22° ... 22°, ветер 4 м/с
62.87
70.79
Что думают пензенцы об имени для аэропорта
Владислав Беляков
Владислав Беляков
Две недели остается до окончания голосования на проекте «Великие имена России», где жители страны выбирают имена для аэропортов. У пензенской воздушной гавани три претендента: критик Виссарион Белинский, писатель Александр Куприн, поэт Михаил Лермонтов. Пока с большим перевесом лидирует поэт.

232323.jpg

На прошлой неделе сразу несколько известных пензенцев высказались в социальных сетях по поводу проекта «Великие имена России». Часть комментариев мы опубликовали в материале «Время менять имена. Кто последний в очереди на голосование» . После чего получили еще три послания на эту тему. Публикуем и их.

Фамилия должна вызывать эмоции


Урбанист, социальный инженер Святослав Мурунов:

«В данном случае я считаю, что идея Общественной палаты по поводу проекта «Великие имена России» — это попытка переключить дискуссию в городах со сложных вопросов на дискуссионные. Если бы инициатива про наименования родилась бы в самом городе — то это другое дело. А тут опять Москва, вброс — думаем все про аэропорты, а меня, например, волнует тема мусора (обманутых дольщиков, экономики и т.п.)

Но с точки зрения исследования это всегда интересно, например, в Калининграде лидирует Кант (и местные чиновники не знают, что с этим делать), в Омске убрали Егора Летова, поэтому сама затея показывает запрос на самоидентификацию городов через имена, и про право на свое мнение и отношение к этому праву. Это, кстати, лишний раз подтверждает, что даже навязанная идея в состоявшихся сообществах находит собственное решение.

Что касается Пензы, я бы, например, выбирал не затертые до дыр уже имена классиков (Лермонтов, Белинский, Куприн), а прежде всего, Салтыкова-Щедрина, или из советских — Мясников, или постсоветских — Бочкарев. Так как история территорий — это не только те, кто нам нравится или не нравится, это те, кто стал сам историей, повлиял на нее. То есть, каждая фамилия должна вызывать эмоции, и есть шанс, что опыт будет переосмыслен, а не забыт».

Почему бы не аэропорт Засечное?


Блогер, путешественник Денис Симонов:

«У меня, если честно, двоякое мнение на этот счет. С одной стороны, мне нравятся исторические и географически привязанные названия главных воздушных ворот нашей страны — «Домодедово», «Внуково», «Шереметьево» и «Пулково». Я бы не хотел, например, возвращаясь в Россию, приземляться в московском международном аэропорту имени Николая II или имени Лужкова. Как бы много, по мнению некоторых, они не сделали для России и Москвы, в частности. Потому что всегда найдутся иные люди с диаметрально противоположным мнением, и такая «именная» посадка будет им неприятна. Соответственно, вынесенная сейчас в тренд идея «очеловечивания» аэропортов, по мне, — не самая хорошая затея.

С другой стороны, я признаю, что аэропорт «Пенза» в Пензе — это даже для нашего скромного аэровокзала, наименование — так себе. Тогда, может, просто, и географически обоснованно — аэропорт «Засечное»? Без пафоса, без поклонений и восхвалений, соответствующе месту и виду, открывающемуся от аэропорта. К тому же, с неким отсылом в историю нашего города и к царской приграничной засечной черте.
Но, если уж «аэро-очеловечивание» сейчас на хайпе, и без этого никак нельзя, то точно не «Лермонтов», «Куприн» или «Белинский». Слишком уж, при всем моем уважении к личностям и творчеству классиков, это банально и заезжено.

Вот в Ростове новый аэропорт назвали «Платов». И сразу интерес к истории атамана Донского казачьего войска пошел вверх. Так давайте тоже наших менее «известных» подтягивать — Голицыных, Куракина, Воейкова, даже Давыдова, который Денис. Серьезные же ребята в свое время были, ничуть не хуже ростовского Матвея Ивановича. Но, про них, как про часть пензенского прошлого, мало кому известно и аэропорта в честь себя они, пока, не имеют».

Лермонтов — не худший сценарий


Продюсер фестиваля «Jazz May Penza» Олег Рубцов:

«Вопрос поименования аэропорта меня не волнует совершенно. Услугами аэропорта пользуется не более 10% пензяков и вряд ли более 5% населения области. Он просто исключен из системы бытования горожанина. Когда возникает необходимость упоминания, он остается (и навсегда останется) просто аэропортом.

То есть как топоним этот объект совершенно незначим. В отличие, например, от площади (ныне Юбилейной), которая присутствует в сознании пензяков и не может оставаться безымянной. К странному порядку выбора ее названия возвращаться смысла нет, хотя отражение этого процесса мы видим в дурацкой ситуации с омским аэропортом: люди решили, но раз их мнение не совпадает с мнением чиновников, неправильными оказались либо люди, либо их решение.

Аэропорт же, вероятнее всего, получит имя Лермонтова — ну и ладно. Это не худший сценарий, если говорить о пресловутой туристической привлекательности (изо всех сил стараясь сохранить серьезное выражение лица). Если представить себе некоего командировочного гражданина или просто гостя города, прибывающего в аэропорт «Лермонтов» и задающегося вопросом, какова связь между Пензой и одним из главных отечественных культурных брендов, можно допустить возможность конверсии этого самого гражданина в посетителя музея-заповедника «Тарханы».

Предполагаю, что ни одно другое имя столь полезную конверсию обеспечить не сможет. Разве что Савицкий. Но это еще более фантастический вариант. А вообще эта траектория настолько пунктирна, что тратить время на ее обсуждение тоже не хочется. Все равно демократия оказывается почему-то либо бесцельной, либо управляемой.

До окончания финального голосования на сайте «Великие имена России» осталось 10 дней. Затем будут подведены итоги, а официальные результаты объявят 5 декабря.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи