24° ... 24°, ветер 3 м/с
64.32
72.11
«Сурское подворье»: курс на кооперацию
Журналист
Журналист
Петр Гарин

Известный пензенский предприниматель Игорь Чудновский в прошлом году «ударился» в сельский бизнес, объединив вокруг своего ООО два десятка фермеров. И, похоже, нашел оптимальное решение проблемы взаимоотношений сельхозпроизводителей и рынка.

1.jpg

Колхозный рынок


— Игорь Геннадьевич, при всем количестве и пафосности программ федерального и регионального уровня, направленных на развитие частного сектора на селе, предусматривали ли они механизм, скажем так, цивилизованного избавления крестьян от излишков произведенных ими продуктов?

— Нет, и в этом вся проблема. Власть пытается проявить инициативу, чтобы, попросту говоря, занять людей, даже не ведя при этом речи о каких-то доходах в бюджет. Такие подходы не являются комплексными, а скорее носят эпизодический характер: появились деньги в бюджете — ну, давайте сегодня поможем фермерам. Говорить, что это плохо, конечно, нельзя: государство пытается наладить процесс, предоставляет гранты, выделяет субсидии. Но желаемый эффект при этом не достигается.

В первую очередь потому, что никто не прикладывает усилий к дальнейшей структуризации работы. Ну, произвел человек продукцию, добился излишков результатов своей деятельности, а дальше? Все, что ему могут предложить – это базары и разовые акции: рынки выходного дня, Дни района и сельскохозяйственные ярмарки, которые не могут привести к экономическому эффекту. Получается, что фермер предоставлен сам себе.

Мне же представляется, что эта работа должна координироваться, а государственные средства не просто размазываться тонким слоем: всем дать, и вроде они чем-то заняты. В конечном итоге, если не давать людям направление деятельности, они не смогут организовать бизнес и разорятся.

Выход есть


— В теории все это звучит убедительно. Но Вы ведь на этом не остановились?

— Наблюдая за этой проблемой, и до этого не имея никакого отношения к сельскому хозяйству, я, как мне показалось, все же понял её суть. Помимо господдержки, нужно выстроить всю технологическую цепочку — от производства до конечного потребителя. Исходя из того, что на селе есть люди, желающие работать, и не требующие высоких технологий способы производства, мы попытались это сделать, избрав основным направлением так называемую «фермерскую птицу», традиционную для сельских подворий — гусь, утка, курица, индейка.

Во-первых, мы взяли на себя функцию координации деятельности фермеров, формирование их плана и организацию закупа, в том числе расходы по транспортировке. Второе — создание производства по забою птицы и переработке. В принципе, вся эта деятельность возможна и в разрезе одного фермерского хозяйства, но насколько она целесообразна с экономической точки зрения? Таким образом, мы сняли очень важную для производителя проблему — непредсказуемости сбыта.

И наконец, реализация. Теоретически фермер тоже может ею заняться. Но откуда тогда конфликты между поставщиком и торговой сетью, почему власть силком пытается навязать магазинам продукцию местного производства? Значит, что-то работает не так. Прежде всего, поставляя продукцию напрямую, фермер затрудняется соответствовать требованиям к системности, объемам и маркетинговым нормам. И эту функцию мы тоже взяли на себя.

Таким образом, консолидируя фермеров, мы гарантируем более крупные объемы и стабильность поставок, их качество. Я считаю, что при таком подходе это будет работать, и, собственно, уже работает.

Птицефабрика на подворьях


— Все вышесказанное странным образом напоминает последние работы Ленина, посвященные кооперативному движению…

— В цепочке, совершенно верно называемой кооперацией, каждый должен занять свое место и отвечать за конкретную сферу, будь то производство, переработка или продвижение товара. Для того, чтобы соответствовать рынку, возникают и более детальные требования. Например, сегодня для нас очень важно учитывать единообразие птицы по породе, упитанности, возрастным категориям. Следовательно, мы должны стремиться к тому, чтобы у всех фермеров соблюдался породный состав, качество кормления, ветеринарные услуги и т.д.

В идеале — создание той же птицефабрики, только более гибкой и не под одной крышей, а рассредоточенной там, где имеется хороший опыт птицеводства, пастбища и водоемы, грубо говоря, на подворьях. Это и есть первый шаг к пониманию кооперации. По такой же схеме можно производить овощи, чем мы и собираемся заняться в ближайшее время, а по большому счету, в нее может вписаться любой вид фермерской продукции. К тому же бренд «Сурское подворье» не ограничивает нас в выборе направления.

— Судя по рассказу, конкуренции со стороны тех же птицефабрик Вы не боитесь? Или вот китайцы грозятся построить под Шемышейкой здоровенный агропромышленный комплекс.

— Почему-то устоялось мнение, что фермерский продукт должен быть дешевым. Это абсолютное заблуждение. Продукция индивидуального предпринимателя во всем мире — вещь объективно дорогая. И технология другая, и трудозатраты выше, а объемы меньше. И птица, которую мы предлагаем, относится к продукту премиального класса и с точки зрения качества, и с точки зрения цены. У каждого товара есть свой сегмент и свой покупатель — есть магазины эконом-класса, и есть люди, готовые платить за более качественный продукт, который мы позиционируем.

Китайцы и прочие


— Что касается китайцев, то я вообще не очень понимаю, для чего они нам здесь нужны. Мы что, не хотим работать? Или хотим наняться к китайцам? Что непонятного в описанной мной схеме? Денег навалом, как нам говорят в банках, земля и люди в сельской местности не заняты, государственные программы с их дотациями… зачем?

Смещены приоритеты. Мы почему-то думаем, что главный показатель — это инвестиции. Да не инвестиции главное, а уровень жизни населения. Если инвестиции способствуют его повышению, значит, так тому и быть. Но если китайцы продают нам выращенный на нашей же земле продукт, прибыль уезжает в Китай.

Та же история с засильем федеральных торговых сетей. С одной стороны, в область поступают огромные суммы денег — из пенсионного фонда, в качестве зарплаты бюджетникам, служащим и работникам федеральных структур и предприятий. С другой стороны, львиную долю своих доходов люди сегодня тратят на еду, то есть относят деньги, которые пришли из федерального центра, в магазины, не имеющие к нам никакого отношения.

Создание рабочих мест в них — это ничтожное оправдание. Главное – там нет пензенских продуктов, а почему – мы говорили выше. И наши деньги дружно уезжают в другие регионы, и мы опять дотационная область. У нас сегодня деньги пылесосят из каждого уголка области, неужели мы этого не видим? И не надо стесняться сосредоточить некоторое количество патриотических усилий в этом направлении, вложить деньги в собственное производство, в собственный бизнес, и развить их до такой степени, чтобы он был удобен той же самой федеральной сети.

Власть никогда не переставала управлять народом — ни в советские времена, ни сегодня. Но если она взялась управлять, она должна и отвечать за результат. Подскажите, организуйте. О чем мы сейчас говорим? Я же простой предприниматель, у меня нет никаких административных рычагов и ресурсов. Если вы считаете, что я действую правильно — помогайте нам развиваться, перенимайте опыт.

Источник фото: https://riamo.ru/

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи