22° ... 22°, ветер 3 м/с
62.81
71.38
Какие тайны скрывает Пензенский Государственный архив
Татьяна Мажарова
Татьяна Мажарова
Бывали ли вы когда-нибудь в архиве? Слово «архив» чаще всего ассоциируется с узкоспециализированной работой с документами, достаточно монотонной и не такой интересной обывателю. Другое дело — историк, краевед, человек, пишущий научную работу, студент — эти категории людей легко представить корпящими над папками, картотеками, старыми газетами и фотографиями.



Однако рано или поздно в стенах архива может оказаться буквально каждый: и историк, и краевед, и борец за собственные права неожиданно просыпается в обычном человеке. Вам вдруг очень сильно захочется узнать, к примеру, о старинном доме, на который вы смотрите из собственного окна почти всю жизнь (это будет тематический запрос), или, наконец, вы решите восстановить свое генеалогическое древо, обнаружить что-то из истории своей семьи, установить родственные связи (это — генеалогический запрос) или вдруг назреет необходимость восстановить хронологию своего трудового стажа, службы в армии или получить сведения о наградах или репрессиях в отношении близких (запрос социально-правового характера).

Искать информацию можно самому или обратиться за помощью к специалистам архива, однако вряд ли ваше знакомство с этой организацией выйдет за рамки посещения читального зала.

Недавно мне удалось побывать на уникальной экскурсии по Государственному архиву Пензенской области, организованной сообществом «Сурский круг». Причем далеко не все самое любопытное и занимательное находилось в каких-то труднодоступных для «человека с улицы» местах, интересное в архиве начинается буквально при входе. Другое дело, без хорошего проводника ты можешь и не разобраться, что именно представляет интерес. В данном случае проводником выступила главный архивист Государственного архива Пензенской области Светлана Петрина, которая сумела сделать это увлекательно, дружелюбно и очень искренне.

Работники архива периодически делают экспозиции на разные темы, иногда эти экспозиции вывозят в различные учреждения, однако большую часть времени с ними можно ознакомиться только в стенах архива.

В холле первого этажа висит несколько стендов, именно с ними Светлана Владимировна стала знакомить в первую очередь. Все они посвящены теме войны. На первом стенде — фотографии, пожелтевшие письма-треугольники, другие документы связаны с пензенцами, воевавшими на фронтах Великой Отечественной. Ко многим из представленных экспонатов еще невозможно получить доступ, ибо они поступили в архив достаточно недавно, еще не прошли опись и не учтены реестром.

Второй стенд посвящен мирному труду на территории Пензенской области в годы войны, а третий — документам из фильтрационного фонда ФСБ, которые поступили в архив после 1991 года. По словам Светланы Владимировны, ФСБ передало госархиву далеко не все архивы НКВД, но получить доступ к фильтрационным делам (то есть сведениям о тех, кто находился в плену) возможно, правда только тем людям, которые докажут свое родство с указанными в документах персонами.



— Это очень интересный фонд, потому что в нем очень много документов. Немцы же известны своей педантичностью, поэтому на каждого пленного заводился персональный паспорт, арбайтбух (трудовая книжка), различные анкеты, — рассказывает Светлана Петрина. — По этим документам можно проследить в каких концентрационных лагерях человек был, на каких производствах работал. Этот фонд очень помог многим людям в 90-е, когда Германия стала выплачивать тем, кто побывал в плену или их детям контрибуции. Очень многие у нас заказывали эти справки и получали денежные компенсации за своих родителей.

Заказывались и документы по поводу эвакуации. Кстати много интересных и известных людей в детском возрасте находились в эвакуации на территории Пензенской области, например, певец Эдуард Хиль, журналист и бессменный ведущий «Фитиля» на пензенском телевидении Яков Клейнерман.



Кстати, многие известные люди Пензы или их родственники дарили и дарят свои личные архивы фонду архива Государственного. В связи с военной темой Светлана Владимировна упомянула среди дарителей историка, краеведа и художника Владилена Мочалова, передавшего немало документальных свидетельств о 354-й стрелковой дивизии, сформированной на Пензенской земле и супругу известного оперного певца Федора Вазерского — Марию Харитонову, которая, в частности, переписывалась с женой певца Александра Мозжухина (брата актера Ивана Мозжухина) и получила от нее в подарок программку концертного выступления Мозжухина в оккупированном Париже. Если задуматься, то даже эта программка очень показательна: прочитав ее, можно узнать, что Мозжухин исполнял практически только русские произведения на этом концерте.



Еще один стенд посвящен увековечению памяти павших. На нем предоставлены фотографии памятников, захоронений, фрагменты Книги Памяти, предоставляемые поисковыми отрядами.

На втором этаже здания Госархива нас ждала еще одна интересная выставка, на сей раз — посвященная истории борьбы с коррупцией на территории Пензенской губернии. Среди экспонатов — документы Наместнического правления и Пензенского Губернского правления, датируемые периодом с конца 18 века по начало 20-го.

— Если говорить о Пензенском крае, то в течении только 19 века на территории губернии было проведено три сенаторских ревизии, — продолжает Светлана Петрина. — Сенаторская ревизия назначалась по указу самого императора и направлялась в те губернии, где было наибольшее число коррупционеров. На стенде можно увидеть портрет губернатора Панчулидзева, одного из самых известных мздоимцев в нашей локальной истории. Когда в 1858 году ревизовать приехал сенатор Сафонов, у власти как раз находился Панчулидзев. Казначей, служивший в то время, была честнейшим человеком, а губернатор то и дело брал через него деньги из казны под расписку. Приезд сенатора не вызвал у казначея беспокойства, он был уверен, что при необходимости предоставит все расписки ревизору (они хранились в специальном шкафу), но когда ревизор открыл этот шкаф, тот оказался пустым. Казначей (к сожалению его имени история не донесла до нас) пришел домой и отравился.

Еще один «фигурант» — наровчатский городничий Донцов (правда, это была другая ревизия — Ивана Саввича Горголи, 1828 год). Очень уважаемый человек, герой войны 1812 года, инвалид войны Донцов творил, однако, в своей вотчине, что хотел. Приезжают крестьяне на базар, денег ему не платят — он их сажает в тюрьму, пока не заплатят. Если в течение трех дней они не дают ему нужную сумму, он забирает весь товар и отпускает их ни с чем.

Или пожарный обоз был в Наровчате. Числилось четыре лошади, на самом деле - было две, но деньги из казны шли на прокорм четырех, куда шла половина денег? Правильно, Донцову. Долгое время пытались его привлечь к суду — и не его одного: на стенде есть документ, в котором Горголи перечисляет около 160 чиновников, преданных суду с предписаниями освобождения от должности, а другой документ, уже за подписью Бенкендорфа датированный более поздним временем свидетельствует о том, что все осталось на своих местах.

Опять же стоит отметить, что без озвученных Светланой Владимировной дополнительных фактов, бумага все-таки не может обеспечить таких ярких эмоций восприятия, но именно документ дает нам понять, что все сказанное — историческая правда. Поэтому становится понятно, почему так важно сохранить документы и, собственно, зачем нужен архив.

Однако нельзя сравнить хранилище документов с простым складом. Документы хранятся в определенном порядке и при определенных условиях. Каковы эти условия и как выглядят некоторые из документов, мы узнали, поднявшись на третий этаж здания Государственного архива Пензенской области.

Продолжение следует

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи