Я — фермер. История малосердобинского мецената.
Михаил Чернецов
Михаил Чернецов
В числе значимых событий в жизни Пензенской области экспертами фонда «Петербургская политика» за июль 2017 года названо открытие в Малосердобинском районе цеха по производству сыров и кисломолочной продукции на базе СППК «Тензор». Сегодня портал «Пенза-онлайн» беседует с руководителем предприятия Виктором Васильевичем Терентьевым.



Виктор Терентьев — фигура неординарная. Он известен не только как успешный фермер, но и как пионер внедрения ГЛОНАСС на пензенском рынке, как меценат, направивший свои труды на возрождение родного села Колемас, как автор ряда публицистических, художественных и научных материалов.

— Виктор Васильевич, Вы начали свой предпринимательский путь в сфере спутникового мониторинга транспорта. Что привело вас в сельское хозяйство?

— Отсчёт начался восемнадцать лет назад, когда умерли родители, и появилось новое жизненное ощущение. Когда ты маленький, есть мама и папа, живы бабушки и дедушки, понятие конца жизни отсутствует. А тут начинаешь понимать, что ты — крайний в ряду шагающих в вечность. И возникает вопрос: что ты добавишь к созданному предыдущими поколениями.

Стал интересоваться всем, что связано с родителями, предками, с родными местами, аграрной историей России, взаимодействием власти и землевладельцев в эпоху перемен. И обнаружил поразительное созвучие нынешних аграрных проблем с общественно-политическими вызовами в пореформенный период полтора столетия назад. Через пять лет это вылилось в написание монографии об участии поместного дворянства в разработке алгоритмов отмены крепостного права. Этот интерес подтолкнул к тому, чтобы самому поработать на родной земле, помочь российскому селу пройти и эту точку бифуркации.

Мы с братом — он крупный Питерский предприниматель — много для этого делаем. Больше десяти лет назад организовали наше первое предприятие в родном селе. С тех пор в нашу колемасовскую землю, технику для её обработки, социальную инфраструктуру села вложено более 40 миллионов. Предприятия работают с прибылью — и эти деньги мы также инвестируем в село. У нас с братом есть лозунг, может, и слишком прямолинейный: если Колемасу суждено умереть, как и другим селам, пусть это будет после нас. Хотя хотелось бы, чтоб это было далеко после.

Что касается прежнего бизнеса, десятилетие работы по внедрению ГЛОНАСС позволило наработать широкие связи, продемонстрировать потенциал, создать имя. Был первым на этом секторе пензенского рынка, это позволило «снять сливки». Потом появились конкуренты, а следом — оборудование китайского производства, которое оказалось значительно дешевле нашего. Успел вовремя прочувствовать ситуацию, продал фирму и полностью переместился в деревню.

— Как развивалось предприятие, чем определялись направления его работы?

— Мы начали с полеводства, и результаты оказались успешными. Также занимаемся разведением пчел, рыбоводством. Следующими этапами, очевидно, должны были стать животноводство и, далее — переработка. Однако через животноводство мы пока перепрыгнули. Это не очень хорошо, и пробел этот нам, видимо, придется рано или поздно закрывать, потому что сейчас приходится закупать молоко у других производителей.

Но скотоводство требует серьезных инвестиций. По словам нашего министра сельского хозяйства, средняя стоимость одного скотоместа в коровнике «под ключ» составляет порядка трехсот тысяч рублей, а самой коровы – шестьдесят тысяч. Вот и арифметика. Нашему предприятию требуется молоко, но пока трудно сказать, окупит ли себя чисто молочное скотоводство.

— Как человек, увлекающийся историей, Вы считаете, что та поддержка, которую вы оказываете селу, актуальна? Сельский образ жизни, в той форме, в которой он существует в России во второй половине двадцатого века и в начале века двадцать первого, является для государства ценностью, которую надо поддерживать, в том числе, инвестициями?

— Надо признать, что те колхозы, которые были раньше, уходят в прошлое. Но земля никуда не денется, её надо обрабатывать. Ведь Верхнее Прихоперье — юг Пензенской области и север Саратовской — это лучшие чернозёмы в Европе.

Село как социальный феномен дореволюционных и советских времен, конечно, исчезнет. Но мне бы очень не хотелось, чтоб оно превратилось просто в какие-то крупные конгломераты, где работники, спустившись на лифте с «энского» этажа за десятки километров едут к трактору или на ферму. Не хотелось бы — но есть объективный исторический процесс. Появятся какие-то новые формы организации сельской жизни и сельхозпроизводства.

Мы предлагаем свою, основанную не на фермерско-индивидуальной, а всё-таки на коллективной. Пусть на базе личной собственности учредителя на землю и другие основные средства, но коллективном труде. Опираемся на идеологию сельской общины, которая глубоко в менталитете российского селянина.

А пока, имея философский склад ума, больше думаю не о далеком будущем, а о сегодняшнем дне. Надо решать имеющиеся проблемы, не тратить время и нервы на переживания о завтрашних трудностях. Они, очевидно, будут, но какие вызовы выйдут на первый план через год? Доживём — увидим. И будем решать!

— Существует мнение, что в нашей стране власти регионов оказывают поддержку сельскому хозяйству, но довольно избирательно. И получателями большей части такой поддержки оказываются крупнейшие из региональных сельхозпроизводителей. Вы разделяете эту точку зрения?

— Я крупнейшим производителем не был, поэтому рассуждать об этом смысла особого не вижу. Поддержка сельского хозяйства оказывается и нам — середнячкам, а о том, что ее нет, кричат только бездари. За десять лет работы по ГЛОНАСу мне дважды давали гранты на общую сумму около трех миллионов рублей, за один прошлый год на проекты в Колемасе шесть с половиной миллионов господдержки получили. Надо просто уметь работать: предлагать серьезные вещи и на должном уровне их преподносить, а не просто клянчить: «дайте денег». Я с тремя образованиями не считаю зазорным нанять человека, который профессионально поможет составить грамотный бизнес-план.

Вообще на взаимоотношения с властью я смотрю с разных точек зрения. На ментальном уровне в оппозиции. К любой власти, как человек, относящий себя к интеллигенции. А как деловой человек — строю конструктивные отношения. Конечно, всегда есть те, кто хочет просто постоять рядом с тобой перед объективами репортеров, продемонстрировать «и мы пахали». Но во власти есть и немало деловых, талантливых людей. Но в целом туда идут люди иного склада. Я бы не мог и не хотел быть на их месте, они на моем, думаю, тоже.

— Как Вы видите, в каком направлении следует работать региональным и муниципальным властям для эффективного развитии сельского хозяйства в регионе?

— Государственно-частное партнерство. Без частных инвестиций сейчас не обойтись. И это касается не только производства, но и инфраструктуры, и благоустройства. Например, у нас в Колемасе, где живут всего 84 человека. дороги сейчас лучше, чем в райцентре. За последние два года в них вложило три миллиона наше предприятие, полтора миллиона — мой брат, миллион семьсот тысяч дала районная власть и двести тысяч выделила сельская администрация. Отсюда и синергетический эффект.

Надо помнить, что успехи в сельском хозяйстве в последние пару лет связаны с международными санкциями и последующей девальвацией рубля. Мы же работаем в экспортно — ориентированной отрасли. Но… поднялись цены на запчасти и машины, не уменьшились на горючку, еще не все сельхозмашины в России делать научились, а это — валюта, в рублях рост в разы… К настоящему времени эффект санкций нивелировался. Однако не горюем. Пашем землю, строим дома и сыроварню, проводим песенные фестивали.

Не мы одни такие успешные. Предприятия нашего масштаба, имеющие порядка тысячи гектаров земли, а таких в районе около десятка, также эффективно работают: обновляют технику, переходят от традиционных «три П» (Пшеница-Подсолнух-Пар) в новым культурам – рыжик, гречиха, лён. Важную роль играет то, что хозяйства создавались на некой имевшейся (советской) базе. При ее наличии на одно село хватает десятков миллионов частных инвестиций. А если «строить село» с нуля, потребуются сотни миллионов. Здесь политику надо менять. Надеемся, что когда власть это осознает, большие суммы пойдут в первую очередь в те поселения, которым частник не дал исчезнуть. Дай-то Бог и Колемас ещё долго проживёт!

— Вы ещё и председатель районного землячества. Как эти структуры взаимодействуют с властью, с сельским населением?

— Лет семь назад это движение всколыхнулось… Структурировал его мой (и не только) приятель Евгений Шилов. С благословения покойного Василия Кузьмича. Идея-то прекрасная! Не только в прошлые века, но и в наше время Сурская земля дала России немало талантливых людей. Часть из них состоялись в столицах, других регионах. Почему бы не использовать их потенциал на малой родине? Яркий пример в Наровчате, где землячество возглавляет легендарный Василий Журавлёв, шевеление есть и в других районах.

Но, инициатор сам ушёл во власть, прежний почётный председатель НП «Содружество Пензенских землячеств» почил в Бозе и… как-то всё затихает. Исполнительный директор Маша Кузенькина ещё трепещется, дай Бог ей силы. Проблема и в том, что местные власти смотрят на состоявшихся земляков узко потребительски — «Дайте деньжат на подарок ветерану к 9 мая, на фейерверк ко Дню России». А земляки — люди серьёзные, занятые. Их потенциал гораздо выше, роль только «подаюшек» не интересна. Вот смотрите — у меня немало статей в журналах, десятки раз выступал на научных конференциях по истории.

И… ни разу на методическом совете учителей-историков. Поделиться как на исторических примерах воспитывать любовь к малой Родине готов. Не приглашают. Последний звонок из районо: «Радиатор у школьного автобуса прохудился, помогите!»

Кто-то из великих сказал: «Если власти нечего дать, дайте людям землю и волю». Чтобы серьёзных земляков на малую Родину вернуть, власть должна помочь им приобрести землю. Тогда и солидные инвестиции пойдут. Нас с братом не только любовь к родительским гробам в Колемас тянет. Здесь имущества на десятки миллионов. Не будет плодородить земля, работать трактора-комбайны, на налогах разоришься.

— И последний вопрос. Какая проблема для Вас сейчас самая актуальная?

— Однозначно — кадры. За последние десять лет мы создали в Колемасе два десятка рабочих мест (у нас еще и маленький швейный участок). Все трудолюбивые люди давно работают. А на сыроварне, кроме меня с супругой и дочки, которая в Пензе продукцию продвигает, ещё только два непостоянных работника. Есть новый благоустроенный дом, постоянная работа для семьи из двух-трёх человек.

Ждём трудолюбивых, творческих людей, переработка молока — процесс интересный! Звоните 8-9374121642, присылайте резюме VVT955@GMAIL.COM. Приезжайте: Малосердобинский район, село Колемас.
Источник фото: penza.rusplt.ru

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи