13° ... 13°, ветер 2 м/с
65.6
72.62
Лица четвертой власти. Анатолий Коломыцев: «Бессмысленно требовать от журналиста особого благородства и сверхпорядочности»
Сергей Зимин
Сергей Зимин

«Пенза-Онлайн» возрождает несколько позабытую с декабря прошлого года рубрику «Лица четвертой власти». На этот раз знакомство читателей с наиболее яркими представителями пензенских СМИ, их взглядами на журналистику, пойдет в форме беседы с ними корреспондентов нашего портала.

Знакомьтесь — Анатолий Коломыцев. Его журналистский стаж перевалил за тридцатилетнюю отметку. Он прошел всю иерархическую лестницу — от рядового сотрудника до редактора и руководителя изданий. Накопленные за этот период опыт и знания вполне позволяют ему сравнивать нюансы журналистской работы с советских времен по сию пору.

Анатолий Евгеньевич, с чего все начиналось, почему Вы решили посвятить себя журналистской деятельности?

—  Мне всегда была ближе гуманитарная сфера, начиная со школы. Имелась и тяга к сочинительству, написанию чего-либо. Стремление к этому воплотилось в сотрудничество с институтской газетой «Педагог», где редакторствовала Светлана Февралева.

Втянулся, почувствовал некоторую уверенность. И еще студентом пришел на пробу в «Молодой ленинец», не нынешний, а тот, еще советский. Редактор Павел Дедов не стал долго тянуть, с ходу дав сразу два задания. Одним из них было освещение конкурса документальных фильмов. Там я познакомился с Борисом Шигиным — он был в жюри. Оба материала одобрили, и мне предложили поработать корреспондентом на гонораре. Был 1988-й год. И пошло — поехало...

—  Вы перебрали много изданий, практически нигде надолго не задерживаясь, пока основательно не остановились на чем-то одном. Чем объясняются те многочисленные перемещения?

—  По молодости я был легок на подъем. Искал что-то свое. Помимо творческого плана не последнюю роль играл и материальный. Времена-то были веселые, но очень сложные — девяностые. В результате, действительно, немало мест сменить пришлось.

Любая работа обогащала мои познания и опыт. Взять, допустим, несколько авантюрный проект газеты «Авто-экспресс», редактором которой был Владимир Петрович Елшанский. Или работу у Виктора Баязитова в считавшейся более основательной пензенской «Комсомолке».

Свою пользу принесла и деятельность в налоговой полиции, а также работа заместителем начальника департамента СМИ и полиграфии, руководил которым Владимир Николаевич Садчиков. Хотя в последнем случае моя карьера чиновника завершилась очень быстро, с появлением нового губернатора — Василия Кузьмича.

А с 2000-го года я работаю на себя. В августе мы с женой Людмилой выпустили первый номер журнала «Бизнес-клуб». Это было частное издание, целиком существовавшее за счет рекламы. В те времена это было возможно. Худо-бедно, но проект просуществовал пятнадцать лет. А в декабре 2011-го года при поддержке компании «Домостроитель» впервые вышла «Новая социальная газета», редактором которой я до сих пор являюсь.

Можете ли сравнить уровень пензенских журналистов различных поколений?

—  Это будет не то, что некорректно, но и в корне неправильно. Прежние времена диктовали свои правила и законы, нынешнее другие. Как и способы решения поставленных перед журналистами задач.

Я всегда с уважением относился ко многим коллегам, всех перечислить трудно. Но для нынешних молодых пензенских журналистов мэтры давних лет, даже те, кто еще остается в профессии, таковыми не являются. Для них в большей пример для подражания — сверстники или коллеги чуть постарше с успешной карьерой в федеральных СМИ. А талантливые журналисты как были среди людей старшего поколения, так есть и в рядах нынешней молодежи.

Современный журналист должен специализироваться на какой-либо тематике или быть многостаночником?

—  Если не принимать во внимание сугубо специализированные издания, то узкая специализация постепенно сходит на нет. Даже там, где еще сохраняются отделы — информации, экономики, сельского хозяйства, социальной политики, спортивный, и т.п. В современных реалиях в большинстве СМИ штат сотрудников ограничен, и журналисты не зациклены на одной тематике.

Направление каждый для себе внутренне выбирает сам. И для руководителей изданий неразумно посылать сотрудника на спортивное мероприятие, если тот не может отличить мяч от шайбы. Или нет смысла требовать от него осветить какое-то политическое мероприятие, если ему неведома разница между полномочиями губернатора и мэра.

Как правило, у журналиста есть две — три темы, в которых он может ориентироваться уверенно. А «всеядный» — товар штучный. В качестве примера в Пензе могу привести разве что Максима Денисова.

В Пензе есть независимые и оппозиционные СМИ?

— Когда начинают говорить «мы независимы», сразу хочется спросить — от кого или от чего. Независимым СМИ не может быть априори. Да, ты можешь не получать финансирования от власти, то есть, не зависеть он нее. Но у тебя есть учредитель — конкретное лицо, группа лиц, политическая организация, бизнес-структура. И этот учредитель определяет редакционную политику — какую информацию и в каком ключе преподносить.

Хорошо, ты можешь быть сам учредителем, издавать все за свои деньги и делать так, как считаешь нужным. Но здесь, публикуя острые материалы, ты можешь столкнуться с административным давлением на рекламодателей и руководителей типографии, в которой печатаешься, после чего те могут отказаться от сотрудничества с тобой, и ты начнешь искать новых партнеров. В Пензе такие случаи были. В определенной степени становишься зависим и от рекламодателя, ведь какая-то отдельная публикация может противоречить его интересам.

В СМИ, называемых оппозиционными, может критиковаться и губернатор, и мэр, и депутаты, и Президент. Но это тоже не независимая пресса. Всех подряд без разбора там тоже не «мочат». Ведь чьи-то интересы эти СМИ также представляют.

В связи с тем, что СМИ независимыми быть не могут, согласны ли Вы с расхожим определением журналистики как второй древнейшей профессии?

—  Конечно, это неприятно, но такие утверждения не стоит принимать излишне эмоционально и близко к сердцу. Это просто сложившийся порядок, от которого никуда не денешься.

Журналист продает свои навыки и умения. Но то же происходит и со множеством других профессий, даже вполне уважаемых. Поэтому бессмысленно требовать от журналиста какого-то особого благородства и сверхпорядочности. Каждый этот вопрос решает для себя сам, тем более, что у каждого о благородстве и порядочности свои понятия.

У кого-то есть черта, за которую он не переступает. А кто-то живет как герой фильма «Жестокий романс» Паратов: «Для меня, капитан, ничего заветного нету... Вижу выгоду — продам, что угодно».

 Как Вы воспринимаете то, что сейчас печатные издания проигрывают борьбу Интернет-проектам?

—  Печально, но от этого никуда не денешься. Это веяние времени. И это понятно — на Интернет-порталах информацию выкладывают гораздо быстрее, где-то в онлайн-режиме. У газет, не говоря уж о журналах, такой возможности нет.

Но говорить о полном закате эры печатных СМИ, на мой взгляд, еще рано. Пока еще есть то старшее поколение, которое привыкло больше доверять печатному слову и не очень дружит с Интернетом. И чтобы газеты или журналы полностью ушли в небытие, думаю, должно смениться еще не одно поколение.

 Можно ли считать злом увеличивающееся в последнее время количество информационных Интернет-проектов?

— Ну почему же? Нормальная конкуренция никому не вредит. И у пользователей появляется больше возможностей сделать выбор. В том числе у для меня как редактора. Штат у нас минимален, и порою нет возможности послать нашего представителя на какое-то мероприятие, узнать о котором что-то необходимо. На помощь приходит Интернет, которому в плане оперативности даже телевидение не конкурент.

Плохо то, что почти все ресурсы однообразны. Одни и те же новости, преподносимые практически одинаково. Мне более симпатичны те порталы, на которых помимо новостей можно ознакомиться с серьезными аналитическими статьями. А их немного.

Анатолий Евгеньевич, а не возникает желания забросить эту журналистику ко всем чертям?

— А зачем? Порою, конечно, возникают серьезные затруднения. И некоторые особенности профессии могут в чем-то не нравятся. Но в целом мне по душе то, чем занимаюсь. Поэтому что-то менять нет необходимости. Да поздно, наверное, учитывая то, насколько долго я уже нахожусь в этой сфере.

 А каким Вы видите будущее пензенских СМИ?

— Не скажу на счет активно осваиваемого Интернет-пространства, но количество печатных изданий уменьшится однозначно. Но полностью они не отомрут. А наиболее востребованы будут не те, где печатается «обо всем, и ни о чем», а предлагающие больше серьезных аналитических материалов.

Фото Дмитрия Гулина

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи