Коворкинг верх Поддержи проект
Теорема без решения
Журналист
Журналист
Павел Романов

В 90-ые годы прошлого столетия одним из самых распространенных видов преступлений было уклонение от уплаты налогов. Тогда в стране царил повальный бартер: стиральные машины менялись на пылесосы и наоборот. То есть, живых денег в обороте практически не было. Тем же самым ширпотребом расплачивались и с работниками предприятий, которые потом отчаянным образом пытались его сбыть. Говорят, это дало толчок к развитию рынка торговли в новой России. Но большинство из нас знает, как все было на самом деле.


Получить вместо зарплаты ящик мороженых бройлеров - дело не хитрое. Но такое их количество съесть невозможно даже при всем желании. А куда остальные девать? Вот тогда по области и прокатилась волна гневных пикетов. Народ требовал не кастрюль вместо денег, а своих кровно заработанных. Власть же делала вид, что ничего особенного не происходит.

Основные события происходили, естественно, в Пензе, Нижнем Ломове, Сердобске. Но, пожалуй, главные страсти тогда кипели в Никольске, чей хрусталь пока еще пользовался спросом. Контроль над градообразующим предприятием вели сразу несколько преступных группировок. Так что автоматные очереди по ночам в городе были вполне обычным явлением.

Что делали в таких ситуациях руководители предприятий? И с бандитами, и с работниками, в крайнем случае, можно было расплатиться готовой продукцией. А вот государству она была не нужна. Ему требовались налоги.

Потому и шли директора на разные ухищрения. Иногда из благородных помыслов, чтобы сохранить производство, но чаще из корыстных целей. Тогда в законодательстве имелись такие дыры, что можно было воровать бесконтрольно. Кого-то в итоге посадили (единицы, правда). А кто-то отделался условным сроком и сейчас, благодаря накопленному капиталу, является вполне успешным бизнесменом.

Со временем число налоговых преступлений пошло на убыль. Но тем интереснее знать, что в наше время вновь толкает людей на их совершение.

Город Кузнецк никогда не являлся исключением из правил. Некогда крупный промышленный центр губернии дал ей и таких же крупных налогонеплательщиков. Оказывается, и сейчас такие еще остались.

16 марта 2016 года Арбитражный суд Пензенской области рассмотрел дело о банкротстве компании «Мета-Кузнецк», чья кредиторская задолженность составила 23 миллиона 234 тысячи рублей при балансовой стоимости имущества в 36 миллионов 928 тысяч рублей. Основными кредиторами были заявлены три организации - Сбербанк России, ООО «Пенза-информ» и, запомним, областное управление Федеральной налоговой службы. Но о нем чуть позже.

Наверное, не всем известно, что представляет из себя «Мета-Кузнецк». В 1959 году в Кузнецке был образован один из крупнейших в Союзе завод по производству приборов и

ферритов. В 2000-ые годы после акционирования и прочих реорганизаций он стал именоваться ООО «Мета-Кузнецк». Основной вид деятельности - производство гальванических изделий, осветительных опор, высоковольтных трансформаторов и т.д. Первоначально учредителем предприятия являлась НПФ «Мета», затем ООО «Мета». А впоследствии единственным учредителем стал предприниматель Денис Мартынов.

А теперь о том, почему я сделал акцент на налоговиках. Спустя три месяца после заседания суда арбитражного состоялось заседание Кузнецкого районного суда по обвинению бывшего генерального директора ООО «Мета-Кузнецк» Якова Кокунина в неисполнении обязанностей налогового агента по перечислению налогов в бюджет. В данном случае речь шла о налоге на доходы физических лиц. С каждого из нас из нас ежемесячно вычитают 13 процентов. Главный бухгалтер по распоряжению руководителя эти проценты удерживала, но в бюджет они так и не попадали.

Факт преступления вскрылся во время выборочной проверки предприятия. Всего насчитали семнадцать эпизодов на очень крупную сумму, учитывая, что в компании трудилось более двухсот человек. В ходе расследования уголовного дела Кокунин (кстати, не раз награждавшийся почетными грамотами администрации Кузнецка) оправдывал свои действия тем, что эти деньги он первую очередь направлял на выплату той же заработной платы, а также на расчеты с поставщиками, подрядчиками и общепроизводственные расходы. И это соответствовало действительности.

И вот тут возникает неразрешимая теорема. С одной стороны человек старался не допустить окончательной стагнации предприятия. С другой - он нарушил закон, за что полагается уголовная ответственность. Учредитель от действий своего директор отмежевался. Дескать, в работу компании он не вникал. Впрочем, Яков Кокунин еще дешево отделался. Его приговорили к штрафу в сто тысяч рублей, но тут же от него освободили в связи с амнистией.

А вот судьба предприятия будет находиться в подвешенном состоянии как минимум до сентября, когда будет решаться вопрос о продлении конкурсного производства.

Источник фото:pixabay.com

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи