20° ... 20°, ветер 3 м/с
62.52
71.23
Главное богатство страны в дефиците. Еще немного о Пензенских лесах
Михаил Чернецов
Михаил Чернецов
Лес — главное богатство страны, и Пензенской области очень хочется в это верить. Но от идиллии мы отстоим очень и очень далеко. Что думают по этому поводу профессионалы?



Весь вечер на арене без страховки


В минувший четверг в Интеллектуальном парке «Академия» говорили о главном богатстве страны. Речь перед собравшимися держал начальник информационно-аналитического отдела Центра защиты леса Пензенской области Алексей Куликов.

Вообще, строго говоря, компетенции «Центра защиты леса» лежат в области лесопатологического, радиологического мониторинга и наблюдения за воспроизводством лесных массивов. Иными словами, в Центре следят, чтоб лес был здоров и не сокращался слишком в площади и кубатуре.

Об этом и шла речь в лекции Алексея Куликова: история развития службы, применение геоинформационных систем и спутниковых технологий. Постепенно выступление перешло в дискуссию. Вопросы собравшихся выходили далеко за сферу формальных полномочий Центра — гости явно хотели получить ответ за все аспекты состояния лесного хозяйства, от учета древесных ресурсов до изменений в законодательстве и от насущных пензенских дел до лесных дилемм Дальнего Востока.

Отдадим должное — в ответах своих сотрудники Центра защиты леса старались быть предельно честными. И хотя между спикерами и зрителями порой ощутимо проявлялась разница погруженности в тему, в зале прозвучало немало интересных суждений. Представим вниманию читателей некоторые интересны пункты беседы.



Нечего рубить?


На правах авторства, позволим себе разместить вопрос «Пенза-онлайн» в начале.

— Лесодобывающая промышленность области сегодня заинтересована в заготовке древесины хвойных пород, в основном, сосны. При этом сосну сложно назвать доминирующей породой. На вопрос, почему не ведется крупномасштабная разработка дуба, березы, осины, предприниматели отвечают, что подавляющее большинство твердо- и мягколиственных пород поражены заболеваниями, причем повреждения отражаются на годовых кольцах определенного возраста, что делает даже здоровое, в целом, дерево непригодным для нужд промышленности. Насколько критична ситуация с этой точки зрения и ждать ли ее изменения с переходом более молодых насаждений в группу спелых и перестойных?

— То, что говорят предприниматели, очень близко к правде. Во-первых, у нас действительно очень мало предприятий, ориентированных на переработку такой древесины. Во-вторых, раньше государством выделялись деньги на уборку поврежденных деревьев и посадку новых. Сейчас такая поддержка свелась на нет. Осуществлять работы по рубке больных деревьев просто экономически нерентабельно. Арендатор ищет возможность избежать этих работ, так как понесет убытки. Итог — происходит накопление больной древесины. Здоровой осины, например, у нас практически нет.

— То есть рассчитывать, что в обозримом будущем лесной ресурс области увеличится за счет улучшения здоровья древесины, не стоит?

— Нет. Расчетная лесосека за последнее время уже сократилась в два раза. Скорее всего, тенденция сохранится.

Восток — дело тонкое


Впрочем, интересовали собравшихся не только пензенские дела.

— Сейчас одна из самых громких проблем в сфере защиты леса — Дальний Восток, где огромные территории были отданы в аренду китайцам. Они, не соблюдая никакие нормы, просто вырубили целый лес. В итоге, сломалась экосистема, на грани гибели оказались целые популяции и растений, и животных. Как простые неравнодушные граждане могут поучаствовать в решении этой проблемы?

— Ваши слова звучат романтично. Это нормальная реакция, любого думающего человека не может оставлять равнодушным то, что там происходит. Но, знаете, мы песчинки по сравнению с той системой, которая работает там.

Закон с учетом интересов

В вопросах гостей Интеллектуального парка в этот вечер проступали скептические нотки.

— Вы говорите, что с принятием нового Лесного кодекса у вас были сокращены штаты, урезано финансирование. Периодически говорится о каких-то достижениях, но ситуация-то в лесу не улучшается. Не считаете ли Вы, что это — этап в планомерной подготовке общества к передаче лесных ресурсов в частные руки?

— Знаете, Лесной кодекс до сих пор очень сырой. Недавно к нему были приняты поправки — хорошие поправки! — разработанные Рослесзащитой. Но только из тридцати листов поправок в итоге осталось три. Один из руководителей нашего учреждения на федеральном уровне, корифей нашей сферы, рассказывал, что он тоже сначала переживал, почему кодекс не доводится «до ума», почему не слушают специалистов. Но когда он попробовал подробней разобраться , что скрывается за той или иной нормой, он увидел там столько частных интересов…

Финал на хорошей ноте

Дискуссия в интеллектуальном парке явно превысила временной регламент, а вопросы все оставались.

— Давайте закончим все-таки на хорошей ноте, — предложил кто-то из зала.

На что лектор улыбнулся:

— Мы вам столько не успели рассказать! Про раидологический мониторинг, например. Ну так вот, хорошая нота: радиационная нагрузка снижается.

Post scriptum


Мы ни в коем случае не хотим, чтобы у читателя создалось впечатление, будто очередная встреча в ИнтелПарке «Академия» прошла сплошь в минорных тонах. Отнюдь! Мы обсудили и обновление оборудования Рослесзащиты, и технологии работы с эталонными семенами.

Но озвучить мы хотели именно те вопросы, которые показывают, что пензенцы неравнодушны к ситуации в лесах, что они стараются быть в курсе новостей и видят, какие проблемы сегодня существуют в этой сфере.

фото: автора и Евгения Ермакова


Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи