18° ... 18°, ветер 1 м/с
66.78
73.98
Лидия Терехина: Красота природы порождает поэзию
Журналист
Журналист
Елена Качурина

Лидия Терёхина (Дорошина Лидия Ивановна) — автор 22-х книг стихов и прозы, многих литературоведческих и краеведческих статей, более чем двух десятков текстов песен расскажет читателям информационно-аналитического портала «Пенза-Онлайн» о своем творческом пути.

Лидия Терёхина (Дорошина Лидия Ивановна)

— Лидия Ивановна, расскажите, с чего началась ваша любовь к поэзии?

— Наверное, с деревенской жизни. Родители говорили, когда мне было чуть больше года, я уже «переводила» сельские частушки на свой детский язык. Мы жили в глухомани — в деревне Тучковке Иссинского района. К сожалению, сейчас этого селенья уже нет, а когда я была маленькой, там было двенадцать домов. В школу приходилось ходить через поле, чуть больше, чем за километр. Однажды я решила сократить путь и «утонула» в снежном заносе на пасеке. Благо, меня заметил учитель, вытащил из снега и всю оставшуюся дорогу нёс на плечах.

Думаю, каждая деревня среднерусской полосы может похвастаться своей необыкновенно красивой природой. Именно природа оказывает неизгладимое влияние на внутренний мир людей, особенно в детстве. К тому же я очень любила читать, тогда ведь много всего выписывали. Мама работала почтальоном, и в моей памяти доныне стоит её образ с с огромной сумкой журналов, газет и писем.

Где-то к шестому классу я поняла: не могу не писать, хотя, что у меня получается, и не очень-то понимала. Первоначальным знаниям, рифмованному слову и музыке стиха училась по стихам, которые в то время печатались в каждом номере каждой газеты — у М. Исаковского, А. Суркова, К. Симонова, М. Смирновой… До окончания школы я исписала целую общую тетрадь (96 листов). Она была в клеенчатом переплете зелёного цвета, мне её родители подарили, видя, что я что-то кропаю. В то время это было дорогим подарком.

— Что было после школы?

— Окончив восемь классов, я поехала в Пензу с мечтой стать «большим художником», а точнее – поступать в художественное училище. Любовь к рисованию у меня появилась от папы. Он в юности был на горьковском автозаводе учеником художника. Не забывал папа про кисть и после, часто рисовал дома. Правда, у него не было хороших красок, в его распоряжении находились только карандаш, тушь и чернила. Но процесс рисования меня очень увлекал.

Признаюсь, я даже совершала «героические» поступки. Папа был председателем избирательной комиссии, вечером принес домой подсчитанные бюллетени, чтобы на следующее утро доставить их в районный центр, в Иссу. Я поднялась намного раньше его, взяла свой наполовину красный — наполовину синий карандаш и нарисовала на них «карикатуры» политического содержания. Тогда для нас мировыми врагами были Чомбе и Мабуту, мы их представляли людоедами. Проснувшийся отец схватился за голову, но делать было нечего, повёз документы. Там, конечно, мой патриотизм вызвал невероятный хохот.

— Поступили вы в художественное училище?

— Нет. И потому, что, приехав из глухой деревни, растерялась. Увидела на стенах работы выпускников и испугалась: я так не умею!
Так я оказалась студенткой художественно-графического отделения педагогического училища. Смею заметить, особой разницы между этими учебными заведениями не было, так как и преподаватели у нас были общие. Многие мои однокурсники потом стали известными художниками. Например, Владимир Щербин, он сейчас живёт сейчас в Белоруссии.

— А про творчество не забывали?

— Да, в том числе и для училищной стенгазеты. Потом меня заметила Нина Ромашкина и привела в Пензенское отделение Союза писателей России, на улицу Гладкова. Там Яков Танин по средам вёл занятия с литературным объединением «Надежда». Было мне всего 14 лет, остальные были намного старше. Но, несмотря на это, у нас сложился очень дружный коллектив.

Яков Гаврилович был великолепный педагог. Много лет спустя, он мне подарил книгу с надписью «Лиде Терехиной, которую ничему такому не учили». Конечно, как правильно писать, может, он и не учил, но зато учил чувствовать и понимать, что такое настоящая поэзия. Говорил о том, как не допускать промахов и ошибок. И, наверное, самое главное, что мы взяли от него – это нравственный концепт. Из школы Якова Танина, вышло семь профессиональных писателей, членов Союза писателей России.

Лидия Терёхина (Дорошина Лидия Ивановна)

— Были и интересные истории?

— В 1974 году в Пензе в рамках Всесоюзного литературного семинара проходило обсуждение рукописей пяти молодых авторов. На него приехала важная комиссия из Москвы и других городов, приглашённая обкомовскими кураторами по культуре. Мы приезжим явно не понравились. После моего выступления они сказали, что я подражаю Пастернаку. Я знала, что есть такая трава, и в перерыве спросила Якова Гавриловича: «Это они меня так назвали, потому что я «зелёная»?» Старшие мои товарищи посмеялись и наутро принесли мне роскошный однотомник Бориса Леонидовича. Двух других моих товарищей жюри обвинило в пристрастии к «шоколадному набору» (Евтушенко, Ахмадулина, Вознесенский, Рождественский). Естественно, обвинение было облыжным. Просто названные поэты были более свободными в творчестве. Ведь не закончилась ещё «хрущёвская оттепель».

— Ваши стихи в то время уже печатались?

— Печатались, но достаточно интересно. В советское время на всех предприятиях и во всех учреждениях издавались многотиражные газеты. И газета «Компрессоростроитель постоянно публиковали мои стихотворения. Однажды на Всесоюзном конкурсе многотиражек она заняла первое место по художественному наполнению. И мне выдали премию в размере тридцати рублей. Деньги, конечно, получила я, но все думали, что стихи писала вахтёрша из Бессоновки, моя однофамилица.

Я была вынуждена оставаться инкогнито, потому что в редакцию уже являлся представитель спецотдела из-за моих строчек о Мурманске «Все здесь зыбко и обманно, как и всюду на земле». Ну, не могло у нас быть, «как и всюду»! Поэтому редакция и сослалась на пожилую вахтершу, которая навряд ли что-то иное, кроме явлений природы, в этих строчках описала. Первая же публикация состоялась в «Молодом ленинце». Какое-то время печаталась в газете «Наманганская правда», когда мы жили в Узбекистане.

— Когда увидела свет ваша первая книга?

— В 1967–м году, в мои 17 лет, Пензенское отделение Союза писателей рекомендовало Саратовскому книжному издательству рукопись моих стихотворений «Семнадцатый звездопад». Но когда редактор меня пригласил на собеседование, нужно было сдавать выпускные экзамены в педучилище. Я сделала выбор в пользу более важного и обязательного для родителей дела — получения диплома.

Таким образом, первая книга появилась намного позже, отпечатали её в Институте усовершенствования учителей. Единственный недостаток этого сборника – мелкий шрифт. Тогда я боялась, что эта книга будет первой и последней в моей жизни, поэтому хотела «втиснуть» в неё как можно больше стихов. Но опасения не оправдались, и сборники начали выходить один за другим. На сегодняшний день у меня их 22, следующий — 23-й — находится в издательстве.

После «Формулы судьбы» вышли «Зимние вехи», «Ночной поезд», «Анатолий и Лидия. Стихотворения», «В круговороте перемен». Особенно интересными считаю повесть «Лучшая из лучших Фертляндия, или повесть о детстве», сборник философских стихов «Лествица», роман «Волны житейского моря» — эта книга посвящена Пензе и пензякам. Интересна она тем, что героями её являются наши современники, земляки. Ведь о нашем родном городе писали в основном в 19 веке.

Оригинально издание «Праздники и памятные даты земли Пензенской». В нём собраны стихотворения 101 пензенского поэта, посвященным различным праздникам, отмечаемым в области: народным, светским, языческим, русским, татарским, религиозным и другим. Книга отражает многообразие местного населения, наши традиции, напоминает о людях, прославивших наш край.

Фото из личного архива Лидии Терехиной.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи