9° ... 9°, ветер 1 м/с
63.83
70.67
Настоящая любовь Маяковского была родом из Пензы
Журналист
Журналист
Полина Елистратова

Владимир Владимирович Маяковский – один из крупнейших поэтов двадцатого века. Помимо лирики он ярко проявил себя как драматург, киносценарист, кинорежиссер, киноактер, художник и редактор журналов. Маяковский был во всех отношениях личностью нестандартной, экстраординарной, неповторимой. А любовные романы поэта-футуриста до сих пор являются предметом обсуждения. Последняя муза Владимира – Татьяна дю Плесси-Либерман, урожденная Яковлева, «пензенская золушка», ставшая парижской «дикаркой», а после завоевавшая весь мир. Ближайшая подруга Марлен Дитрих, вдохновительница Кристиана Диора и просто восхитительная женщина с непростой, но яркой судьбой.

Владимир Владимирович Маяковский

19-го июля весь мир отпраздновал 123-летие со дня рождения одного из крупнейших поэтов двадцатого века – Владимира Владимировича Маяковского. Наш город поэт посетил дважды. Впервые – в марте 1914-го года, когда вместе с Давидом Бурлюком (русским поэтом и художником украинского происхождения, одним из основоположников русского футуризма) и Василием Каменским (русским поэтом-футуристом, одним из первых русских авиаторов) он читал лекции по футуризму и знакомил пензенскую публику со своими ранними стихами.

Первый приезд был интересен и эмоционален, так как Маяковскому тогда был всего 21 год. Встреча футуристов состоялась в «Футуристическом доме», принадлежавшем директору железнодорожного училища Н.Н. Мещерякову. В квартире, снятой супругами Цеге (основателями пензенского кружка любителей музыки, театра, изобразительного искусства, литературы и кино), сложился своеобразный салон футуристов, который посещали такие известные пензенские художники, как Татлин и Лентулов. Именно в свой первый приезд Маяковский встретился с маленькой девочкой – Татьяной Яковлевой, к которой в будущем испытывал глубокие чувства.

В Пензе на улице Красной до сих пор сохранился дом, где жила Любовь Николаевна Орлова-Бартмер-Яковлева – мать последней музы и настоящей любви Владимира Маяковского. Татьяна Алексеевна Яковлева с самого рождения была окружена людьми творческими, причастными к искусству. А родилась она в Санкт-Петербурге и до пяти лет жила там. Однако в 1911-м году ее отец, архитектор Алексей Яковлев, выиграл конкурс на проект «Народного дома» – здания пензенского театра. Семья Яковлевых поселилась в Пензе. В то время наш город именовался в высшем обществе «Новые Афины»: в нем проистекала весьма бурная по провинциальным меркам театральная жизнь.

Отец Татьяны быстро прославился среди местного населения, купив аэроплан, который он любовно называл «мадмуазель». В свободное время Алексей Яковлев летал на аппарате по небу, приводя в ужас мирно пасущийся тут и там скот. Крестьяне негодовали и подавали десятки жалоб, обвиняя архитектора в резком падении надоев в губернии. Украсив архитектурный ансамбль нашего провинциального города еще несколькими купеческими домами, эксцентричный Алексей Яковлев решил оставить семью. Родители Татьяны развелись. Через некоторое время мать девушки вновь вступила в брак. Избранником женщины стал местный фармацевт.

Однако грянула Октябрьская революция. Фармацевт разорился и умер, успев заразить маленькую Татьяну туберкулезом. Мать с двумя дочерьми поселили в крошечную комнатку, а остатки былой роскоши – мебель, шкатулки, наряды – пошли на растопку печки-буржуйки. Три женщины стойко вынесли удар судьбы: мать открыла школу танцев, а Татьяна зарабатывала чтением стихов в военных госпиталях.

Спасителем изнемогающей от невзгод Татьяны выступил дядя-художник – Александр Яковлев. Он путешествовал с владельцем автоконцерна Анри Ситроеном на первых авто по Африке и общался со сливками парижского общества. Именно стараниями Ситроена больная Татьяна получила визу и паспорт: в девятнадцать лет девушка оказалась в Париже. Вызволив «пензенскую золушку» из сурового российского быта, дядя принялся за ее преображение из малограмотной и невоспитанной провинциалки в звезду тогдашнего Парижа.

Татьяна Алексеевна Яковлева

На юге Франции Татьяну вылечили от туберкулеза и хорошенько откормили. По приезду девушки обратно в Париж дядя вплотную занялся ее образованием, купил ей наряды от Шанель и книги Стендаля и Бальзака, обучил хорошим манерам, а после и вовсе отправил в парижскую школу модельеров. Как и многие аристократки из разорившихся семей, Татьяна работала манекенщицей, демонстрировала дорогие наряды. Но ее особым талантом была демонстрация чулок.

Афиши с изображением ног Татьяны на фоне парижских пейзажей – первое, что бросилось в глаза Маяковскому в очередной его приезд в столицу Франции. Уже в первые годы пребывания в Париже у Татьяны появилось множество поклонников, среди которых были Шаляпин и Прокофьев. Но никто не заинтересовал ее так, как Маяковский. В 1928-м году он приехал в Париж с лекциями и выступлениями, намереваясь также увидеться с Элли Джонс – американкой русского происхождения, родившей ему дочь.

Лиля Брик, близкие отношения с которой у поэта прекратились, боялась, что после этой встречи Маяковский захочет уехать в Америку. Зная его любовь к красивым женщинам, она решила его отвлечь. Однако ожидаемого легкого флирта не получилось. Маяковский сразу же влюбился в Татьяну. После первой же встречи, проводив девушку до дома, он признался ей в любви. Татьяне тогда было 22 года, и она была на 13 лет младше поэта. Маяковского поразил ее рост (позже он напишет: «Ты одна мне ростом вровень»), эффектная внешность и то, что она могла без единой запинки продекламировать на память все 700 строк его поэмы «Облако в штанах».

У девушки был очень сильный кашель, но на сей раз озабоченного личной гигиеной Маяковского это не остановило, и он вызвался проводить ее домой. В холодном такси поэт снял с себя пальто и укрыл ей ноги. «С этого момента я почувствовала к себе такую нежность и бережность, не ответить на которую было невозможно» – вспоминала позже Татьяна. В Париже они не расставались, вызывая у окружающих умиление и зависть. Через неделю знакомства Маяковский сделал девушке предложение, и она обещала подумать.

Лишь две недели спустя Маяковский отправил Лиле Брик первую телеграмму, в которой всего лишь сообщил, что купил автомобиль. Лиля начала волноваться. В это время закончилась виза поэта, и он был вынужден возвратиться в Россию. Влюбленные Владимир и Татьяна слали друг другу письма и телеграммы. Письма эти, однако, не сохранились: после смерти Маяковского Лиля Брик уничтожила переписку поэта с другими женщинами. Маяковский написал и опубликовал два любовных стихотворения, посвященных Татьяне. Лиля Брик восприняла это как настоящее предательство. Татьяна же разрывалась между своей любовью и условием поэта – жить вместе в России. В памяти молодой женщины все еще свежи были воспоминания об ужасах послереволюционной разрухи.

Маяковский запирается в комнате. Много пишет подаренной Татьяной ручкой. Он ждет ответов на свои письма. Возвращаться в Россию Татьяна не хочет. Вскоре поэт вновь вырывается в Париж. Влюбленные опять неразлучны. Маяковский требует от Татьяны дать ответ на вопрос. Девушка не поддается. Он возвращается в Союз. Следующая встреча должна стать решающей. Но несколько раз подряд (не без вмешательства Лили Брик) поэту отказывают в визе.

В декабре 1929-го года Татьяна выходит замуж. Ей хочется забыть Маяковского, оборвать все и сразу. Виконт дю Плесси был хорош собой и страшно в нее влюблен. После медового месяца молодые уезжают в Варшаву – на место службы дипломата. Там ее и настигает новость о самоубийстве Маяковского. Что именно подтолкнуло поэта – невозможность выехать за границу, замужество Татьяны, писательский кризис – неизвестно. От Татьяны прячут газеты: она на четвертом месяце беременности. Но женщина все узнала. Глубокое горе жило в ее сердце до конца дней.

Не прошло и трех лет, как виконт и виконтесса разошлись, оставшись друзьями. Вторым мужем Татьяны стал эмигрант из России – Александр Либерман. Он помог Татьяне и ее дочери уехать из захваченной Франции в Америку. Перед этим Татьяна, подкупив водителя, тайно попала в Париж, чтобы забрать с собой принадлежащие ей драгоценности и папку с письмами и стихотворениями Маяковского.

В Америке женщина начала новую жизнь, но продолжила заниматься моделированием шляп. Позже ее пригласили работать для крупнейшего и престижного магазина «Сакс Пятая Авеню». Затем у Татьяны появилась собственная марка, которая имела огромный успех. На приемах в доме Татьяны и Александра Либерман собирались известнейшие люди мира искусства и моды: Сальвадор Дали, Кристиан Диор, принцесса Маргарет. Татьяна очень боялась всего советского, но при этом много помогала людям из Союза – Барышникову, Бродскому.

Яковлева всегда избегала разговоров о Маяковском – эта рана в ее сердце не заживала. Она умерла в 1991-м году, завещав письма поэта дочери. Она пережила его на 61 год.

Источник фото: http://img-fotki.yandex.ru, https://i.ytimg.com

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи