Расскажем о бизнесе разработка
«Сверим наши песни»
Борис Шигин
Борис Шигин

Есть такие песни, по которым мы безошибочно можем определить их авторов. И есть такие названия песен, которые, кажется, были всегда, стали, как и сами песни, народными. Таким народным мне всегда казалось название «Сверим наши песни». Как точно сказано! Просто гениально!

Автором этого названия, этой песни является Владимир Ланцберг – человек удивительный. Песню, как это часто бывает, я узнал раньше, чем автора. И не только узнал, а полюбил и даже назвал так свой фильм об авторской песне. Мы снимали его вместе с режиссёром пензенской студии телевидения Валентиной Седовой на одном из наших фестивалей, в районе турбазы «Солнышко». Снимать решили ночью, у костра. Потому что песни у костра и звучат по-другому: тепло, доверительно, искренно. А настраивали на такую работу песни Владимира Ланцберга. Стоило только вспомнить его «кривой сучок».

Что нажил - не в зачёт,          Am D7

         И в милости - другой,   Am D7

Другого вознесли,                  F С

         Других зацеловали,       C7 F

А ты - кривой сучок,              H7 Em7

         Но, брошенный в огонь,  A+ A7 Dm7

Вдруг жарким языком              G7 С

         Взлетишь над головами!  E7 F7

 

        Dm Am E7 F7 Dm Am E7 Am

 

И все глаза к тебе

         Сейчас обращены,

И ты уже не тот -

         Один из сотни в хламе -

И властвуют во тьме

         Средь жуткой тишины

Твоих суставов хруст

         И это пламя, пламя!

 

А ты уверен так,

         Как будто бы давно

Всё взвесил, всё решил

         И сам пошёл на это.

А до конца лишь шаг,

         А в голове одно -

Держаться что есть сил

         До торжества рассвета!

 

И мчатся искры вверх,

         Тепло твоё отняв,

А тысячи таких,

         Как ты, ещё вчерашний,

Сыреют на траве.

         А может, ждут огня -

Им страшно зря прождать,

         И в пламя тоже - страшно!

 

Удивительные стихи, потрясающая песня Владимира Ланцберга, написанная в 1974 году. Кем он был тогда? Каким был в то время? К этому времени он уже окончил Саратовский политехнический институт (1971) и основал клуб самодеятельной песни «Дорога» (1972). Да, Владимир Ланцберг интересен ещё и тем, что всю жизнь что-то создавал, организовывал, налаживал. В 1979-ом году поэт переехал в Туапсе, где вплотную занялся организацией лечения, воспитания и образования детей.

Действительно, Владимир Ланцберг очень много времени уделял педагогике и пропаганде искусства, был активным организатором клубов самодеятельной песни, педагогом-организатором, заместителем директора детского реабилитационного центра, методистом центра школьного краеведения. Владимир Ланцберг был одним из ведущих теоретиков и практиков неформальной педагогики и коммунарского движения в СССР, его книги и эссе входят в теоретическую базу русскоязычной «новой педагогики».

При этом он никогда не забывал об авторской песне. В течение многих лет поэт и педагог был организатором и идейным вдохновителем слётов «Костры», а с 2003-ого года - конкурсов-мастерских «Второй канал Грушинского фестиваля».

Именно об этом рассказывал мне Владимир, когда стал гостем моей программы на телевидении. Это было не простое время для нашего коллектива, потому что студия переехала… в гараж. Шла полномасштабная реконструкция стационарного съёмочного павильона, и я любил, вспоминая это время, говорить «вот однажды в гараже»… Так вот, однажды в гараже Пензенской студии телевидения Владимир Ланцберг и познакомил пензенского зрителя со своими песнями и рассказал о своей удивительной педагогической деятельности. Он был приятным собеседником, отзывчивым, открытым, эмоциональным. Для телевизионного интервью – это залог успеха. И конечно, манера исполнения песен. Никакого, казалось бы, певческого таланта у Ланцберга не было, довольно скромная игра на гитаре, минимум артистизма… Но песни Владимира Ланцберга так берут за душу, что остаются жить в душе навсегда! Ах, сколько раз в жизни я напевал: «Пора в дорогу, старина…». Думаю, тысячи других людей с гитарами и без гитар делали то же самое, не помня или не зная, что это строчка из знаменитой песни Владимира Ланцберга.

                Am                                       Dm

Пора в дорогу, старина, подъем пропет,

                    E7                                     Am   E7

Ведь ты же сам мечтал услышать, старина,

Как на заре стучатся волны в парапет,

И чуть звенит бакштаг, как первая струна.

                       A7                                 Dm

   Дожди размоют отпечатки наших кед,

                G7                           С  E7

   Загородит дорогу горная стена,

                      Am                                       Dm

   Но мы пройдём, и грянут волны в парапет,

                 E7                                          Am

   И зазвенит бакштаг, как первая струна.

Послушай, парень, ты берёшь ненужный груз,

Ты слишком долго с ней прощался у дверей,

Чужими делает людей слепая грусть,

И повернуть обратно хочется скорей.

Пойми, старик, ты безразличен ей давно,

Пойми, старик, она прощалась не с тобой,

Пойми, старик, ей абсолютно всё равно,

Что шум приёмника, что утренний прибой.

А если трудно разом все перечеркнуть,

Давай поделим пополам твою печаль,

Я сам когда-то в первый раз пускался в путь,

И всё прощался и не мог сказать «прощай».

Ну что ж, пойдём, уже кончается рассвет,

Ведь ты же сам мечтал услышать, старина,

Как на заре стучатся волны в парапет,

И чуть звенит бакштаг, как первая струна.

 

Судьба свела нас ещё раз, когда Владимир Ланцберг приехал в Пензу с концертом, который состоялся в большом зале старой ещё филармонии. Помню, не выпуская из рук редкого по тем временам ноутбука, нехотя отвечал он на вопросы незнакомых журналистов. А концерт дал замечательный. Это было уже в 90-е годы. В середине 1990-х годов Владимир Ланцберг стал членом Союза писателей России. Нелегальное раньше хобби — петь песенки — превратилось в достойную профессию.

Друзья Берга (так они его называли) говорили о редчайшем свойстве личности — овеществляющей харизме. Вокруг Владимира постоянно возникали неформальные сообщества. Люди собирались вокруг его песен, стихов, педагогических идей. И так было всегда. В начале 80-х, например, когда Берг стал вместо песенок и поэтического самиздата заниматься педагогической деятельностью. В его детском «Клубе маленьких фонарщиков» были фотолаборатория, туристский кружок, отделение филателистов и нумизматов, радиотехники (по образованию Берг инженер-электронщик). Учитель сумел обеспечить детей общением не только с собой, хотя и это уже немало, но и с кругом талантливых, неравнодушных и, главное, бескорыстных взрослых. Число его близких друзей исчисляется тысячами, за десятилетия его общественной деятельности вокруг него произошло несколько сотен лагерей и слетов (не считая концертов), количество их участников — не близких, а просто друзей, составляет десятки тысяч.  


Теперь о грустном. Вот как об этом писали его друзья: «Платные московские врачи два года лечили Берга не от того. Когда стал известен настоящий диагноз, друзья и почитатели творчества Владимира Ланцберга (в том числе из Израиля и США) за две недели собрали 50 000 долларов на запоздавшую уже операцию».

Умирать он поехал в Германию, уже с метастазами. Тамошняя медицина подарила ему лишних полтора года полужизни. Уходим мы все, уходим по-разному. Большинство из нас, как правило, навсегда. А вот остаются с людьми только некоторые. На мой взгляд, только те, кто не устаёт сверять свою жизнь и деятельность с лучшими принципами человеческой цивилизации. И если жизнь можно сравнить с песней, то сверять надо песни!

Песню, которой я завершаю рассказ о Владимире Ланцберге, он посвятил Валерию Грушину.

 

Dm                 B7         E7              A7

Шепчутся деревья, пламя небо лижет

  Dm            C7                    F                D7

Впереди нелёгкий путь опасною тропой.

  Gm7               C7      F                       В

Брось свои печали, лучше сядь поближе

  E7             Gm               A7

И еще раз песню ту пропой.

        Может, просто, больше не бывать такому.

        Может, просто, мы с тобой немного на войне.

        Сверим наши струны, новый мой знакомый,

        Чтобы быть уверенней вдвойне.

              Cm

Слушай и скажи мне, верно ль я пою

                D7                           Gm

Песню, что сегодня ты мне дал с собой.

              Bm         C7        F               В

Может мне случится сочинить свою,

  Gm6            Dm            Е   A7  Dm

Чтобы с нею тоже и в путь и в бой.

 

 

Вроде бы недавно рядом мы сидели

И из одного с тобой хлебали котелка,

Но легли меж нами вёрсты и недели,

И минута эта далека.

        Пусть сжимает сердце горечь и досада,

        Пусть ещё осталось много неотложных дел.

        Всё же ты однажды сделал то, что надо,

        Только за собой не доглядел.

Но в дороге дальней и в лихом бою

Песню, что ты дал мне, я ношу с собой.

И теперь, сегодня, сочинил свою,

С нею тоже можно и в путь, и в бой

 

В ней грустят гитары, в небо рвётся пламя,

В ней слова простые и бесхитростный мотив.

Ты еще, дружище, прошагаешь с нами

Всё, что не успел тогда пройти.

        Снова на привале круто чай заварим,

        И тогда мы в отблеске закатной полосы

        Сверим наши песни, старый мой товарищ,

        Как сверяют главные часы.

Слушай и скажи мне, верно ль я пою

Помнишь, эту песню ты мне дал с собой.

Я тебе сегодня подарил свою,

С нею тоже можно и в путь, и в бой.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи