх Поддержи проект
Сердце на ладони: зачем женщины становятся сестрами милосердия?
Журналист
Журналист
Вот уже без малого двенадцать лет при пензенском онкологическом диспансере существует отделение сестер милосердия. Обычные люди по доброй воле берут на себя обязательства и ответственность, которые многим могут показаться чрезмерными: ухаживать и заботиться о тех, кто уже почти переступил черту между жизнью и смертью.
О жизненном укладе сестер милосердия, о смерти и чуде портал «Пенза-Онлайн» поговорил со старшей сестрой – Валентиной Коврижных.



Дорога к храму


Сестрой милосердия Валентина Дмитриевна Коврижных работает уже без малого двенадцать лет. Двенадцать лет каждый день расписан по минутам. Еще затемно она приходит в храм при онкоцентре – надо навести порядок, прочитать утреннюю молитву, да и приниматься за дела. После дня в храме – а длится он обычно без малого десять часов – спешит к живущей неподалеку пожилой женщине, которую нужно накормить, переодеть, помочь помыться. А кроме храма есть еще и богадельня при Троицком женском монастыре – там тоже люди, им тоже худо, они тоже ждут кого-то, кто поможет и найдет слова утешения. На вопрос о том, как ей удается выдерживать такой ритм, Валентина Дмитриевна лишь кротко улыбается. Говорит, что любит уставать – ведь тому, кто много устает, и спится крепче, и живется легче.

Время, конечно, берет свое. И сердце, в котором каждая изломанная судьба застревает осколком, с годами не становится здоровее. И наша собеседница признается чуть позже – она бы, может, и хотела уйти, но не видит пока того, кто мог бы подхватить ее дело.

Дорога к храму для Валентины Дмитриевны началась еще в детстве. Одно из самых ярких воспоминаний: старенькая мама ведет ее в церковь. В самом селе, где они жили, церкви не было, а потому ходить на богослужения приходилось в Нижний Ломов – а это не много не мало пятьдесят километров. Когда добирались пешком, когда на попутках, бывало, что успевали только к вечерне, и тогда оставались на всю ночь.

- Потом долгое время работала на заводе «Химмаш», а после завода – помощником воспитателя в детском саду, - вспоминает наша собеседница. – В начале двухтысячных садик закрыли, я досрочно ушла на пенсию. Я уже понимала, что куда-нибудь на производство не пойду просто в силу возраста. Но послужить хорошему делу хотелось.

Духовное и телесное


В Покровском храме Валентина Дмитриевна увидела объявление о наборе сестер в тогда еще – шел 2005 год - только-только открывшийся Свято-Елисаветинский центр милосердия.

- 14 июля у нас было первое собрание, - продолжает она. – В хосписе – так называлось в то время отделение паллиативной помощи – в кабинете главврача.
Кроме нее на собрание пришли восемнадцать женщин. Все полные сил, все горящие желанием помогать, нести покой и утешение. Отец Алексей Бурцев – именно по его инициативе открылся храм – провел для будущих сестер милосердия обход по отделению, показал, чем они будут заниматься и с кем будут работать. На второй день от восемнадцати человек осталось восемь.




Первое время самым тяжелым делом были ночные дежурства. Ночь – самое беспокойное время, ночью больные остаются наедине со своим недугом.

- У нас ведь нагрузка в основном не физическая, а психологическая, моральная, - признается Валентина Дмитриевна. – Бывает, вот, лежит человек, мучается, больно ему. Лекарства не действуют уже. И ты сидишь с ним рядом полночи, успокаиваешь, уговариваешь, как ребенка. «Знаю, что больно, но потерпи, потерпи, пожалуйста». Глядишь – ему и полегче станет. Хоть ненадолго.

- К нам приходит много людей, очень много, - рассказывает Валентина Дмитриевна. – Чаще всего, конечно женщины в возрасте – детей вырастили, внуков вырастили, а желание кому-то помогать, что-то делать для людей осталось. Но вот какая беда – приходят много, а остаются единицы.

Люди порой думают, что работать сестрой милосердия просто – слушай, что тебе говорят, да веди разговоры о духовном. Но дух – духом, а тело, тем более больное – телом, и про него тоже нельзя забывать. Кого-то нужно накормить, кого-то помыть, кому-то поменять подгузник. Брезгливые и впечатлительные здесь не приживаются.

Сейчас в центре милосердия служит двадцать человек. Из них всего половина активных – остальные постоянно меняются.

- У нас основная работа идет в богадельне, - продолжает наш собеседник. – За онкоцентром закреплены, не считая меня, два человека, потому что здесь главное все-таки медицинский уход, а для этого существуют врачи и медсестры. Но все равно забот хватает.



Надежда всегда остается

Ухаживают сестры милосердия в основном за теми, кого оставили родственники. Такое, к сожалению, случается часто – кто-то считает больного обузой, кто-то не знает, как с ним себя вести и о чем говорить.

– Однажды в хосписе лежала молодая женщина. Я навещала ее несколько месяцев, — вспоминает Валентина Коврижных. — Она только сидеть могла — у нее рак легких в последней стадии был. Прихожу я к ней в последний вечер, а у нее родственники сидят. Она меня увидела, обрадовалась и говорит: «Погладь мне спину»! Тетка ее обиделась: «Мы уже полтора часа у тебя сидим, почему ты не попросила меня это сделать?». — «Нет, пусть меня Валя погладит», — ответила больная. На следующий день ее не стало.

Есть и такие, кто просто боится. Но Валентина Дмитриевна уверена – бояться не нужно.

– На все воля Божья, - вздыхает она. - Бывает так, что мы все думаем – вот человек скоро умрет. Все об этом говорит. А потом оказывается, что у Бога на этого человека совсем другие планы.

Она рассказывает: как-то раз в отделении лежала девочка по имени Даша. Совсем еще маленькая – ей не исполнилось и трех лет. Врачи диагностировали у Даши терминальную стадию рака. Ни лекарства, ни операции помочь ей уже не могли. И тогда в одну из ночей мама девочки встала у ее постели на колени и стала молиться. Под утром женщина заснула. Проснулась, когда в мозгу стрельнула мысль: «Что же такое! У меня ребенок умер, а я сплю». Прислушалась – и поняла вдруг, что дочь дышит спокойно и ровно. А потом Даша зашевелилась, открыла глаза и слабым голосом попросила: «Мам, дай покушать…»

После курса реабилитации Дашу выписали. Сейчас ей уже четырнадцать. Болезнь отступила и больше не возвращалась.

Мы, конечно, не знаем, откуда пришло исцеление – действительно ли кто-то дал его свыше, или просто так распорядился случай. Не знаем и не будем судить. Но такое, по словам Валентины Дмитриевны, случается. Пусть и не очень часто, как и положено настоящему чуду, но все же. А значит, надежда всегда остается.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи