3° ... 3°, ветер 1 м/с
63.75
70.53
Как в Пензе дискредитируют социологию
Журналист
Журналист
Максим Денисов

Поскольку, как нам всем давно уже сообщили, мы живем сейчас в информационном мире, многие вещи приобретают новые смыслы и значения. В частности, наука социология, ранее только отражавшая общественные настроения, и позволявшая на этой основе делать некие выводы, ныне уже своими выводами на это самое общественное мнение непосредственно влияет. Что, например, означает, опубликовать рейтинг политических партий? Это значит, сформировать у граждан, получивших доступ к этой информации, образ победителя у лидера рейтинга, дав тому серьезную фору.

Потому в выборный год мы столкнулись с массой социологических исследований. К большому сожалению, в своей массе дилетантских, неправдивых и нежелательных. В результате доверие к социологии у большой массы населения оказывается подорванным. И восстановить его будет очень сложным. По крайней мере, в Пензе, парадоксальным образом имеющей отличную кафедру в ПГУ, и значительное число высококвалифицированных ученых социологов, на это уйдет, как минимум несколько лет.

Так считает известный пензенский политолог Анатолий Бодров, возглавляющий Исследовательско-аналитический центр «Парето-центр». На счету «Парето-центр» десятки квалифицированных исследований, в том числе и по правительственным заказам. Так что этот человек знает о чем говорит, тем не менее, автор статьи позволит себе его иногда бесцеремонно перебивать. Итак….

О дилетантизме в науке


Автору тут недавно попеняли на то, что он раскавычивает цитаты. Так вот — подзаголовок — это из статьи Герцена. А теперь переходим к делу.

Социология — наука. И в ней, как и во всякой науке есть метод. Нарушение этого метода ведет к ошибкам, зачастую грубым, и сводящим на нет все исследование. Поэтому, каждое исследование, даже представленное не специалистам, а широкой публике, должно в себе заключать раздел… ну, грубо, назовем его «Как и что мы считали», с обоснованием такового подхода. Весной этого года, критикуя одно из «исследований», касавшихся СМИ в Пензе (сразу отметим, что в данной статье мы будем избегать называть имена и ресурсы, на которых были опубликованы критикуемые работы, отказываясь от любой дискредитации коллег, с верой в их светлое будущее).

Анатолий Бодров, в частности отмечал:  «Видим мы три грубейшие методологические ошибки.

Во-первых, они проводили анкетирование в праздничные дни — 23 февраля и выходные. Правило любого социологического исследования — оно не должно совпадать по времени с праздниками. Поясню почему, на примере одной курсовой работы. Студент выяснил, что в сети магазина, реализующего бытовую технику, основной чек составляют мелкие товары ценой до тысячи рублей, а основными покупателями являются мужчины средних лет. Это довольно странный результат, если не брать во внимание, что исследование проводилось 6 и 7 марта, когда мужчины повалили за подарками коллегам и родственницам.

Во-вторых. Медиаметрия традиционно предусматривает выборку респондентов от 16 до 65 лет. В данном случае были выбраны респонденты от 18 лет и старше. Почему? Напрашивается сам собой вывод, что исследование делалось под сентябрьское голосование на выборах, в расчете на размещение в СМИ агитационных материалов. А это уже притягивание за уши, если не сказать просто жульничество.

 
В-третьих. Выборка вообще нерепрезентативна. У них значится, что доля опрошенных в возрасте от 18 до 35 лет составляет 44,8%. Но реальная доля населения Пензы в данной возрастной группе по данным Пензастата — 28%.

Это грубейшие ошибки, обесценивающие напрочь результаты исследования.

И еще один момент поразил. Они опросили, по их собственным словам, 770 человек. И при этом только 16 анкет были ими забракованы. То есть 2%. Между тем обычный процент брака при таких исследованиях — это 20%. А если анкета сложная (как было в этом случае) то и все 30 и даже 40%. Тут получается, «в поле» просто гении какие-то работали! Как можно такому доверять?»

Правдивость исследования


Но то, что приводилось выше — это «профессиональные разборки». Хотя и помогающие обычному читателю, чему можно, а чему нельзя верить. Но есть то, что любой читатель увидит собственным невооруженным глазом.
Недавно одним из пензенских информресурсов было опубликовано исследование на сакраментальную тему «за кого бы вы проголосовали, если бы выборы проходили в ближайшие выходные». Выяснили лидерство некоторых партий и кандидатов, которые таким данным весьма обрадовались и поспешили использовать их в собственном предвыборном пиаре.

Анатолий Бодров: «Вот я считаю на калькуляторе сумму, которая у них получается по всем кандидатам, а также неопределившимся, и получаю… 101,6%! Это как? Очевидно же, что в сумме не может получиться более 100%? Что получается, меня где-то обманывают?» 



Далее в описании указано, что статистическая погрешность 3,1%. А опрошено, по их же словам, было 500 человек — то есть каждый из опрошенных - это 0,2%.  (Это как в мультфильме «Страна невыученных уроков», где у Виктора Перестукина получалось, что яму рыло полтора землекопа).

Анатолий Бодров: «Но это еще не самое страшное. Иногда мы сталкиваемся напрямую с явной фальсификацией. На другом уважаемом ресурсе появилась голосовалка на тему, какое ведомство самое коррумпированное. Утро. 9.35. Лидирует УФСБ с 88 голосами. Ну, может быть, посетители именно этого ресурса и придерживаются в действительности такого мнения. Но смотрим в 13.45. Проголосовала по счетчику еще 2 человека, но это отняло каким-то образом у УФСБ… 11 голосов. Прошло еще два часа — у УФСБ был уже 91 голос, но к вечеру оно уже вновь скатилось к показателю 77. Это полная дискредитация науки! Кто после такого вообще во что-то поверит?» 

Отметим от себя, что помимо такой явной фальсификации в интернет-голосованиях существуют и более мягкие методы всевозможных «накруток» (с которыми, в свою очередь, борются разными фильтрами, но не всегда успешно). Особенно этим прославился сайт городской администрации — одна история с голосованием за «площадь Мейерхольда», два года назад скандально прозвучавшая на всю Россию чего стоит!

А ранней весной проводился масштабный опрос о проблемах города, требующих приоритетного решения. Тогда выяснилось, что большинство жителей… удовлетворены качеством уличной разметки. А было это, повторюсь, ранней весной, когда прошлогодняя разметка уже была убрана вместе со снегом, а новую еще никто не собирался наносить…. Но тут же подумалось: так может, граждане и довольны ее отсутствием? Никакой тебе двойной сплошной?

Желательность


Помимо правдивости, Бодров выделяет еще один критерий — желательность исследования. Речь идет как о желательности самой тематики исследования, так и желательности полученных результатов. Например. Мы можем провести исследование на тему «Есть ли жизнь на Марсе», опросить тысячу человек, сделать репрезентативную выборку — но что нам делать потом с результатами подобных исследований? Кому они в чем помогут?

Анатолий Бодров: «Желательность исследования можно определить по-разному. Например, лично для меня, в свое время крайне желательным представлялось исследование Института региональной политики (директор — Валентин Мануйлов) «Интеллектуальная элита Пензы». Все тогда хихикали над тем, что в этом рейтинге первое место занял сам Мануйлов. Между тем, это было крайне желательно. Это особо не расходилось с истиной, ибо респонденты, отвечая на анкету Мануйлова, не могли не отмечать его комплементарно.

С другой стороны, мы увидели, что тогдашний губернатор области Бочкарев оказался лишь на 4 месте. Учитывая его всем известную ревнивость, получается, что Мануйлов вызвал огонь на себя, показав при этом обществу, в общем-то, объективный факт — неприятие губернатора интеллектуальной элитой Пензы, предрекающей его скорый уход.

Другой случай. Желательность исследования характеризуется выводами, к которым в нем приходят и теми мерами, которые затем на основании этих выводов принимаются. Например, если взять рейтинг банков - то там руководству показывают, по каким позициям у них все хорошо, а по каким - недоработки. Или вот, в свое время Андрей Двойнин проводил исследование по национальным проектам , и выяснил, что в области по их выполнению полный швах, за исключением программы «Дом для молодой семьи». Можно ли было правительству области по итогам этого исследования делать какие-то выводы? Нужно! Другое дело, делали ли… но это уже не проблема собственно социологического исследования.
А что нам дает упомянутое исследование коррупции?

Во-первых, на фоне остальных глубоких социально-экономических проблем, сама тематика не выглядит особо актуальной.

Во-вторых, совершенно недопустимо отсутствия дифференциации органов власти - как можно сравнивать силовые ведомства с представительными органами власти, по каким критериям?

В-третьих, о результатах - вышло, что у них самое коррумпированное ведомство УФСБ, собственно и предназначенное для борьбы с коррупцией, а на последнем месте оказалась Гордума. Какие из этого следует делать выводы? Ликвидировать ФСБ и передать их функции депутатам? Или что?» 

И что мы получаем в результате? Сплетни на тему «кто кого заказал» и полную дискредитацию самого формата социологического исследования.

И теперь всем реально и добросовестно работавшим профессионалам-социологам в Пензе придется долго трудиться над восстановлением репутации социологии, как науки.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи