15° ... 15°, ветер 1 м/с
62.81
71.38

Татьяна Мажарова
Татьяна Мажарова
В «Горном гнезде» есть все для всех. Есть паника стареющих женщин и ощущение безграничной власти молодых и красивых девушек, есть честные и глупые простаки и чертовски умные подлецы, есть люди-флюгера и люди-ветры, есть прекрасные описания природы и столь же яркие картины варварского к ней отношения, есть красота физического труда и шокирующие последствия его выжимающей из человека все соки, выгодной кому-то интенсивности.

44.jpg

Мамин-Сибиряк — писатель с очень непростой судьбой. Вроде бы все мы так или иначе знакомы с этим автором, все видели его знаменитый фотопортрет с шикарной шубе и шапке, все знают о том, что писал об Урале — его природе и людях, о горнодобывающей промышленности и укладе заводской жизни дореволюционной России, детям еще знакомы потрясающие « Аленушкины сказки», однако дальше каких-то общих мест знакомство читателя с произведениями Мамина-Сибиряка чаще всего почему-то не идет. Дмитрий Наркисович давно и незыблемо считается классиком русской литературы, и в то же время его произведения для взрослой аудитории не переиздаются огромными тиражами, их не включают в школьную программу и практически не экранизируют.

И подобное обидное невнимание, казалось, было всегда. При жизни писателя его творчество высоко ценилось коллегами по цеху, однако литературные критики, создававшие общественное мнение в ту пору, видимо, не находили в его произведениях идей или героев, которые могли бы кого-то за собой вести, что-то символизировать, дать повод причислить это творчество к какому-то направлению

55.jpg

Похоже, недостаточно революционным оказался Мамин-Сибиряк и в советское время. В контексте обличителя дореволюционного строя, автора непревзойденного описания широкого быта господ промышленников и жалкого существования истощенных непосильным трудом рабочих — да, отмечался, но опять же: нет героя, нет примера борьбы — нет сочинений на тему, театральных постановок и фильмов.

Наша страна огромна, но географическая узнаваемость мест действия главных литературных произведений как была присуща исключительно столицам и их окрестностям, так оно, в основном, и продолжается. Все, что происходит на остальной территории — остается какой-то экзотикой и предлагается, скорее, любителям путешествий, этнографических мотивов, какого-то особенного бытописания, скажем так, людям интересующимся. Меж тем романы Мамина — Сибиряка именно сейчас как никогда актуальны в масштабном социальном контексте и хочется, чтобы к ним обратилось как можно больше людей, которых узкоспециализированное определение «певец Урала» может не зацепить.

Взять, к примеру, «Горное гнездо». Завязка сродни гоголевскому «Ревизору»: на Урал собирается приехать непосредственный владелец нескольких крупных заводов, который в последний раз был в этих краях в 12-летнем возрасте и имеет весьма смутные представления о том, как работает все то, что приносит ему баснословные доходы. Подталкивает его к этому шагу нанятый им на службу генерал с экономическим образованием, желающий провести реформы в соответствии с актуальными западными теориями, как позже выяснится — тоже не особо знакомый с реалиями российской глубинки после отмены крепостного права. Личность генерала и его приближенных лиц тем временем вызывает страх и трепет у местных управляющих и членов их семей, привыкших распоряжаться всеми материальными благами по своему усмотрению, многие понимают, что локальная устоявшаяся иерархия может в одночасье рухнуть: кто-то все потеряет, а у кого-то наоборот появятся шансы возвыситься, укрепить свое положение.

И начинается закрученная история, полная интриг, неожиданных поворотов, созданий тайных союзов и договоренностей, лицемерных игр и подхалимажа, доведенного до уровня соревнования.

В «Горном гнезде» все персонажи колоритны и наделены очень специфическими характерами. Создается впечатление, что второстепенных ролей тут просто-напросто нет, Мамин-Сибиряк словно бы выводит каждого, в зависимости от эпизода, под луч прожектора, дает крупный план, выделяет главное и затем позволяет читателю следить за дальнейшим раскрытием каждого характера.

Невозможно отделаться от мысли, что из этого произведения получился бы отличный киносериал. Материал настолько изобилен, насыщен, что нет необходимости растягивать, дополнять, придумывать, развивать линию, наиболее близкую целевой аудитории — в «Горном гнезде» есть все для всех. Есть паника стареющих женщин и ощущение безграничной власти молодых и красивых девушек, есть честные и глупые простаки и чертовски умные подлецы, есть люди-флюгера и люди-ветры, есть прекрасные описания природы и столь же яркие картины варварского к ней отношения, есть красота физического труда и шокирующие последствия его выжимающей из человека все соки, выгодной кому-то интенсивности.

Но наиболее созвучное сегодняшним реалиям в «Горном гнезде» — это, безусловно, целый ряд метких, тонко подмеченных эпизодов, складывающихся в достаточно печальную и беспросветную картину того, как выглядит российское предпринимательство и как неэффективна, глуха, власть (не только власть денег) в целом.

Вера в доброго барина и неумение законно отстаивать свои права среди рабочих, принятие власть имущими знаковых решений на той пирушке, где было повкуснее, законы, которыми можно вертеть, согласно знаменитой поговорке, в любом направлении, феномен «русских принцев», покупаюших виллы в каждом красивом европейском городе на средства, добытые «на каком-то там Урале» и многое другое — Мамин-Сибиряк пишет об этом вроде бы и с долей юмора, однако на выходе будет больно.

Подобная боль — тот самый побочный эффект патриотизма, о котором не очень любят говорить.

Источник фото: http://dic.academic.ru,https://img-fotki.yandex.ru

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи