-1° ... -4°, ветер 2 м/с
64.2
70.67
  Архиерейский детский хор: духовная жизнь
Татьяна Мажарова
Татьяна Мажарова
В минувшие выходные в рамках фестиваля «Спасские вечера. Рождественские встречи» на площадке Губернаторского дома состоялся спектакль «Золушка», который для гостей праздника показал Детский архиерейский хор Пензенской епархии. Это была не совсем привычная нам сказка, дети и их наставники сделали сюжет более религиозным: бал во дворце короля проходил в Рождественскую ночь, вместо Феи помогала Золушке Звездочка, отсутствовали волшебные превращения тыквы в карету и крысы в кучера.

44444.jpg

Перечисляя все, что необходимо сделать, Золушка отмечала, что «надо в комнате убраться и молитву прочитать». К занятой трудами юной девушке заходили маленькие дети, которых она знакомила с рождественскими событиями и символами, на сцене появлялись и ангелы, и волхвы. Дети читали рождественские стихи. И практически после каждой мизансцены пел хор.

Чтобы больше узнать о жизни Детского архиерейского хора, мы поговорили с его руководителем Мариной Никитиной — известным в нашем городе педагогом с очень насыщенной творческой биографией.

— Что такое Детский архиерейский хор, каковы основные цели его создания?

— Детский архиерейский хор создан при епархии два года назад для того, чтобы детей направить в струю православия, чтобы петь на службах и в дальнейшем организовать православную музыкальную школу. Она будет выпускать певчих, приспособленных к пению в храмах, умеющих это делатьпо всем правилам. Не секрет, что многие певчие в наших храмах — люди светские, приходящие туда для того, чтобы заработать деньги. От этого страдают регенты, люди верующие страдают, потому что для большинства поющих (не для всех, конечно) происходящее безразлично.

Я думаю, что хоровая церковная школа при архиерейском доме призвана как раз вырастить таких певчих, которые придут и наполнят церковь еще большим духом с клироса. Но если смотреть глобально, то любая цель православных объединений —духовная жизнь.

— За прошедшие два года чему научились ваши ребята?

— Когда я пришла, мне показали 17 ребят, которые даже не умели петь в унисон, а в планах они уже должны были петь на службе. У меня волосы на голове зашевелились от ужаса. Я не собиралась быть никаким руководителем, изначально пришла помочь, посоветовать. Я человек светский, хотя и была уже на тот момент певчей в храме, но никогда не работала исключительно в церкви. Видимо, это и есть Божий промысел, что я осталась здесь, и это стало главным делом моей жизни. Ребята, конечно, с тех пор многому научились. Они уже поют на три голоса.

Владыка Серафим благословил создание музыкальной школы и движется этот проект достаточно легко. Мы ввели им хоровое сольфеджио, мы учим петь по нотам, и результат уже есть. В этом году мы получили благословение начать заниматься на инструментах. У нас нет такого плана, как в музыкальной школе: обучение движется, учитывая способности и темп обучаемости ребенка.

44.jpg

— Пели ли уже дети в храмах?

— Конечно, они поют уже с первого года занятий. Первый раз мы исполняли небольшой молебен в кадетской школе. А службу, если мне не изменяет память, мы спели через неделю после начала Великого поста. Это была архиерейская служба, мы пели не одни, в паре с другим хором. А в последние дни августа (это бывает разная дата в зависимости от года) мы поем целиком литургию, на улице, это специальная детская литургия.

С октября 2016 года поем в храме, расположенном в архиерейском доме. У нас вообще есть расписание, по которому мы работаем. Вот, к примеру, 5-го февраля будет день новомученников и исповедников Церкви Русской, мы будем петь в Успенском соборе вместе с хором этого храма: дети — на левом клиросе, взрослые — на правом, поем попеременно и вместе. Когда приезжают священнослужители из других епархий, то всегда отмечают, что выходя со службы, чувствуют, будто с ангелами служили.

Подчеркну, что наша главная цель — не концертное пение, а именно пение на службах. Мы конечно также практикуем благотворительные концерты и спектакли, но это уже второстепенные задачи.

— Все ли дети, занимающиеся в хоре, из верующих семей?

— Сейчас в хоре занимается 53 человека. Я бы сказала, что это мало. И отнюдь не все из воцерковленных семей. Бывает так, что родители приводят детей, у которых есть желание петь, но семья не воцерковлена. Сейчас священники, которые служат в архиерейском доме, отмечают, что дети наши достаточно озорные, но, тем не менее, все обряды соблюдаются. Мы детей все время причащаем, даже тех, кто никогда раньше с этим не сталкивался, но занимается у нас. Ни одно занятие мы не начинаем и не заканчиваем без молитвы.

— Как вы считаете, до конца ли понимают ребята то, о чем они поют?

— Все по-разному. Но на каждой репетиции я пытаюсь им донести смысл пропеваемых слов, для меня это важно. Я в церкви в качестве певчей достаточно давно, но целиком в церкви я, скажем так, не была. Я долго проработала в 1-й музыкальной школе, ушла оттуда в силу семейных обстоятельств, хотя уже чувствовала, что у меня там назревает кризис профессии, что некуда расти, достигнут потолок.

Но когда в моей жизни случился сначала семинарский регентский хор, затем детский архиерейский хор плюс то, что я работаю в храме певчей, я осознала, что мое предназначение полностью связано с церковью, я словно бы помогаю пройти этот путь, осуществить преемственность: школа-семинария-храм.

Первые выпускники семинарии уже поют в Успенском соборе и многие отмечают, что звучание хора изменилось — они поют не только правильно, но они поют с верой.

1.jpg

— В последнее время музыка все чаще не только «уходит» в церковь, но и выходит оттуда. Появляются новые сочинения (например, сочинения митрополита Иллариона), которые находят слушателя не только в культовых сооружениях, но и в концертных залах. Насколько все-таки может быть полезным музыкальная составляющая в церкви не только самой церкви, но и всему обществу?

— Испокон веков первичное музыкальное воспитание было церковным, причем была жесткая достаточно цензура, мне кажется, это правильно. В советское время церковь отрезали и от музыкального воспитания, ушло гармоничное сочетание музыки и слова, что является на самом деле огромной силой. Пусть наши девочки и мальчики не все станут певчими, мы не ставим задачу сделать их всех клиросными, но чтобы все были духовные — это да, это наша цель. Вся христианская музыка на этом стоит.

— С энтузиазмом ли дети воспринимают подготовку Рождественских спектаклей? На какую аудиторию рассчитаны спектакли Детского архиерейского хора?

— Они это очень любят. Хотя когда объявляешь о том, что будет спектакль, сразу раздаются крики «ура!», правда чуть позже некоторые начинают ворчать на репетициях: мы же сами танцы ставим, и играем, и поем — это большой труд. Но, тем не менее, спектакль они всегда очень ждут. Это же дети.

Но на одном восторге обычно ничего нельзя построить, ибо, прежде всего, наши занятия — это огромный труд.

По поводу аудитории я думаю, что наши спектакли рассчитаны на любую аудиторию, хотя в большей степени на детскую, не обязательно только на воцерковленных зрителей. Нет такого человека, который бы не искал гармонии. Некоторые могут это не осознавать, у тех, кто не стремится к этому душа задыхается — человек начинает пить, принимать наркотики, лихорадочно искать что-то другое, чем можно заполнять пустоту. Я хочу, чтобы с нашими детьми этого не случалось, чтобы жизнь их была наполненной. Когда душа полна хорошим, плохое туда не войдет, для него не останется места.

Фото автора

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи