Теле Корона
«По приезде к месту своего служения Салтыков-Щедрин был удручён бытом чиновников...»
Пенза Онлайн
Пенза Онлайн

В аккаунте Пензенского государственного архива появился интереснейший пост, которым мы хотели поделиться и с читателями «Пенза-Онлайн».

18 ноября 1864 года приказом Министерства финансов Российской Империи председателем Пензенской казенной палаты был назначен Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. К исполнению должностных обязанностей ему было приказано приступить 14 января 1865 года, в этой должности он проработал до 2 декабря 1866 года. В наш город писатель прибыл с намерением своим трудом улучшить жизнь народа, так как всегда считал, что реальные дела важнее намерений.

Как руководитель Михаил Евграфович был для своих подчинённых строгим, но справедливым руководителем, который старался улучшить их интеллектуальный уровень и материальное положение. Сын писателя Константин Михайлович Салтыков, живший в Пензе в 1907-1929 гг., в своих мемуарах «Интимный Щедрин» писал: «По приезде к месту своего служения он (Салтыков-Щедрин) был, в буквальном смысле слова, удручён бытом чиновников... Целый день гнули спину в канцеляриях …. под грозным взглядом «повытчиков» (делопроизводителей), которые нередко прибегали к кулачной расправе с провинившимися подчинёнными. ...

С целью поднять хотя немного культурный уровень своих служащих, отец завёл на нищенские остатковые гроши небольшую библиотечку, быть может, первую в казённых учреждениях того времени, постепенно её пополняя книгами доступного для понимания чиновников содержания, и пригласил чиновников ею пользоваться. Доброе начинание отца не заглохло. И после него организованная библиотечка пополнялась новыми книгами, журналами и газетами, и уже в начале нынешнего столетия библиотека казённой палаты была одной из самых богатых по количеству книг в городе».

М.Е. Салтыков-Щедрин боролся и против распространённого тогда в России бюрократического волокитства — в своих письмах постоянно требовал министерство финансов писать точные ответы на поставленные им вопросы. В те годы в стране только что прошла отмена крепостного права и на губернские казённые палаты была возложена функция по контролю за сборы недоимок по выкупным платежам крестьян. Это было не самое приятное дело для писателя-сатирика. По долгу службы писатель неоднократно посещал уездные города губернии, знакомясь на месте с ходом проведения реформы 1861 г.
 

Для самого писателя итоги его работы в казённой палате были неутешительны. Михаил Евграфович за этот период практически ничего не написал. Поэтому он решает оставить службу и полностью сосредоточиться на литературном поприще. Однако период службы в Пензе не прошёл для него впустую. Накопленные за два года наблюдения стали основой для многих произведений писателя: «Круглый год», «Пошехонские рассказы»; очерки «Глуповское распутство», «За рубежом»; сатиры «Испорченные дети», «Зиждитель», «Дневник провинциала в Петербурге». Только как правило заметки о Пензенской губернии сказаны не прямо, а эзоповым языком.

Вот один из примеров отражения пензенской действительности у Салтыкова-Щедрина. В «Письмах о провинции» Щедрин пишет: «Кто поверит, например, чтобы в губернии мог занимать видное место и виртуозничать человек, значащийся по всем документам умершим?». Пенза здесь не названа, но именно такой случай был в Пензе при губернаторе Панчулидзеве, скрывавшем под видом умершего своего приближенного от суда.

О Пензе писатель пишет и в своих письмах. Город и губерния ему не понравились, поэтому эти заметки не пользуются популярностью у тех, кто пишет об истории Пензы в то время. Однако несмотря на их определённую тенденциозность, в отличие от «Ведомостей», они помогают открыть те стороны жизни нашего города, о которых не писали обычно в газетах и официальных документах.

Вот, например, что Михаил Евграфович писал П.В. Анненкову в своем письме к нему:

«Губернатор здешний вот каков: происхождения из польской шляхты, попал на службу к князю Воронцову, был у него чем-то вроде метрдотеля и, имея значи­тельный рост и атлетические формы, приглянулся княгине и удостоился разделять её ложе. Вследствие сего, приобрёл силу и у Воронцова, когда тот наместничал на Кавказе, и получал самые лакомые дела».

Между прочим, на долю его выпало следствие о греке Посполитаки, известном откупщике, который не гнушался и приготовлением фальшивых денег. Уличив Посполитаки как следует, Александровский (об этом губернаторе и шла речь) предложил ему такую дилемму: или идти в Сибирь, или прекратить дело и отдать за него, Александровского, дочь с 6 миллионами приданого.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи