-11° ... -11°, ветер 1 м/с
64.02
70.85
Анатолий Мариенгоф: лучший друг Есенина жил в Пензе. Часть 2
Журналист
Журналист
Полина Елистратова

После трагической гибели отца Анатолий Мариенгоф навсегда покинул Пензу и переехал в Москву, где некоторое время жил у своего близкого родственника.



После трагической гибели отца Анатолий Мариенгоф навсегда покинул Пензу и переехал в Москву, где некоторое время жил у своего близкого родственника.

«Первые недели я жил в Москве у своего двоюродного брата Бориса (по-семейному Боб) во 2-м Доме Советов (гост. «Метрополь») и был преисполнен необычайной гордости.

Еще бы: при входе на панели матрос с винтовкой, за столиком в вестибюле выдает пропуска красногвардеец с браунингом, отбирают пропуска два красноармейца с пулеметными лентами через плечо. Красноармейцы походили на буров, а гостиница первого разряда на таинственный Трансвааль. Должен сознаться, что я даже был несколько огорчен, когда чай в номер внесло мирное существо в белом кружевном фартучке».

В Москве Мариенгоф случайно показал свои стихи главному редактору «Правды» Николаю Бухарину. Тому стихи не понравились, но он разглядел талант в молодом человеке и устроил его литературным секретарем издательства ВЦИК. Вскоре в издательстве произошла встреча Мариенгофа с Есениным.

«Меня кто-то легонько тронул за плечо:

– Скажите, товарищ, могу я пройти к заведующему издательством Константину Степановичу Еремееву?

Передо мной стоял паренек в светлой синей поддевке. Под синей поддевкой белая шелковая рубашка. Волосы волнистые, желтые, с золотым отблеском. Большой завиток как будто небрежно (но очень нарочно) падал на лоб. Завиток придавал ему схожесть с молоденьким хорошеньким парикмахером из провинции. И только голубые глаза (не очень большие и не очень красивые) делали лицо умнее – и завитка, и синей поддевочки, и вышитого, как русское полотенце, ворота шелковой рубашки.

– Скажите товарищу Еремееву, что его спрашивает Сергей Есенин».

Тесная дружба связала Мариенгофа с Есениным. Позже Анатолий познакомился с Вадимом Шершеневичем и Рюриком Ивневым. Так оформилась группа имажинистов, заявивших о себе «Декларацией», опубликованной в январе 1919-го года в воронежском журнале «Сирена».

«Каждый день, часов около двух, приходил Есенин ко мне в издательство и, садясь около, клал на стол, заваленный рукописями, желтый тюречок с солеными огурцами. Из тюречка на стол бежали струйки рассола.

В зубах хрустело огуречное зеленое мясо, и сочился соленый сок, расползаясь фиолетовыми пятнами по рукописным страничкам. Есенин поучал:

– Так, с бухты-барахты, не след идти в русскую литературу. Искусную надо вести игру в тончайшую политику.

И тыкал в меня пальцем:

– Трудно тебе будет, Толя, в лаковых ботиночках и с проборчиком волосок к волоску. Как можно без поэтической рассеянности?».

Справка «Пенза-Онлайн»: имажинизм –литературное направление в русской поэзии двадцатого века, создатели и представители которого заявляли, что цель творчества любого художника состоит в создании образа. Основным выразительным средством имажинистов стала метафора или цепи метафор, то есть, два элемента образа – прямого и переносного. Для имажинизма характерен эпатаж, анархические мотивы.

На стиль имажинизма оказал влияние русский футуризм. Точкой отсчета в истории имажинизма считается 1918-й год, когда в Москве был основан «Орден имажинистов». В 1919-1925-м годах имажинизм был наиболее организованным поэтическим движением в Москве: имажинистами устраивались творческие вечера в артистических кафе, выпускалось множество авторских и коллективных сборников, журналы, было создано издательство «Имажинисты». Имажинизм фактически распался в 1925-м году.

Осенью 1919-го года Мариенгоф и Есенин поселились вместе, на несколько лет став практически неразлучными. Они вместе путешествовали по стране, побывали в Петрограде, Харькове, Ростове-на-Дону, на Кавказе. В печати они публиковали письма друг другу, которые вызывали негодование критиков. Есенин посвятил Мариенгофу стихи «Я последний поэт деревни», поэму «Сорокоуст», драму «Пугачев» и стихотворение «Прощание с Мариенгофом».

В конце 1923-го года Анатолий Мариенгоф женился на артистке Камерного театра Анне Никритиной. В том же году между Мариенгофом и Есениным произошла ссора, и в дальнейшем их отношения должным образом не наладились, хотя попытки примирения были. В 1924-1925-м годах Мариенгоф работал заведующим сценарным отделом Пролеткино. Позже начал писать киносценарии.

«В дни отсутствия Есенина я познакомился в шешс-невичской книжной лавочке с актрисой Камерного театра – Анной Никритиной (в будущем моей женой).

Мы разошлись с Есениным несколькими годами позже. Но теперь я знаю, что это случилось не в двадцать четвертом году, после возвращения его из-за границы, а гораздо раньше. Может быть, даже в лавочке Шерше-невича, когда впервые я увидел Никритину».

Утром 28-го декабря 1925-го года Сергей Есенин был найден мертвым в номере ленинградской гостиницы «Англетер». На другой день известия о его смерти опубликовала газета «Известия».

Похороны Сергея Есенина состоялись 31 декабря.

«Я плакал в последний раз, когда умер отец. Это было более семи лет тому назад. И вот снова вспухшие красныевеки. И снова негодую на жизнь».

У Мариенгофа и Никритиной родился сын Кирилл, который покончил с собой в 1940-м году по неизвестным причинам. В 1928-м году вместе с семьей Мариенгоф переехал в Ленинград, где и прожил до самого конца жизни.

В том же году в берлинском издательстве вышел роман Мариенгофа «Циники». Публикация романа, а также следующей книги «Бритый человек», вышедшей в том же издательстве в 1930-м году, принесла Анатолию Мариенгофу немало неприятностей, писатель был подвергнут травле в СССР: творчество Мариенгофа характеризовалось как «один из продуктов распада буржуазного искусства после победы пролетарской революции».

В июне 1941-го года Мариенгоф пришел на Ленинградское радио, где читал баллады и очерки в стихах. Вместе с Большим драматическим театром Мариенгоф и Никритина были эвакуированы в Киров, где прожили около трех лет, а затем вернулись в Ленинград. В послевоенное время против Мариенгофа была развернута травля. В 1948-м году Мариенгоф написал пьесу «Суд жизни» в духе борьбы с космополитизмом, но к постановке ее не приняли.

В 1953-1956-м годах Анатолий Мариенгоф написал автобиографическую книгу «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги». Именно в ней он рассказал о детстве и юности в Пензе, создал портрет своего ушедшего друга – поэта Есенина. Умер Анатолий Мариенгоф 24-го июня 1962-го года. Это был его день рождения по старому стилю. Похоронен поэт-имажинист в Ленинграде на Богословском кладбище.

Существует мнение, что Мариенгоф развратил Есенина, так как был воплощением разврата и худших сторон богемы, что именно он спаивал поэта-хулигана. Но поэт-имажинист Рюрик Ивнев говорил, что «отношения Есенина с Мариенгофом до появления Дункан – самый здоровый период жизни Есенина». И факты говорят о том, что это было именно так. Время дружбы и совместной жизни Есенина и Мариенгофа приходится на 1919–1921 годы. Они поселились вместе в Москве в одной комнате в Богословском переулке. Ни о каком пьянстве не было и речи. Как вспоминает одноклассник Мариенгофа по гимназии, однажды он оказался третьим на дне рождения Есенина. И у них даже не было вина.

Источник цитат: Анатолий Мариенгоф «Роман без вранья. Циники. Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги», издательство «Художественная литература», Ленинград, 1988-й год.

Источник фото:www.liveinternet.ru


Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи