22° ... 23°, ветер 2 м/с
66
73.22
 Владимир Бирюков: «Театр заслужил право иметь нормальное здание»
Татьяна Мажарова
Татьяна Мажарова
Проблемы театра «Кукольный дом» как хроническая болезнь для нашего города: да, побаливает, но все уже к этому привыкли. Ведь в принципе понятно, что жить с этим вроде бы можно (живем же уже почти три десятилетия).

2.jpg

Однако порой случаются рецидивы, спровоцированные очередным присуждением спектаклям театра или его художественному руководителю и режиссеру Владимиру Бирюкову главной театральной премии страны — «Золотой маски». Или даже просто выходит очередной хороший спектакль. И мы — представители СМИ — сбегаемся на инфоповод, в который раз констатируем, что случай тяжелый, пошумим, все согласятся, но как-то достаточно быстро что-то вроде как «обезболивает» эту проблему. Находятся другие критические точки, и срочное вмешательство в проблемы «Кукольного дома» откладывается.

И тут на днях появляется удивительная новость о том, что губернатор Пензенской области Иван Белозерцев на совещании в региональном правительстве поручил ускорить подготовку проектно-сметной документации на новое здание театра. Новое! Здание!

Я поговорила с Владимиром Ивановичем Бирюковым о столь неожиданном повороте событий.

— Что стало причиной того, что на «Кукольный дом» сейчас обратили внимание и в кои-то веки — с конструктивным предложением?

— Наверное, пришло время. Есть же такое высказывание: «вода камень точит». Видимо, это и случилось по той причине, что количество нашего крика, наших слез и жалоб перешло в качество. Это первый момент.
Театр отметил 75 -летие, это — большое событие. Проходил фестиваль, и все гости юбилея удивлялись, как это возможно и допустимо, что в таком большом городе театр находится в такой страшной нужде и играет спектакли в комнате размером 56 кв м.

Ну, и пять «Золотых масок», наверное, роль сыграли. Изначально была же тенденция все это замалчивать. Когда мы получили две «Золотые маски» в 2014 году, это прошло незаметно, реакции власти не было никакой. Почему? Потому что если реагировать адекватно на это большое событие в контексте самого театра и в контексте города, то тогда помимо благодарственных слов нужно было посмотреть, как мы живем и не надо ли что-то менять. Зачем? Лучше не заметить и жить спокойно дальше. Но пятую премию игнорировать уже сложнее.

И самое важное во всей этой истории: впервые за все годы моей работы в этом театре (30 лет) в стенах театра появился губернатор Пензенской области. Никогда до сей поры этого не было, как и не было и мэров города — всем было недосуг.

6.JPG

— Да и сама постановка вопроса несколько нетипична: рассмотрение возможности строительства нового здания, а не какие-то вялотекущие рассуждения о ремонте...

— Да, ставился, конечно, такой вопрос и раньше. Другое дело, что все прекрасно понимали: для строительства нового здания нужны большие деньги. Власть в принципе не реагировала на боль по существу.
Если вспомнить прошлогоднюю пресс-конференцию по поводу «Золотой маски», то звучали слова у нас все хорошо, мол, дали деньги на фонари, на пластиковые окна, а я тогда сказал, что ставить пластиковые окна в землянку — это глупо, потому что принципиально ничего не меняется.

Главное, в контексте габаритов, которые существуют в параметрах этого здания, сделать достойную сцену невозможно. Надо же понимать, какая стоит цель. Мы же говорим о том, чтобы в Пензе наконец появилась профессиональная сцена или снова о том, как выживать в приспособленном здании?

Каждому человеку для комфортной жизни нужно удобное, хорошо освещенное, теплое, оснащенное всем необходимым пространство. Профессиональная сцена имеет свои требования. Если мы продолжим приспосабливаться, то не будет ни «колодца» (возможности поднять или опустить декорацию), ни «карманов». И мы навсегда обрекаем театр на статичную декорацию. Устраивает ли нас изначально убогий театр или мы хотим иметь сцену, на которой можно делать зрелищные, соответствующие XXI веку, конкурентоспособные спектакли? Важно ли, чтобы театр имел возможность подарить детям волшебство, сказку, фантазию?

Губернатор посмотрел на текущее состояние театра, поговорил со мной и принял единственное, на мой взгляд, верное решение — строить новое здание. Другое дело, для того, чтобы реализовать эту задачу, надо искать деньги не только в областном бюджете, но и прибегнуть к помощи федеральной власти. Я так понимаю, проблема нашего театра была озвучена в Совете Федерации, и его глава Валентина Матвиенко дала добро. Деньги могут быть выделены при условии, что в течении этого года Пензенская область предоставит проектно-сметную документацию.

3.jpg

— Между тем, слышны мнения, что театр можно просто-напросто переселить в какое-то уже существующее в городе здание. Варианты у поддерживающих такое решение проблемы множатся день ото дня. Что по этому поводу скажете?

— Вообще, если постараться, семью из десяти человек можно переселить в однокомнатную квартиру. Все, повторюсь, зависит от задачи. В связи с этим вспомню ситуацию со сгоревшим Драматическим театром, труппа которого два года находились в «Молодежном», может быть надо было там все и оставить?

— Наверняка, найдутся люди, которые выскажутся в пользу хлеба, а не зрелищ. Мол, к чему отстраивать кукольный театр, когда, условно говоря, дороги плохие или у учителей зарплаты маленькие?

— На мой взгляд, за 75 лет жизни этого театра в нашем городе он все-таки заслужил право иметь нормальное здание. И дети города заслужили иметь хороший, удобный во всех отношениях театр. Все дети — и обычные, и с ограниченными возможностями, и из многодетных семей. У нас 60 посадочных мест, мы не можем поставить льготные цены, бесплатные билеты для каких-то категорий. Мы ничего не можем в текущих условиях.

Надо понимать, что я не для себя что-то прошу. Речь вообще не обо мне. Я может быть в этом театре и работать-то не буду, когда его построят. Это же не произойдет завтра, речь о перспективе на 5-6 лет. Я просто задаюсь вопросами: почему наши дети не достойны нормальных условий, почему они не могут приходить в комфортное здание и смотреть высокохудожественные постановки?

А ведь еще можно вспомнить про артистов: в театре нет душа, нет репетиционной комнаты, нет складских помещений, нет мастерских нужных площадей, много чего еще нет. Такое ощущение, что 29 лет мы только и занимаемся тем, что выкручиваемся.

На дворе XXI век и пора становиться цивилизованными людьми. Театр должен быть конкурентоспособным: тряпочка с двумя верещащими куклами никого уже не привлечет. Но мы сами, как город, как сообщество должны осознать: нужен нам театр или нет.

Быть исключением со знаком «минус» — тоже право города. Закроем — нет проблем. Если рассуждать о том, зачем на него деньги тратить — на строительство, на содержание... Давайте все позакрываем! Самое печальное в этой истории, что богаче мы жить не станем, а скудоумие нас всех настигнет — это правда.

— Каким вы хотите видеть новый театр прежде всего?

Я прошу на 120 зрителей — большой зал и на 70 — малый, потому что именно так оцениваю способность наполнения, больше — не нужно. Ребенку должно быть видно, слышно, удобно; важно, чтобы не рассеивалось внимание. Количеству посадочных мест должно соответствовать фойе, санузлы, удобный буфет — надо создать такое пространство, чтобы было приятно приходить и проводить время.
И все должно быть качественное. Определяющим моментом должно быть не «дешево», а «хорошо».

— А что по поводу локации театра?

— Все зависит от наличия того самого земельного участка, где мог бы разместиться такой важности объект, а еще должна быть учтена транспортная доступность, театр не должен находиться в удаленном районе.

— То есть если вам скажут: «А давайте мы в «Спутнике» театр построим или в Арбеково...»

— Это уже будет театр микрорайона. На постоянной основе в подобные окраинные районе никто ездить не сможет. Мы потеряем своего зрителя, а зритель потеряет нас.

— Что по-вашему в первую очередь должно происходить под эгидой Года театра?

— Смысл в том, чтобы государство обратило внимание на то, как живут театры, в чем они нуждаются, что происходит с сотрудниками театра. Организовывать дополнительные возможности для театров — гастрольные, фестивальные, постановочные — все то, что сам театр не в состоянии сделать и осуществить. Я не говорю от лица нашего театра, а от лица театра в принципе.

Театры многие годы находятся в унизительном, нищем состоянии, профессиональные люди разбежались, уровень способностей не соответствовал зарплатам, потеряна связь со школами и другими учреждениями. Все разрушено, и каждый сам по себе. Попытаться выстроить систему в целом — вот, что необходимо.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи