15° ... 15°, ветер 2 м/с
62.87
70.79
 Каким я был подростком.  Рассказывают пензенские актеры
Татьяна Мажарова
Татьяна Мажарова
Портал «Пенза-онлайн» и «Театр на обочине» подводит итоги второго этапа конкурса, приуроченного ко Дням современной драматургии о подростках «Метаморфоза TEEN».

65.jpg

Поздравляем нашу вторую победительницу Юлию Платонкину, которая правильно назвала все фильмы, загаданные во втором туре конкурса. «Метаморфозы Teen» тем временем продолжаются, а пензенские актеры, принимающие участие в читках самых актуальных и интересных пьес о подростках, поделились воспоминаниями о том, какими подростками они были сами.

Наталья Старовойт, актриса Пензенского драматического театра:


— По моим ощущениям, в четырнадцатилетнем возрасте кроме своего собственного мнения не существует никакого другого; идешь до конца, отстаивая свою точку зрения, должно быть по-твоему, а иначе хоть трава не расти.

Помню, что я не вступила в комсомол, меня эдаким диссидентом считали, а на самом деле просто не хотелось учить этот устав. Я его сначала попробовала поучить и подумала, что нет, это слишком. Пришлось высказать что-то наподобие: «У вас там никто ничего не делает, только взносы собираете», то есть в политическую форму все это облечь —прокатило. Надо сказать, что и в характеристике моей было написано: способности хорошие, но мало старается.

Большая часть моей подростковой жизни проходила в танцевальном коллективе, я очень любила танцевать. Романтические отношения тоже завязались на почве танцев — у меня был молодой человек на 7 лет меня старше из того же самого коллектива. Его ровесницы постоянно спрашивали его: «Зачем тебе эта сопля нужна?» Я, наверное, взросло выглядела, он не ожидал, что я такая маленькая, начав со мной дружить. Он очень трепетно ко мне относился, но потом мы с ним расстались.

Если говорить об отношениях с родителями, то с папой никаких конфликтов не было, он с нами не жил и, видимо, засчет редкости встреч, каждая из них становилась праздником. С мамой мы достаточно разные люди, хотя в чем-то базовом по поводу доброты, ответственности, отношений и так далее мы похожи, а вот в каких-то других вещах — разные. Она мне часто говорила, что я будто бы назло всегда говорила поперек. Какого-то конкретного перехода во взрослую жизнь я не запомнила. Актеры — вечные дети.

Марина Ливинская, актриса и режиссер «Театра на обочине»:


— В подростковом возрасте у меня было некое раздвоение личности, в одной ипостаси я очень хорошо училась, была активисткой, пионеркой, перла на золотую медаль, но не доперла немного, потому что меня занесло в театр. А вторая моя ипостась — абсолютное раздолбайство, дитя улиц.

Я очень много времени проводила на улице, покуривала, конечно, была предводительницей сбегания всего класса с уроков и тому подобное. Я очень любила читать, но от своих уличных друзей такой факт скрывала, это было моим тайным увлечением. Одно время я пыталась уходить из дома, правда, по поводу чего — уже не вспомню. С мамой всегда были хорошие отношения, но помню как-то самоутвердиться хотелось.

Любовь у меня всегда была ответная, мне в этом смысле повезло. Но, тем не менее, как-то решила покончить жизнь самоубийством из-за любви: поскандалили, все надоело, и я решилась на самоубийство. Но как обычно у меня все и бывает: суицидальная попытка получилась комической, даже умереть спокойно я была не в состоянии. Наглоталась каких-то там таблеток и поехала умирать к причине смерти. Пик суицидальности пришелся на время поездки в такси, зеленая вся ехала, и таксист даже спросил: «Девушка, вы умираете?». Я говорю, что, в общем-то, наверное, да. К тому времени, когда я приехала к молодому человеку, все это спало как-то.

«Я пришла умирать», —- сказала я.

 «Зачем же ты приехала ко мне? Не могла сделать это дома?», — спросил он.

Я возразила: «Как! А драматизм?». Мы долго ржали после этого вместе.

В 15 лет я попала в профессиональный театр. Театр оказался очень сильным проводником, и я из этой «девочки на раёне» стала превращаться во что-то иное. Вспоминаю, как я пришла поступать в театральный вуз: на первый тур  — в леггинсах в полоску и топике, на второй — в леггинсах в горох. Я красилась, как гейша, у меня были красные, оранжевые, темно-коричневые губы, стрелки до виска, невообразимые «хаеры». На втором туре мне сказали: «Вы знаете, Марина, вам, наверное, нужно подумать над своим внешним видом». Я подумала и одела обтягивающее термоядерно-розовое платье-резинку.

Артем Тихомиров, актер Пензенского драматического театра:


— Когда я был маленьким, то был достаточно послушным ребенком. Проблем и со мной, и у меня никаких не было. Проблемы как раз начались в переходном возрасте, где-то в 13-15 лет, когда я перешёл в 8-ой класс, да ещё и в новую школу (пришлось поменять из-за места жительства). И именно тогда столкнулся с такими вредными привычками, как табакокурение и алкоголь. В таком возрасте, пробуя что-то новое, ты и понятия не имеешь, как оно вообще бывает, осознаешь только позже: хорошо ли это или плохо. Помню, как я со своими друзьями со двора решили попробовать пива. Вскоре, после того, как мы его выпили, я понял, что что-то со мной не так, прямо вот совсем не такой, какой был до этого. Подхожу я в этом непонятном, на тот момент для меня, состоянии к своему подъезду и решаю, что дома мне лучше сейчас не появляться. Я начал ходить вокруг дома, чтобы протрезветь, съел кучу конфет и жвачек.

Ходил-ходил, вдруг мне показалось, что вроде всё прошло, зашёл домой — и мигом в свою комнату. Тут заходит мама и спрашивает, все ли у меня в порядке. А я сел с серьёзным видом за компьютер и имитирую какие-то действия за ним, будто выключаю его. Говорю, мол, мам, я компьютер выключаю. А она мне в ответ: «Артем, я его уже давно выключила». И тут я понимаю, что не смог выйти из ситуации и попался на удочку. Начались ругательства и лекции со стороны родителей, которые я надолго запомнил. Но в 9-м классе я сильно изменился, понял, в каком направлении мне нужно идти профессионально, я думал об актерстве.

Кстати, когда я перешел в новую школу, у меня случилась первая любовь. Это было то самое настоящее, искреннее и большое чувство. Я начал даже писать стихи, во мне проснулся какой-то романтизм. Эти удивительные переживания даже от того, что просто видишь объект своей страсти, я вспоминал, уже играя в «Ромео и Джульетте», мне это, кстати, очень помогло. Вскоре уже начинаешь понимать степень серьезности или несерьезности этих первых чувств, но думаю, что они обязательно должны быть в жизни каждого человека.

Если говорить о том, когда я повзрослел, думаю, это происходит сейчас. А, вообще, актеру быть взрослым и не нужно, ну если говорить про нутро, нам даже преподаватели в театральном институте говорили, что мы должны внутри оставаться детьми, чтобы не думать, как говорить что-то, какими жестами сопровождать речь, а чтобы все шло интуитивно и от чистого сердца.

Марина Прошлакова, актриса театра «Кукольный дом»:


— Я была нормальным подростком. Росла в райцентре, хорошо училась, была комсомолкой, ходила в кукольный кружок, в восьмом классе от этого кружка ездила в Саратов, именно тогда мне посоветовали стать артисткой. Правда у меня были подружки, которых мама считала разбитными девчонками: любили улицу, покуривали, но никак негативно они на меня не влияли. С родителями не конфликтовала и в общем все было неплохо, помню только что все главные обиды и досады были связаны с тем, что мне не покупали модную одежду.

Джинсы стоили в те времена 200 рублей, мама получала зарплату около 100 рублей, конечно, никто мне их не покупал. Помню неприятные моменты, связанные с тем, что дети более состоятельных родителей каким-то образом демонстрировали свое превосходство именно засчет одежды, а нас, тех, кто поскормнее жил, вседа подкалывали, иногда очень обидно. А хотелось быть красивой. И я пошла работать в каникулы. Работала на птицефабрике, на кирпичном заводе. На заработанные деньги купила себе какие-то самопальные джинсы, но все равно была довольна.

Была, конечно, и любовь. Невзаимная. Можно сказать, первый большой урок в жизни, очень поучительный. Научилась не унижаться после этого случая, сейчас стыдно вспоминать, как я за ним бегала и пыталась попасться на глаза. Повзрослела я, как мне кажется, лет в 16. Мне было стыдно быть неучем, я всегда была очень дисциплинированной насчет уроков. Даже если загуляюсь допоздна, все равно приходя домой, знала, что надо сесть за уроки.

P.S. Не забывайте, что курение и алкоголь вредят вашему здоровью.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи