25° ... 25°, ветер 4 м/с
62.87
70.79
Куда девать неоднозначные памятники Пензы
Журналист
Журналист
Антон Инюшев

7 ноября 2017 года рядом с Покровским архиерейским собором освятили и открыли для посещения памятник страстотерпцам — царю Николаю II и его семье. Монумент выполнен в виде небольшой часовни. Это событие осталось почти незамеченным, не вызвало особых скандалов и возмущений среди пензенцев. Почему это хорошо и как нам дальше с этим жить, вы узнаете из данной статьи.



Памятник Николаю II априори должен был попасть в категорию «неоднозначных». Народ прозвал этого правителя «Кровавым», русские потеряли во времена его правления миллионы убитыми и покалеченными. Войну царь выиграть не сумел, навести порядок внутри страны тоже не смог, а в конце концов он и вовсе допустил крах многовековой империи. Так стоило ли возводить такому человеку памятник?
Ответ на этот вопрос дать не так-то просто. Для начала следует вспомнить, какую реакцию вызвал несколько лет назад пензенский памятник другой неоднозначной персоне — Иосифу Сталину.

Если коротко — это был скандал. Когда в 2011 г. памятник только появился в Пензе — в частном секторе, за глухим забором — волнения были не слишком сильны и носили кратковременный характер. Но перенос бюста Сталина в центр города прошел на гораздо более эмоциональном фоне. Либералы, правозащитники и члены партии «Яблоко» писали петиции и жалобы, открыто выражали свое возмущение, требовали убрать памятник.

Похожая история произошла с памятным знаком, посвященным Чехословацким легионерам. Эта небольшая арка с фамилиями погибших бойцов была установлена в 2015 г. у вокзала Пенза-III по инициативе Чехии. Однако, напомним, эти самые легионеры в 1918 г. фактически захватили Пензу силой, убив при этом десятки жителей нашего города. Безотносительно того, кто именно был виноват в начале данного конфликта, все равно возникает вопрос: должен ли стоять памятник этим людям на пензенской земле? Неудивительно, что активные горожане высказали свой протест против данного монумента.

Памятный знак был установлен вдали от глаз большинства пензенцев. Это частично сглаживало остроту возмущения, но не разрешало противоречия. С другой стороны — а что делать с таким памятником? Сносить? Это чревато международным скандалом. Да и наш ли это метод?

Легко и приятно возводить монументы тем историческим личностям, которых все вокруг любят. Если бы завтра в Пензе поставили памятник Гагарину, кто бы стал возмущаться? Ведь всем нравится этот улыбчивый парень.

Иное дело — личности неоднозначные. Как быть в этом случае? Вроде бы и историю свою нужно знать, хранить память о былых временах, в том числе и с помощью монументов, статуй и мемориальных досок. Но как же ухитриться поставить им памятник, но при этом обозначить, что фигуры эти были неоднозначными, людьми они были не очень хорошими, а грехи их порой перевешивали добрые дела?

Несколько лет назад подобную задачу решали депутаты пензенской Городской думы. Народные избранники обсуждали перспективу установки памятника Салтыкову-Щедрину. Писатель он, безусловно, выдающийся, и к Пензе имеет непосредственное отношение. Но, вот беда, очень уж он не любил Пензу, и город Глупов, говорят, придумал именно под впечатлением от нашего города.

В ходе обсуждения у одного из депутатов родилась мысль: давайте поставим памятник, но придадим Салтыкову-Щедрину на нем карикатурные формы — сделаем его с большим носом или ушами. Мол, он над нами, пензенцами, сатирически издевался, теперь мы над ним поиздеваемся. Такой подход полностью лишен внутреннего благородства, но и он, наверное, имеет право на существование.

А что делать с теми памятниками, которые уже установлены? Раньше они были вполне «однозначными», положительными. Но потом, к примеру, сменилась эпоха, пришла другая идеология, и монументы перешли в разряд «неоднозначных». Сносить их? Но это будет борьба со своей историей, со своим прошлым. Ничего не делать? Но это чревато тем, что некоторые неуравновешенные граждане могут начать «войну с памятниками». Подобные вещи в их крайнем проявлении мы можем увидеть на Украине, а теперь еще и в США. Смотреть на войну людей с памятниками неприятно, а порой и страшно.

Но что нам Украина, у нас имеются и свои примеры. В 2008 г. памятник Дзержинскому в Пензе был облит краской. По мнению вандалов, это, видимо, должно было символизировать кровь, которая проливалась благодаря действиям «Железного Феликса». Памятник Дзержинскому потом еще долго стоял с крупным ржаво-красным пятном — его было сложно отмыть до конца.

Есть мнение, что нам нужно сменить саму нынешнюю концепцию памятников. Слабая реакция общественности на установку часовни в честь Николая II показала, что пензенцы стали несколько спокойнее относиться к появлению в городе монументов, посвященных неоднозначным историческим фигурам, особенно если эти монументы возводят не в самых людных местах. Наверное, настал удачные момент для того, чтобы вспомнить — слово «памятник» происходит от слова «память». Монумент не всегда должен возвеличивать и прославлять тех людей и те события, которым посвящен. Некоторые памятники нужно ставить просто для того, чтобы помнить о событиях своей истории.

В рамках такой концепции не имеет значение, «однозначную» фигуру мы рассматриваем или «неоднозначную». Памятники можно ставить всем, кто имеет отношение к важным вехам нашей истории. Если какая-нибудь группа пензенцев захочет увековечить некоего исторического деятеля - пусть увековечивает, даже если этот деятель не всем нравится.

Вспомним Пушкина. «Я памятник себе воздвиг нерукотворный, к нему не зарастет народная тропа», — писал он. Возьмем же на вооружение этот образ, использованный поэтом. Пусть пензенские власти следят не столько за памятникам, сколько за тропами, ведущими к ним. Если люди часто приходят к мемориалу, возлагают цветы, проводят рядом с ним мероприятия, значит этот памятник нужен народу (или какой-то его части).

Если, к примеру, пензенцы ежегодно «заваливают» монумент гвоздиками, отмечают праздники вокруг него, то такой памятник, конечно же, сносить нельзя. Это стало бы оскорблением для многих жителей города, да и просто было бы несправедливо. А те монументы, народная тропа к которым «зарастает», со временем стоит переносить куда-нибудь на окраины Пензы. Если такие памятники никому толком не нужны, то и в центре города им делать нечего. А некоторые мемориалы, которые почти никто не посещает и к которым у пензенцев будет формироваться стойкая неприязнь, стоит и вовсе демонтировать.
Естественно, такие манипуляции следует производить только после обсуждения с жителями Пензы (пензенская общественность за последние годы стала достаточно активной, подобным дискуссиям она будет только рада).

В нашей непростой российской истории практически невозможно найти персонажа, который был бы целиком и полностью положительный. Даже к вышеупомянутому Юрию Гагарину наверняка у кого-то да возникнут претензии. Поэтому, вместо того, чтобы размышлять, кто у нас сегодня хороший, а кто неоднозначный, нужно просто разрешить все памятники. А их место (и право на существование) определит потом сам народ.

Таким образом, памятники Пензы станут не просто «точками концентрации» истории, но и своеобразными индикаторами общественного сознания горожан. Если какому-нибудь историческому лицу установлен мемориал в посещаемом месте Пензы, значит, в настоящее время этого человека считают «хорошим», достойным почитания. Если у кого-то памятника нет, или есть, но находится он «на задворках», то это значит, что пензенцы знают об этой персоне, но не очень-то ее любят. А с годами ситуация может измениться. Это будет немного похоже на естественный отбор, или на борьбу за место в «иерархии смыслов и симпатий».

И если некая группа пензенцев все же соберется установить памятник Василию Бочкареву, этому тоже не нужно препятствовать. И если после установки статуи бывшего Губернатора к ее подножию жители Пензы понесут цветы, это тоже будет индикатором состояния нашего общества. Это будет значить, что многие из нас любят и ценят Бочкарева. Значит, мы действительно заслужили такого Губернатора.

Но если пензенцы не станут приходить к памятнику Василию Бочкареву, а, тем более, если над его статуей начнут издеваться (как, например, во Владивостоке на шею статуи Солженицына повесили табличку с надписью «Иуда»), то это тоже многое скажет о жителях города и их настроениях. В этом случае данный памятник можно будет смело отправить с глаз долой, на выселки.

То, что в рамках данной концепции некоторые мемориалы придется двигать с места на место, вызовет, конечно же, определенные трудности технического плана. Ну а кому сейчас легко? Эпоха у нас такая — все движется, меняется с ошеломляющей скоростью. На фоне «войны памятников» куда более пристойно выглядит их территориальная ротация по принципу «С глаз долой — из сердца вон». Так и историческая память не пострадает, и свое актуальное отношение к событиям прошлого можно будет выразить.

Естественно, говоря о том, что нужно разрешить ВСЕ памятники, важно делать серьезные оговорки  Здесь должен главенствовать принцип адекватности и законности. Можно добавить еще массу пунктов, но хватит и первых двух. Главное — не доводить идею до абсурда.

Итак, если Пенза станет территорией, свободной для любых памятников, то пензенцы постепенно привыкнут к тому, что рядом с ними живут и работают носители другого мнения и других ценностей, и что это нормально. Твердь земная не разверзается, когда кто-то приносит букет к памятнику Иосифа Сталина, и с неба не идет кровавый дождь, когда кто-то другой в это же время молится за упокой страстотерпца Николая Романова у его часовни. И гражданская война из-за этого тоже не начинается.

Люди станут спокойнее относиться даже к тем памятникам и символам, которые раньше их раздражали. А там, глядишь, и до национального примирения недалеко.

Фото автора


Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи