0° ... -4°, ветер 2 м/с
64.67
73.36
Музей Тургенева на родине Лермонтова и Белинского
Журналист
Журналист
Олег Сиротин

В начале Великой Отечественной войны на оккупированной немецкими войсками территории остались сотни музеев: мемориальных, художественных, краеведческих. Большинство из них были разграблены, как, например, музеи П.И. Чайковского в подмосковном городе Клин и Л.Н. Толстого в Ясной Поляне, многие ценнейшие экспонаты украдены или уничтожены. Однако часть экспозиций удалось эвакуировать в тыл и тем самым сберечь.

Орловский объединённый государственный литературный музей И.С. Тургенева
Орловский объединённый государственный литературный музей И.С. Тургенева 

Более того, отдельные музеи работали и в эвакуации. К их числу относился Государственный литературный музей И.С. Тургенева из города Орёл, разместившийся в здании Пензенского краеведческого музея и начавший работу в первых числах ноября 1941 года, 77 лет назад.

Один из старейших литературных музеев СССР, открытый в ноябре 1918 года в бывшем «дворянском гнезде» на улице Тургеневской, и в Пензе нашёл приют среди таких же старых особняков на бывшей Дворянской, а теперь Красной улице.

Выбор места для эвакуации вряд ли был случайным: в Пензенской области, с её не уступающим Орловщине славным литературным прошлым, действовали два мемориальных музея — в Чембаре и Тарханах, и это обстоятельство могло быть учтено Народным комиссариатом просвещения РСФСР, распорядившимся эвакуировать Тургеневский музей в конце лета 1941 года.

Б.А. Ермак
Б.А. Ермак 

В то время война стремительно приближалась к Орлу, шла массовая эвакуация заводского оборудования и жителей области (9 тысяч из них нашли приют на пензенской земле), поэтому вывезти музейные коллекции из города оказалось необычайно сложно. Напрасно директор музея Борис Александрович Ермак пытался говорить о спасении исторических и литературных реликвий — не помогала даже телеграмма из Наркомпроса. Только благодаря содействию секретаря Советского райкома ВКП(б) П.В. Студенникова музею были выделены грузовики и два вагона — под самое-самое ценное.

Погрузку вели силами сотрудников музея, транспортные расходы оплатил сам Борис Александрович, продав часть личных вещей. В тех же вагонах с ценными экспонатами, в спешке, не получив ни командировочных, ни продовольствия, разместились Б.А. Ермак, его жена Екатерина Августиновна с двумя дочерьми и сотрудник музея Солнцев. Уже на станции вагоны едва не попали под бомбёжку, а путь до Пензы, в мирное время занимавший считанные дни, растянулся почти на месяц. Музейщики мёрзли, голодали, но держались стойко.

В Пензе Борис Александрович сразу же обратился в обком партии с просьбой выделить музею помещение. «Нам пошли навстречу, — вспоминал он впоследствии, — отвели первый этаж областного краеведческого музея. Здесь мы и обосновались...» Более того: силами всего трёх человек — супругов Ермак и Солнцева — была развёрнута экспозиция, и к 7 ноября 1941 г. музей открылся.

Один из побывавших в Пензе экспонатов музея И.С. Тургенева — диван «самосон»
Один из побывавших в Пензе экспонатов музея И.С. Тургенева — диван «самосон» 

Вскоре — 9 ноября — в областной газете «Сталинское знамя» была опубликована заметка Б.А. Ермака с описанием музея И.С. Тургенева. «В правом крыле здания размещены тургеневские комнаты: гостиная, столовая, кабинет-спальня и библиотека, — сообщалось в заметке. — В них расставлены вещи, принадлежавшие Ивану Сергеевичу.

В первой комнате — гостиной — останавливает внимание необычный диван — это знаменитый тургеневский «самосон», описанный им в романе «Накануне». Здесь же находятся охотничьи доспехи писателя: его пороховница, фляжка, шляпа и знакомый читателям «Бежина луга» ягдташ... Экспонаты отдельных стендов рассказывают о жизни и творчестве Тургенева по пятидесятые годы. Обращают на себя внимание редкие портреты мальчика, студента Тургенева и портрет его друга П. Виардо.

Музей И.С. Тургенева в Пензе
Музей И.С. Тургенева в Пензе 

Вторая комната — столовая, обставлена мебелью карельской берёзы, в ней оригинальные часы, о которых Иван Сергеевич писал в повести «Бригадир».

Третья комната — кабинет-спальня. Здесь работал и отдыхал великий писатель. Его рабочий письменный стол, кресло, кровать, шкаф и шахматный столик ярко воспроизводят быт писателя.
Четвертая комната — библиотека И.С. Тургенева. Старинные шкафы наполнены книгами, приобретёнными предками писателя и им самим.

Здесь же находятся вещи И.С. Тургенева, присланные в Россию из Франции после его смерти, наиболее интересны из них стол и кресло, за которыми в последний раз работал Тургенев во Франции. Привлекает внимание и мантия, преподнесённая И.С. Тургеневу Оксфордским университетом в Англии вместе с званием доктора обычного права».

 В тяжёлую для всей страны зиму 1941-1942 гг. сотрудники музея работали буквально круглосуточно: днём проводили экскурсии, вечером выступали с лекциями и чтением произведений Тургенева в госпиталях, школах, клубах. Энергичный директор привлёк к сотрудничеству с музеем эвакуированных московских и ленинградских художников, создавших замечательные портреты писателя и иллюстрации к его произведениям.

К работе музея подключился ещё один из его сотрудников, эвакуированный в Пензу позднее, — Анатолий Васильевич Василевский. Хотя материальное положение было сложным, энтузиазм Б.А. Ермака не угасал. «Тургеневцам» помогали коллеги из краеведческого музея, большую помощь оказывали также директор музеев В.Г. Белинского и М.Ю. Лермонтова А.И. Храмов и начальник Управления музеев Наркомпроса РСФСР А.Д. Маневский.

Музей привлекал внимание не только жителей Пензы. «Бойцы сибирских дивизий, шедшие тогда через Пензу на фронт, стали нашими непременными посетителями», — вспоминал Б.А. Ермак. Бойцы и командиры Красной Армии стали первыми посетителями выставки «Жизнь и деятельность А.В. Суворова», открывшейся в музее 9 августа 1942 г. Выставку подготовили сотрудники облоно и Тургеневского музея для размещения в клубе села Суворово Мокшанского района. В числе её экспонатов были копия бюста великого полководца работы скульптора К.Л. Луцкого (чугунный памятник, отлитый по этой модели, был торжественно открыт в селе Суворово 7 ноября 1942 г.), архивные документы, редкие книги и оружие суворовской эпохи, портреты и рисунки.

В течение осени 1942 г. музей подготовил также юбилейную выставку к 25-летию Октябрьской революции, выставки, посвящённые жизни и деятельности М.И. Кутузова, В.В. Маяковского, Н.А. Островского. Директор Тургеневского музея был первым, кто откликнулся на призыв, прозвучавший в статье А.В. Храбровицкого «В кино и театрах» («Сталинское знамя», 14 марта 1943 г.):

«Почему наши музеи — а их в Пензе три — не устраивают свои выставки в фойе кино и театров? В помещении музеев выставки видят несколько сот человек, а в кино и театрах увидят несколько десятков тысяч...»

До 9 мая 1943 г. музей развернул в фойе городских кинотеатров и театров выставки, посвящённые Красной Армии, лауреатам Сталинской премии, Александру Невскому, первомайским призывам ЦК ВКП(б), М.Ю. Лермонтову, В.И. Ленину и В.В. Маяковскому.

Однако на первом месте в деятельности музея в 1943 г. была подготовка к юбилейным тургеневским датам — 125-летию со дня рождения писателя (9 ноября) и 60-летию со дня его смерти (3 сентября). Кроме того, исполнялось 25 лет и самому музею. В издательстве «Сталинское знамя» готовилась к печати брошюра «Тургенев и родина», сотрудники музея подбирали материалы для новых экспозиций «Патриотизм в произведениях Тургенева», «Тургенев и крепостное право», «Прошлое нашей родины в произведениях Тургенева», «Тургенев и современность», составляли передвижную выставку о жизни и деятельности писателя для показа в районах области. А Борис Александрович, всей душой стремившийся на родину, уже в январе 1943 г. ходатайствовал перед Наркомпросом РСФСР о восстановлении разрушенного оккупантами Тургеневского музея-заповедника в селе Спасское-Лутовиново.

5 августа советские войска освободили Орёл. Б.А. Ермак, с 19 июня возглавлявший по совместительству и Пензенский краеведческий музей, начал хлопотать о возвращении музея в родные стены (сильно пострадавшие, но, к счастью, уцелевшие). Готовились к реэвакуации в Орёл и экспонаты Орловского и Елецкого краеведческих музеев, также вывезенные в Пензу.

Музей И.С. Тургенева в 1943 г. после освобождения Орла (вид с улицы): Из книги Я.А. Хелемского «На тёмной ели звонкая свирель»
Музей И.С. Тургенева в 1943 г. после освобождения Орла (вид с улицы): Из книги Я.А. Хелемского «На тёмной ели звонкая свирель»

1 декабря 1943 г. Борис Ермак сдал пост директора Пензенского краеведческого музея своему преемнику Н.А. Вандышеву. А 15 декабря на страницах «Сталинского знамени» была напечатана его статья «На родине Тургенева» — о восстановлении тургеневских мемориальных мест. Сообщалось о том, что силами сотрудников музея и добровольных помощников восстановлены два здания на улице Тургеневской — сам музей и соседний особняк, где намечалось разместить литературную экспозицию, и о принятии музеем первых посетителей.

Сейчас спасенный земляками Лермонтова и Белинского и земляками Тургенева музей по-прежнему встречает орловцев и гостей города.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи