26° ... 26°, ветер 3 м/с
66.78
73.98
Спектакль «Контрабас»: надломленная душа маленького большого человека
Журналист
Журналист
Елена Кулагина



 Так уж повелось, «жизненный» график сделал меня редкой гостьей театра. Несмотря на это, в выборе спектаклей я весьма претенциозна. Довольно часто катализатором желания посмотреть что-то становятся актеры, которые «цепляют». Например, Сергей Безруков, чей образ Есенина в одноименном сериале на российском ТВ отпечатался во мне на много лет вперед. К сожалению, на единственный спектакль с участием Безрукова в Пензе за последние несколько лет билеты не распродались, и актер не приехал. Очень боялась, что та же печальная история случится с еще одним любимцем – Константином Хабенским. Для меня он всегда был примером поистине талантливого актера, умело сочетающего успешную карьеру медийного лица и не запятнанную за столько лет «раскрученности» репутационную чистоту в личной жизни. Но вот каким он будет в театральной версии пьесы Патрика Зюскинда – мне предстояло узнать.

В театр шла с волнением. Отзывов о «Контрабасе» в интернете много, и они совершенно полярные. Перед спектаклем казалось, что многие пришли в Драмтеатр исключительно поглазеть на звезду фильма «Адмирал», сериала «Метод» и многих других успешных коммерческих проектов. Было интересно, как же они воспримут совсем не простой, психологический моноспектакль режиссера Глеба Черепанова, поставленный им с актером Хабенским для МХТ им. А. П. Чехова.

 Главный герой пьесы – безымянный Контрабасист. Человек, не ставший знаменитостью, хотя того страстно желавший. Он несомненно талантлив, но «звезды его так сложились», или он их так сложил, что в рамках своей реальной повседневности он остался совершенно один, закован в антураж тесной, бедно обставленной комнатенки… Единственным его слушателем и поклонником является тот самый контрабас. Контрабас, с которым он планировал блистать на сценах филармоний и концертных залов мира, но который, к сожалению, так и не сумел сыграть свою «первую скрипку». Ощущение нереализованности, невостребованности настолько загрызло героя, что он наглухо закрылся от мира в своем микросоциуме.

 Контрабас олицетворяет собой и образ его матери, и образ женщины, в которую он влюблен, но скорее всего, знаком с ней лишь поверхностно. Безымянный Контрабасист наглухо закрылся от «зрительного зала» жизни, он истязает себя вопросами, парирует ответами, эти беспрерывные прения доводят его до отчаяния, но все же порой вселяют надежду…надежду обрести взаимную любовь и покончить с одиночеством, обрести долгожданную славу - ту, что как прекрасной незнакомкой он втайне восхищен, заворожен, но так и не может постигнуть, овладеть, испить до дна...

 Да, меж тем, в отличие от горьковских обитателей «дна» наш персонаж так трепетно, так отчаянно, так пронзительно кричит, что у него выходит докричаться и получить отклик. Я смогла поверить в него. Смогли ли другие зрители? Каждый решил для себя сам: дать ему шанс или нет, а быть может – и отворить дверь, дать приют его Контрабасу.

 Декорации на сцене просты и лаконичны, однако каждый предмет находит свое применение, в руках Хабенского обретает характер, становится деталью трагического и одновременно комичного образа. Стул со спинкой из струн, пила в образе смычка, издающая рваный, ноющий звук его души, шлем с отломанным рогом, из которого Контрабасист пьет в свою честь, известную лишь ему одному….

 Актерское перевоплощение на сцене – хайкласс! Вместо Хабенского - одного из самых популярных и высокооплачиваемых медийных лиц России, немало известного нам и своей благотворительной деятельностью, на сцене мы видим почти чеховского «маленького человека». Забитого палкой жизни нищего Контрабасиста с еще не сломленной, но надломленной самостью, плотно упакованной в футляр для Контрабаса.
Социальный и психологический подтекст спектакля прочитывается между строк. Как много среди нас неудавшихся артистов, музыкантов, художников, спортсменов – талантливых или с задатками таланта, но не добившихся славы. Чем человек способен показать себя? Для большинства, для толпы - той ступенью социальной лестницы, которую ему удалось занять в течение жизни. И те, кто не поднялся по ней высоко, не приобрел «статуса» – зачастую скатываются в бездну самобичевания и девиантного поведения. Тем более печально, когда человек не находит себя и в семье, остается без спутника жизни, так и мечтая о далеком и недоступном объекте своего желания, как тот контрабасист – о глупенькой пустышке-певице с ангельской внешностью – о той, что известный режиссер водит в дорогой рыбный ресторан, на который у Контрабасиста никогда не найдется денег...

 В течение пятиминутного второго акта пьесы Контрабасист стоит на сцене вместе с той самой певицей – он играет на Контрабасе, рыжеволосая красавица поет в броском, соблазнительном красном платье, а на шее у нее – старый шерстяной серый шарф Контрабасиста – как знак его вечного обожания. Исполнилась ли его мечта? Вопрос так и остался открытым….

 На мой взгляд, любой моноспектакль – это вызов не только актеру, но и зрителю. Это испытание для актера – найти в себе внутренние силы и мастерство держать в напряжении целый зал все время спектакля. И испытание для зрителя – найти в себе столько «глубины», чтобы понять посыл исполняемого произведения. Несмотря на то, что 7-го декабря 2016 года зал был практически заполнен, среди зрителей были и недовольные, так и не получившие «Хабенского». Но главное – Я слышала и видела Восторг, искренность Аплодисментов.
Вот таков он трагифарс по Зюскинду, исполненный Константином Хабенским.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи