Расскажем о бизнесе разработка
Гастроли по пятницам. Павел Сурский — легендарный звукорежиссер пензенского андеграунда
Дэн Издольный
Дэн Издольный

В жизни музыкальных групп Пензы есть люди, без которых мы, музыканты, не мыслим своего существования. Это «кудесники записи», «волшебники звука» — звукорежиссеры, записывающие творения музыкантов. Сегодня хочу рассказать о мастере своего дела, человеке, который записывал Юлию Степную, «Малыша и Гулливера», «Очертание», «От Дел Кадров» и многих других деятелей искусства Сурского края, — о Павле Сурском.
 

Странное дело: я думал, что Сурский — это его настоящая фамилия, и никогда раньше не знал, что он — Никитин. С Павлом я познакомился в декабре 2005 года, на юбилейном концерте группы «От Дел Кадров», в Пензенском училище культуры и искусств. Именно тогда я и узнал, что это он записывал некоторые треки в альбоме «Переходы» у группы «От Дел Кадров», а альбом «День и ночь» группы «Очертание» записан им «от корки до корки». Общение продлилось в кулуарах после концерта, где им было предложено мне записать песни группы «Дубровскiй Бэндъ». Мы даже выделяли время для этого, но не срослось.

Потом я видел клип Юлии Степной на песню «В небо», где снимался сам Паша Сурский. Затем вышел альбом Юли, на котором Павел сам сыграл партии соло-гитары и профессионально свел. «Малыш и Гулливер» записали у Павла свои эпохальные альбомы. Имя Павла музыканты всегда произносили с уважением к его звукорежиссерскому искусству. Но Паша был, к тому же, очень праздничным человеком, своим «в доску». Никто и никогда про него не сказал ничего плохого.

Со временем Павел стал работать на местном телеканале, и ему нравилась эта работа. Он отдавался ей с душой.

В 2010 году, в августе, пришла дурная весть: не стало Павла Сурского. В этом году исполнится 9 лет с того события.

Сегодня о Павле Сурском вспоминают его любимая девушка Елена Кнестяпина и исполнительница своих песен Юлия Степная. Огромное спасибо моим респондентам за теплые и нежные воспоминания!
 

Вспоминает Елена Кнестяпина:

«История моего знакомства с Пашей такова: мы с ним учились в одной школе № 28 и жили в соседних дворах. Я хорошо знала его маму и брата. Детство у него было трудным: развелись родители, из-за этого он иногда даже сбегал из дома, но очень сильно любил маму и брата. Очень сильно тянулся к отцу. Папа подарил ему гитару на 14-летие, но мама категорически заставила вернуть гитару отцу. Паша психанул и ушел из дома. Но матери всегда помогал, относился к ней с большой нежностью, хотя та его не понимала. Это было его болью, он очень сильно переживал по поводу его отношений с близкими родственниками.

После школы прошло достаточно много времени. Мы встретились уже в 2008 году, точнее, нашли друг друга в социальных сетях. Мы решили просто встретиться, вспомнить былое. Если честно, я его сначала не узнала, так как в школе он был худеньким, с копной золотистых волос, а здесь он оказался покрупневшим и без волос. После этого нашего общения мы стали сближаться, встречаться. Кстати, Паша учился в пензенском училище культуры и искусств. За 2 года до своей кончины Паша устроился звукорежиссером на «11 канал». Ему это было очень интересно. Мы стали снимать квартиру на Западной Поляне, и он мне часто говорил, что ему нравится обозначенный им треугольник: квартира, его звукозаписывающая студия в Доме офицеров и студия «11 канала».

Паша любил слушать качественную музыку. Он с подросткового возраста не расставался с гитарой. Его любимой песней, как бы саундтреком к его отношению с мамой и братом, была «Когда мы уходили из дома» группы «Калинов Мост». Слушал Лаэртского, а незадолго до смерти полюбил «Крематорий», после нашего совместного посещения юбилейного концерта этой группы.

Паша очень скрупулезно работал с музыкантами на записи. Я лично присутствовала на нескольких сеансах звукозаписи группы «Малыш и Гулливер». Атмосфера была радостной, легкой, но Паша мог быть и очень жестким. Паша всегда относился с душой к тому, что он делает. Мне рассказывали многие музыканты, в частности Юля Степная, что он мог внезапно позвонить ночью, часа в два, и поделиться новой находкой в аранжировке песни.

Паша понимал, что музыканты — люди небогатые, работал в рассрочку, иногда бесплатно. В отношениях с музыкантами  его увлекало творчество. Он любил людей, общение, праздник. Он сам был ЧЕЛОВЕК-ПРАЗДНИК. Его возмущало, когда мы собирались в компании, а многие люди утыкались в свои телефоны и сидели там весь вечер. Ему требовалось общение и радость встреч.

В августе 2010 года Паша решил познакомить меня с Андреем Васневым, так как они были друзьями. 18 августа мы поехали на дачу к друзьям в Камайку, где собралась замечательнейшая компания. День был чудесным, вечер душевным: мы пели песни группы «Очертания» и не только, а затем, когда все разошлись спать, мы с Пашей общались до самого утра. Я уговаривала его лечь поспать, но Паша вызвался показать мне родник, куда они ходили за водой. Мы долго искали его, но нашли другой. Было очень красиво, вставало солнце, и Паша решил прилечь на траву. Он не пролежал и 30 секунд, как вскочил от жуткой боли — его укусил огромный шершень. Мы быстро пошли к даче, Паша испытывал нечеловеческую боль, даже обернулся и крикнул лесу: «Да что же это такое? За что?» Вдруг у него стали неестественноокругляться глаза, он стал очень тяжело дышать. Мы вызывали «скорую», я сбегала за Андреем, я помню его глаза, и последнее, что он мне сказал: «Лена, я не хочу умирать!» Я побежала за его вещами на дачу, Андрей Васнев оставался с ним. Когда я вернулась, Андрей только развел руками. Паши не стало. Это было ранее утро 19 августа, Яблочный Спас.

Человек-праздник родился в праздник, 1 мая, и ушел в праздник. Как сказал Андрей Васнев спустя некоторое время после всех этих событий: «Видимо, там, наверху, маленьким детишкам нужен учитель музыки...»

С его уходом очень обеднела музыкальная тусовка Пензы. Он всегда нес радость и позитив.

Читателям рубрики «Гастроли по пятницам» я желаю любить жизнь, как любил ее Павел Сурский. Цените людей вокруг себя. Жизнь коротка, даже очень. Цените ее мгновения!»

Вспоминает Юлия Степная:

«А это еще кто? Я не могу, у меня запись сейчас, и через час, и послезавтра и всегда. Ладно, бери гитару, показывай, чего ты там насочиняла» — примерно так меня встретил Павел Сурский. Я тогда решила, что никакой совместной работы с этим суровым и вечно занятым человеком не получится. Но я ошиблась. Мы не только записали два альбома, но и стали настоящими друзьями.

Сурский верил в меня, и благодаря ему, я поверила в себя. Мы вместе выступали в Пензе, Москве, Самаре. «Степную» придумал, кстати, он. В его словах всегда было много житейской мудрости, высказанной, порой, грубовато, но всегда верно. Он был душой любой компании. И если к нам в гости приходит Сурский, значит, вечер будет непременно веселым.

Павел был светлым и добрым человеком. Я уверена, что все, кто был с ним знаком, хранят в душе самые теплые воспоминания о нем. И сейчас, когда мне нужен его совет, мысленно спрашиваю: «Что же делать, Паш?» И слышу: «Матильда, делай то, что лучше всего у тебя получается!»
 

В следующую пятницу в нашей рубрике своими воспоминаниями о Паше поделятся Андрей Васнев и Стас Кульков.

(продолжение следует)

Фото из архива собеседников

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи