1° ... -1°, ветер 2 м/с
63.91
70.48
Разговор с ректором. Похоже, мы все-таки накормим страну
Антон Инюшев
Антон Инюшев
Интервью с ректором Пензенского государственного аграрного университета Олегом Кухаревым о недавних успехах данного вуза и о перспективах развития сельского хозяйства в нашем регионе.



— Начнем с хорошего. В конце 2017 г. стало известно, что Пензенский ГАУ занял 6 место в рейтинге самых востребованных сельскохозяйственных вузов России (по данным международного информационного агентства «Россия сегодня»). Таким образом, по этому показателю вуз был признан одним из лучших в стране. Была ли эта новость для Вас ожидаемой? Какие преимущества может получить вуз благодаря столь высокой оценке данного рейтинга?

— Для меня это было неожиданно. Там идет оценка по 3 показателям. Первый из них — востребованность выпускников на рынке труда. Он показывает как раз развитие сельского хозяйства региона. То есть, если в регионе развивается сельское хозяйство, появляются рабочие места, и, соответственно, вакансии, которые предлагаются нашим выпускникам. Два других показателя - это востребованность наших ученых по индексу цитируемости, и то, сколько мы зарабатываем внебюджетных средств.

Попадание на высокое место в рейтинге повлияет в основном на имидж. Я надеюсь, что в будущем это принесет и материальную выгоду. Мы сможем апеллировать к выпускникам школ: «Поступайте к нам, наш вуз надежен, востребован, мы на хорошем счету не только в Пензенской области, но и во всей России».

— Давайте немного разберемся с первым показателем рейтинга. Он был сформулирован как «доля выпускников, получивших направление на работу». У Пензенского ГАУ эта доля — 93,8%. Что это значит? Что 93,8% выпускников получили работу по специальности?

— Это показывает, насколько обеспечены наши студенты заявками от работодателей. Не факт, что все они будут востребованы, но на 93,8% выпускников уже готовы рабочие места - в Пензенской области и по всей России. 

Другой вопрос, что не все едут в село. Есть заявки, которые остаются нереализованными.

— Вуз получил статус «университет» больше года назад. Как вам работается в этом статусе? Ощущаете какие-то особые преимущества нового положения?

— То, что наша академия стала университетом, принесло опять же в основном имиджевые изменения. С 2012 года финансирование идет не по статусу вуза, а в зависимости от количества студентов.
Однако университет подразумевает более сложную и разветвленную структуру, нежели академия. Только за последний год мы внутри вуза открыли колледж и открыли (точнее — воссоздали) кафедру ветеринарии. Появилось 7 специальностей среднего профессионального образования.

По кафедре ветеринарии нужно уточнить один момент. Планирование контрольно-целевого набора осуществляется на 2 года вперед. То есть, мы не успевали получить федеральные места. Но, благодаря поддержке Губернатора Ивана Белозерцева, все-таки было принято решение о том, что нам выделят 25 бюджетных мест за счет бюджета Пензенской области. Эти места — целевые. Все они уже обеспечены работой. По аналогии с врачами, они будут отрабатывать 3 года именно по линии Управления ветеринарии.

За последний год мы приросли по количеству студентов на 234 человека. Всего у нас теперь учится 2954 человека. Нам бы хотелось верить, что это постоянный рост. Наша инфраструктура и материально-техническая база позволяет расти и дальше.

— Ваш университет дает достаточное количество кадров для пензенского сельского хозяйства? Больше, чем, нужно, меньше, чем нужно?

— У нас сейчас ощущается острая нехватка по некоторым направлениям подготовки — ветеринаров, агрономов, зоотехников. С другой стороны, и выпускники сегодня стали предъявлять более высокие требования к работодателям. Не в плане работы, а в плане социальной жизни — благоустройства, быта. Не все работодатели способны обеспечить эти требования.

— По имеющимся данным, за прошлый год Пензенская область ввела в оборот 57000 га ранее необрабатываемых земель. И за 2017 год мы получили неплохой урожай, по некоторым показателям даже рекордный. Как Вы полагаете, хороший урожай мы собрали из-за того, что просто ввели дополнительные площади, или дело тут в другом?

— В этом году у нас в среднем по области урожайность зерна составила 36 центнеров с гектара. Это — исторический рекорд. А урожайность с гектара никак не зависит от площадей.
То, что мы постепенно переходим на интенсивные технологии возделывания с интенсивными сортами и современными технологиями, позволяет получать высокую урожайность. В этом есть и большая заслуга наших выпускников.

— По поводу интенсивных технологий: в Пензенской области ходят упорные слухи, что землю у нас покупают какие-то китайцы, которые выращивают на этих площадях урожай, используя неимоверное количество вредных удобрений, и что после такой обработки на этой земле уже ничего больше не растет. Много ли в Пензенской области таких «китайцев»? Бережем ли мы свою землю?

— По количеству «китайцев» я вам, наверное, не отвечу. А по количеству внесения удобрений — в настоящее время государство озаботилось данной проблемой. Недавно состоялся круглый стол на тему «Об органическом сельском хозяйстве в российской Федерации». Буквально вчера [15 января 2018 г.] мы отправили свои предложения в Минсельхоз РФ именно об органическом сельском хозяйстве. Мы предлагаем использовать наши Пензенские ресурсы для внесения органики. Это, по-моему, Бессоновские месторождения доломитовой муки.

В Российской Федерации — низкий уровень применения минеральных удобрений по сравнению с другими странами. В РФ это 37 кг действующего вещества, в Китае — 364 кг. Великобритания — 247, Германия — 204, Польша — 202, США — 132. То есть — да, возможно, что китайцы, выращивая здесь продукцию, используют те технологии, которые они привыкли использовать у себя в стране.

— И какой подход по количеству внесения удобрений Вы считаете более правильным — наш или китайский?

— Если мы не будем применять современные средства защиты растений, современные удобрения, мы не достигнем тех урожаев, которые мы сегодня имеем. Но все должно быть в определенной мере. И мы как раз прислали предложения — что наши ученые могут посоветовать в этом плане.

— В этом году мы получили в целом хороший урожай, но по подсолнечнику случился определенный провал. Недавно прошел сюжет о том, что часть подсолнечника даже не успели убрать, и его убирают сейчас, посреди зимы. Мнения в том сюжете разделились: кто-то говорит, что масло из такого «зимнего» урожая получится нормальное, кто-то утверждает, что не очень хорошее. Как полагаете Вы, как считает наука?

— Насколько я вижу по тем условиям, которые там сложились: если хорошая погода постоит еще немного, то подсолнечник успеют убрать, и масло не должно пропасть. Если останется до весны, то пропадет.

— Поговорим немного о санкциях и контрсанкциях, о всех их видах, что коснулись сельского хозяйства России. Как Вы думаете, они все-таки сыграли положительную роль или отрицательную?

— Я думаю, санкции сыграли положительную роль именно для сельского хозяйства. Когда проходил Всемирный зерновой форум в Сочи, все аграрники страны дружно просили Медведева о том, чтобы контрсанкции не отменялись.

У Министерства сельского хозяйства РФ первой задачей было накормить страну своими продуктами. По многим позициям эта задача выполнена. Сейчас перед нами ставится вторая задача — подготовка своего исходного материала, чтобы перейти на свои семена и эмбрионы.

— Как Вы полагаете, это реально сделать?

— Это реально, если будет воля государства и достаточно ресурсов. Потому что создание чистых пород семян — очень дорогостоящее дело. Оно потребует и подготовки дополнительных кадров.
У нас есть сейчас 3 подпрограммы по переходу на свой материал: это семена свеклы, где у нас основная зависимость от импорта, семена картофеля и куры.

— Сейчас мы видим, что на Россию понемногу начинают давить (например — по свинине), чтобы мы отменили наши контрсанкции, или чтобы сделать их невыгодными для нас. Как Вы считаете, если контрсанкции все же отменят, наши сельхозпроизводители сильно пострадают?

— Залог нашей конкурентоспособности — это переход на новые технологии, которые позволяют получать больше продукции на единицу площади, быстрее откармливать животное, снижать себестоимость продукции. Я думаю, через год-два наши сельхоз товаропроизводители уже окрепнут, и не очень пострадают от отмены контрсанкций.

— На всякий случай спрошу Вас про рыжик. Был в Пензенской области такой популярный проект. Планировалось, что мы станем выращивать этот рыжик, немцам его на топливо продавать. В последнее время об этом проекте почти ничего не слышно. Вы знаете что-то о его судьбе?

— Я в курсе это проекта. Он немного перестал быть конкурентоспособным — это мое личное мнение. Цена на нефть упала. Сейчас она растет, уже под 70 долларов, но раньше-то она была 140. При нынешней цене проект становится неконкурентоспособным. Если цена на нефть будет вырастать, все масличные культуры, не только рыжик, станут востребованными. А исследования эти мы продолжаем.

— Зерно, которое выращивается в Пензенской области, идет в основном на откорм, или на производство продуктов питания?

— У нас получается зерно 3,4 и 5 класса, в зависимости от технологий выращивания. [5 класс — это фуражное зерно, 3 и 4 можно использовать для производства хлеба]. Губернатор сегодня ставит задачи, чтобы увеличить именно качество зерна.

— Еще Губернатор часто говорит о необходимости строительства новых элеваторов. Элеваторы нам, конечно, нужны. Но, может быть, помимо этого, нам в регионе стоит организовывать больше перерабатывающих производств?

— С вами я абсолютно согласен в том, что нужны и элеваторы, и обрабатывающая промышленность. Одно другому не мешает, а дополняет. Элеваторы помогают хранить зерно, а то зерно, которое качественное и хорошо сохранилось, можно еще и перерабатывать. Сейчас проект по глубокой переработке зерна как раз реализуется в Сердобске.

— В Пензенской области неплохо развивается птицеводство и свиноводство, а по производству говядины мы несколько тормозим. Насколько мне известно, производство говядины может быть достаточно выгодным, но туда нужно вкладывать «долгие деньги», поэтому инвестор неохотно идет в эту сферу. Как Вы думаете, мы будем в ближайшее время заниматься данным направлением?

— Как я уже сказал, первой задачей сельского хозяйства России было накормить свою страну. А мясо птиц и свинина — это более оборотное мясо, оно быстрее получается. Действительно, по всей России у нас сейчас стоит новая задача — дать больше молока и мяса крупного рогатого скота. Думаю, со временем и эта задача будет решена.

Скоро вводится программа «Меркурий», чтобы контролировать качество молочной продукции. А это тоже подталкивает товаропроизводителей по молоку. Министерство сельского хозяйства РФ сегодня ставит целью не просто «накормить Россию». Мы стараемся увеличить темп роста экспортируемой продукции. То есть, мы уже думаем о том, куда продать дополнительную продукцию.

фото автора


Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи