Коворкинг верх Поддержи проект
Что думают пензенцы об имени для аэропорта
Владислав Беляков
Владислав Беляков
Две недели остается до окончания голосования на проекте «Великие имена России», где жители страны выбирают имена для аэропортов. У пензенской воздушной гавани три претендента: критик Виссарион Белинский, писатель Александр Куприн, поэт Михаил Лермонтов. Пока с большим перевесом лидирует поэт.

232323.jpg

На прошлой неделе сразу несколько известных пензенцев высказались в социальных сетях по поводу проекта «Великие имена России». Часть комментариев мы опубликовали в материале «Время менять имена. Кто последний в очереди на голосование» . После чего получили еще три послания на эту тему. Публикуем и их.

Фамилия должна вызывать эмоции


Урбанист, социальный инженер Святослав Мурунов:

«В данном случае я считаю, что идея Общественной палаты по поводу проекта «Великие имена России» — это попытка переключить дискуссию в городах со сложных вопросов на дискуссионные. Если бы инициатива про наименования родилась бы в самом городе — то это другое дело. А тут опять Москва, вброс — думаем все про аэропорты, а меня, например, волнует тема мусора (обманутых дольщиков, экономики и т.п.)

Но с точки зрения исследования это всегда интересно, например, в Калининграде лидирует Кант (и местные чиновники не знают, что с этим делать), в Омске убрали Егора Летова, поэтому сама затея показывает запрос на самоидентификацию городов через имена, и про право на свое мнение и отношение к этому праву. Это, кстати, лишний раз подтверждает, что даже навязанная идея в состоявшихся сообществах находит собственное решение.

Что касается Пензы, я бы, например, выбирал не затертые до дыр уже имена классиков (Лермонтов, Белинский, Куприн), а прежде всего, Салтыкова-Щедрина, или из советских — Мясников, или постсоветских — Бочкарев. Так как история территорий — это не только те, кто нам нравится или не нравится, это те, кто стал сам историей, повлиял на нее. То есть, каждая фамилия должна вызывать эмоции, и есть шанс, что опыт будет переосмыслен, а не забыт».

Почему бы не аэропорт Засечное?


Блогер, путешественник Денис Симонов:

«У меня, если честно, двоякое мнение на этот счет. С одной стороны, мне нравятся исторические и географически привязанные названия главных воздушных ворот нашей страны — «Домодедово», «Внуково», «Шереметьево» и «Пулково». Я бы не хотел, например, возвращаясь в Россию, приземляться в московском международном аэропорту имени Николая II или имени Лужкова. Как бы много, по мнению некоторых, они не сделали для России и Москвы, в частности. Потому что всегда найдутся иные люди с диаметрально противоположным мнением, и такая «именная» посадка будет им неприятна. Соответственно, вынесенная сейчас в тренд идея «очеловечивания» аэропортов, по мне, — не самая хорошая затея.

С другой стороны, я признаю, что аэропорт «Пенза» в Пензе — это даже для нашего скромного аэровокзала, наименование — так себе. Тогда, может, просто, и географически обоснованно — аэропорт «Засечное»? Без пафоса, без поклонений и восхвалений, соответствующе месту и виду, открывающемуся от аэропорта. К тому же, с неким отсылом в историю нашего города и к царской приграничной засечной черте.
Но, если уж «аэро-очеловечивание» сейчас на хайпе, и без этого никак нельзя, то точно не «Лермонтов», «Куприн» или «Белинский». Слишком уж, при всем моем уважении к личностям и творчеству классиков, это банально и заезжено.

Вот в Ростове новый аэропорт назвали «Платов». И сразу интерес к истории атамана Донского казачьего войска пошел вверх. Так давайте тоже наших менее «известных» подтягивать — Голицыных, Куракина, Воейкова, даже Давыдова, который Денис. Серьезные же ребята в свое время были, ничуть не хуже ростовского Матвея Ивановича. Но, про них, как про часть пензенского прошлого, мало кому известно и аэропорта в честь себя они, пока, не имеют».

Лермонтов — не худший сценарий


Продюсер фестиваля «Jazz May Penza» Олег Рубцов:

«Вопрос поименования аэропорта меня не волнует совершенно. Услугами аэропорта пользуется не более 10% пензяков и вряд ли более 5% населения области. Он просто исключен из системы бытования горожанина. Когда возникает необходимость упоминания, он остается (и навсегда останется) просто аэропортом.

То есть как топоним этот объект совершенно незначим. В отличие, например, от площади (ныне Юбилейной), которая присутствует в сознании пензяков и не может оставаться безымянной. К странному порядку выбора ее названия возвращаться смысла нет, хотя отражение этого процесса мы видим в дурацкой ситуации с омским аэропортом: люди решили, но раз их мнение не совпадает с мнением чиновников, неправильными оказались либо люди, либо их решение.

Аэропорт же, вероятнее всего, получит имя Лермонтова — ну и ладно. Это не худший сценарий, если говорить о пресловутой туристической привлекательности (изо всех сил стараясь сохранить серьезное выражение лица). Если представить себе некоего командировочного гражданина или просто гостя города, прибывающего в аэропорт «Лермонтов» и задающегося вопросом, какова связь между Пензой и одним из главных отечественных культурных брендов, можно допустить возможность конверсии этого самого гражданина в посетителя музея-заповедника «Тарханы».

Предполагаю, что ни одно другое имя столь полезную конверсию обеспечить не сможет. Разве что Савицкий. Но это еще более фантастический вариант. А вообще эта траектория настолько пунктирна, что тратить время на ее обсуждение тоже не хочется. Все равно демократия оказывается почему-то либо бесцельной, либо управляемой.

До окончания финального голосования на сайте «Великие имена России» осталось 10 дней. Затем будут подведены итоги, а официальные результаты объявят 5 декабря.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи