20° ... 20°, ветер 3 м/с
62.52
71.23
С заботой о малой родине: Валентин Журавлёв во главе Наровчатского землячества
Михаил Чернецов
Михаил Чернецов
Большинство пензенцев знают Валентина Журавлёва как руководителя ОАО «Пензастрой». Но его участие в общественной жизни отнюдь не ограничивается строительной сферой. Сегодня мы поговорили с Валентином Михайловичем о том, как он старается помогать своей малой родине, Наровчатскому району, возглавляя местное землячество.



― Валентин Михайлович, землячество существует с 2000 года. Как возникла идея создания такой структуры? Есть точка зрения, что это была «указка сверху».

― Нет, мысль родилась у тех людей, которые и образовали костяк землячества. Наровчатские местные власти искали способы, как помочь району. Положение к концу 90-х было ужасное. Мы школам даже мел покупали ― писать нечем было.

И вот мы собрались с заместителем главы администрации Иваном Ивановичем Бормотовым и рассуждали: вот поможем мы купить мел ― один раз, другой раз. А дальше что? Это была благотворительная помощь частной организации, но не может же одна организация тянуть целый район. Да и не такие уж богатые мы в то время были.

Тогда и появилась мысль создать землячество. Общество людей, готовых посильно помогать своей малой родине. Так что инициатива шла не сверху, а, наоборот, изнутри.

На первое собрание пришло около 60 человек. И жителей Наровчата, и тех, кто родился здесь, а после уехал в другие города: в Пензу, Москву, Ульяновск, Курск. Мы искали таких людей, отправляли письма. Тогда откликнулись практически все приглашенные. А сегодня в землячестве более сотни человек.

― В Наровчате есть землячество. В селе Поим Белинского района местные жители сконцентрировались вокруг церковного прихода. В Вадинском районе бывший вице-губернатор Александр Иванович Черницов помогает в восстановлении храма и благоустройстве территории в частном порядке. В чем преимущества землячества как способа поддержки населенных пунктов?

― В Поиме своя история, там тесная и своеобразная церковная община. Может быть, организоваться на религиозной основе им было даже проще, но это явно не универсальный рецепт. Поэтому я за землячества. Хотя бы потому что это ― система. Люди не должны забывать своих корней. Было бы здорово, если бы такие организации появились в каждом районе. А пропагандировать это ― уже задача для вас, журналистов. Может быть, и Александру Ивановичу подскажете эту идею.

― Насколько важно для землячества наличие выраженного лидера?

― Несомненно, опора должна быть на кого-то. Без этого трудно будет даже просто собраться, не говоря уж о какой-то систематической работе. Должен быть инициативный человек. Он организует, он следит, он выступает с предложениями.

Но это не значит, что функции остальных членов сводятся к тому, чтобы собраться, проголосовать и помочь рублем. Многие вещи делаются буквально своими руками. Например, мы объявили посадку деревьев на улицах и в парках. Все приехали и лично поучаствовали в этом полезном деле.

В итоге, в Наровчате главная улица преобразовывается на глазах. Там росли старые деревья, они уже доживали свой век. Но нельзя же просто взять и спилить их. Мы стали подсаживать молодые каштаны. Перед домом культуры засадили всю зеленую зону.



― Многие отзываются о Наровчате как о самом ухоженном из наших районных центров. У Наровчатского района, возможно, самый большой туристический потенциал в Пензенской области. Знаменитые пещеры, родина Куприна, старейший в области населенный пункт.

― Мы одними из первых задавались этим вопросом. О том, что туризм мог бы стать важной строкой наровчатского бюджета. И что-то для этого делали. Добились создания музея-заповедника Наровчатского района.

Поставили новые памятники. Помню, как остановился около памятника Нарчатке ― в тот момент там было автомобилей пять. То есть людям интересно, они не проезжают мимо, это место их притягивает. Скульптура Куприна могла бы стать украшением для любого города, но довелось ей стоять в Наровчате.

Несколько музеев, даже при землячестве есть свой музей. Ведутся исследовательские работы. Раскопали связь с нашей землей Натальи Николаевны Гончаровой-Пушкиной.

Последние годы, конечно, финансовое состояние у всех у нас не в лучшей форме. Поэтому сейчас больших планов мы не строим. Сейчас задача сохранить то, что создали.

― Установка памятников писателю Александру Куприну и княгине Нарчатке ― пожалуй, самые известные широкой общественности достижения Наровчатского землячества. Что бы Вы лично могли выделить еще?

― Я считаю, самое главное ― это мероприятия «День села». В определенный день мы с земляками приезжаем в одну из деревень. Собирается местное население. Вместе с нами местная власть приезжает. Парадокс: иногда руководители не знают, что изменилось в это населенном пункте лет за пятнадцать. И вот День села становится поводом для «осмотра на местности».

Мы стараемся к этому дню сделать что-то полезное. Например, в моей деревне ― Студенце ― привели в порядок родники, обеспечили водоснабжение, отремонтировали газовую систему, оградили кладбище, построили церковь. За прошлый год мы провели 24 таких мероприятия в разных селах.

Это все же как-то создает настроение для тех, кто еще живет в наших деревнях. Деревни ведь загибаются.

― А как Вы видите перспективы населенных пунктов сельского типа?

― К сожалению, дело идет к тому, чтобы отдать землю одному владельцу, который будет организовывать сельхозпроизводство, а от всех этих деревушек ничего не останется. Нечего площадь занимать. Все говорят, что это будет экономически выгодно. Но будет ли эта земля русской, без деревень, без сел?

Конечно, все села сразу не могут развалиться. Останутся островки, куда можно будет приехать, посмотреть, какие они были, русские деревни. Но это же получается, что мы делаем из земли музей, а из уцелевшего села экспонат.

Мне это не нравится.

Как нам сохранить село? Путь был. Над селом всегда издевались. Раньше не давали паспорта, чтобы люди не могли уехать. Но куда деваться, если в деревне нет работы? Сейчас проблем с паспортами нет, и того, кто вырос, отучился и уехал в большие города, обратно в село уже не затянешь. Там банально нечего делать. Колхозов, которые давали работу и кормили страну, не осталось. Сейчас детей возят на учебу автобусами в другие населенные пункты ― это суррогат. В наше время школа была до четвертого класса. Те кто, старше, ходили пешком за семь километров ― и ничего, не жаловались.

Когда я помог построить новую школу, просуществовала она недолго. Учеников нет, все разбежались.

Медпунктов тоже нет, вообще никого от государства нет, только налоговая. Налоги собираются ― это аккуратно.

Поэтому каким-то одним действием село не спасти. Построишь школу ― встанет вопрос, где взять учителей, следом ― где учителя будут жить и так далее. Недавно читал в одной статье, что надо возрождать Госплан. В реальной жизни же не получается планировать что-то отдельно, только в комплексе. Вот, может быть, Госплан бы и решил, как спасти село. А пока землячество может лишь установить памятные знаки по местам существования бывших сел, которых в районе двадцать, что и делает. Чтобы чья-то малая родина не исчезла, не оставив в мире и следа.

Фото автора


Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи