15° ... 15°, ветер 3 м/с
64.47
71.53
Постинтернатное  сопровождение: научите меня жить
Журналист
Журналист
Жизненный путь всех детей из детских домов очень похож. В интернате за ними присматривают нянечки и социальные педагоги. В школе — учителя. В училищах и техникумах — кураторы. Но рано или поздно приходит пора отправиться в самостоятельное плавание. Опека заканчивается, а взрослая жизнь вместо желанных свободы и независимости оборачивается каскадом проблем.

456.jpg

Так происходит везде, и Пензенская область — не исключение. Для того, чтобы помочь выпускникам организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, влиться в новую социальную и бытовую среду, в регионе с декабря минувшего года началась реализация программы постинтернатного сопровождения.

Модели и методы


Проблема эта далеко не нова. Еще шесть лет назад ее в послании федеральному собранию затрагивал Дмитрий Медведев. От главы государства главам регионов было направлено поручение: активизировать работу с выпускниками детских домов, выяснить, с какими проблемами они — выпускники — сталкиваются и на основании этих сведений разработать программу постинтернатного сопровождения. К 2017 году с задачей справились не все: в большинстве регионов постинтернатное сопровождение находится в зачаточном состоянии, кое-где функционирует только частично, а кое-где и отсутствует вовсе.

Такой разброс объясняется тем, что в стране до сих пор нет ни единой методической базы, ни единого закона, который регламентировал бы эту сферу. В результате каждый регион действует по-своему. Где-то учреждают институты «крестных родителей»: приемные семьи, к которым дети могут обратиться за помощью и поддержкой. Где-то этим занимаются социальные службы. В Пензе же решили воспользоваться опытом ближайших соседей — Мордовии и Саратова — и учредить при Министерстве образования новую должность.

Человек на нее уже назначен — первым в регионе специалистом по постинтернатному сопровождению стала Евгения Петровна Данилина. До этого Евгения Петровна двадцать два года проработала социальным педагогом. А потому обо всех сложностях и неприятностях, связанных с переходом детдомовцев к самостоятельной жизни, она знает как никто другой хорошо.

Данилина.jpg

Откуда ждать помощи?


— Чаще всего выпускники детских домов сталкиваются с двумя проблемами при трудоустройстве и получении жилья, — рассказывает наш собеседник, — Причина и там и там одна — низкий уровень социальной грамотности. Они, например, не знают, что при устройстве на работу обязательно нужно оформлять трудовой договор, а работодатель только рад этим воспользоваться. Или другой пример: ребенок выпускается из детского дома, получает квартиру, и его сразу берут в оборот мошенники. Связи ни с кем нет, помощи ждать неоткуда. Что ему остается?

Раньше практически единственными, к кому выпускники детских домов могли обратиться за помощью и поддержкой, были социальные педагоги. Но у педагога нет возможности организовать взаимодействие между исполнительной властью, органами местного самоуправления, различными социальными и прочими службами. Нет нужных полномочий. Поэтому в этом аспекте создание в регионе системы постинтернатного сопровождения — однозначный плюс.

— Можно сказать, что мы — я ведь не одна занимаюсь этими вопросами — выполняем диспетчерские функции, — отмечает Евгения Петровна. Наша задача – выяснить, кто в чем нуждается и решить проблемы либо самостоятельно, либо направить для исполнения в то ведомство, которое уполномочено решать выявленные проблемы. Сейчас мы составляем «дорожную карту». Потом будем обзванивать, выезжать лично, беседовать. Думаю, работа будет эффективной.

Другие дети


Но есть во всем этом одна загвоздка. Если существует кто-то, кто способен решить все проблемы (и даже более того — кто-то, кто обязан их решать по долгу службы) — зачем учиться что-то делать самому? Учитывая нынешнюю обстановку, велика вероятность того, что рано или поздно система постинтернатного сопровождения превратится в универсальную палочку — выручалочку. Которой можно воспользоваться не только когда собственных сил не хватает, но и тогда, когда что-то делать самостоятельно просто не хочется.

— Тем более что дети сейчас изменились, — признает наш собеседник. — Раньше выпускники, например, не чурались никакой работы. Токарем — значит, токарем, поваром — значит, поваром, швеей — значит, швеей. Сейчас капризничают. Идти на какую-то «немодную» специальность они не хотят, осваивать какие-то новые навыки — тоже. Я не говорю, что все такие, но таких все больше. С чем это связано? Наверное, с тем, что в детские дома сейчас чаще стали попадать дети уже подросшие, от четырнадцати — пятнадцати лет и старше. По разным причинам — у кого-то родители умерли, кого-то сдали бабушки и дедушки, кто-то из неблагополучной семьи. Они пришли и через год-два ушли, а научить его ничему не успели.

Перегибы


Особняком стоят дети-инвалиды. Здесь стоит говорить уже не о постинтернатном сопровождении, хотя и оно, безусловно, необходимо — а о социальной адаптации, интеграции в общество. Рассуждают об этом много — в том числе и в высоких кабинетах, но воз и ныне там. До сих пор подавляющее большинство детей-инвалидов, выбирая после окончания детского дома между самостоятельной жизнью и жизнью в интернате, склоняются к последнему.

Смирнова.jpg

— Дети, зачастую, просто не мыслят своей жизнь без постоянной опеки, — рассказывает заместитель директора автономной некоммерческой организации содействия адаптации личности «Квартал Луи» Ирина Смирнова. — И не потому, что действительно не способны что-то делать самостоятельно, а потому, что их так приучили. У нас, например, была девочка, которая в двадцать лет не могла самостоятельно надеть колготки. Физическое состояние ей это вполне позволяло, но она просто не знала, как. Почему так происходит? Потому что при обращении с такими детьми нянечки и педагоги ведут себя в духе «как бы чего не вышло» — и временами очень сильно перегибают палку. И уже на этом этапе у детей формируется неправильное представление о жизни вообще и быте в частности.

Ирина вспоминает, когда «Квартал» еще только-только начинался, его постояльцев очень раздражало, когда перед приездом гостей их просили убраться в комнатах. Потому что срабатывала установка: уборка — значит, показуха, значит, хотят пустить кому-то пыль в глаза. Хотя это нормально и правильно — наводить порядок перед приездом гостей.

— И таких примеров множество, — продолжает наш собеседник. — И в случае с обычными детьми они точно так же работают на все сто процентов. Проблемы нужно решать изнутри, еще тогда, когда ребенок находится в детском доме. Если не приучить его к самостоятельности, не выработать у него правильное отношение к жизни — никакое постинтернатное сопровождение не поможет.

По мнению Ирины, хорошим подспорьем может стать заграничный опыт. Так, в некоторых европейских детдомах создают специальные комнаты, где ребенок может пожить самостоятельной жизнью — самостоятельно готовить, стирать, убирать, самостоятельно себя обеспечивать. Учиться ответственности не по рассказам и советам, а на личном примере.

Конечно, в случае с детьми-инвалидами одними только комнатами дело не ограничивается. Здесь целый ворох проблем, от доступной среды (которой практически нет) до отношения общества (которое как было в массе своей полудиким, так таким и осталось). Но правильный подход, по крайней мере, поможет стать им более самостоятельными, а, значит, легче переживать все те тяготы, которые пока невозможно устранить.

Но это дело не года, не двух и даже не пяти. Фактически, речь идет о глобальной перестройке мышления — как самих детей, так и тех, кто по долгу службы обязан за ними присматривать. Но начать, по крайней мере, с чего-то малого можно уже сегодня.

Фото автора и автономной некоммерческой организацией содействия социальной адаптации личности «Квартал Луи».


Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи