16° ... 17°, ветер 1 м/с
66.26
73.5
Наши за границей. Уроки муай тай для фаранг-леди
Журналист
Журналист
«Пенза-Онлайн» уже писал о том, что наш внештатный автор Татьяна Калямина третью зиму подряд вместе с семьей проводит в Таиланде. Например, мы рассказывали, как ее сын Никита проходит обучение в международной школе на Самуи. Сегодня Татьяна поведает о своем новом увлечении — тайском боксе.

48.jpg

Вот и кончилась наша очередная зимовка в Таиланде. Проводя зиму на тропическом острове, очень важно найти себе какое-нибудь полезное занятие, иначе рискуешь превратиться в тайский вариант Обломова — уж очень расслабляюще действует атмосфера.

Именно поэтому зимовка для меня — время учиться чему-то новому, благо возможностей для саморазвития на Самуи хоть отбавляй. Так, я уже учила языки — английский и немецкий, а в этот раз, выбирая между курсами тайского языка, тайского массажа и тайской кухни, неожиданно для себя остановилась на… тайском боксе — муай тае.

Бить по голове? Можно!


Муай тай — пожалуй, самый популярный вид спорта в Таиланде. На Самуи кемпы и маленькие залы для частных уроков буквально на каждом шагу. К вечеру, когда спадает жара, большинство из них забиты людьми, которые желают овладеть этим древним и красивым боевым искусством. Занимаются все — и дети, едва начавшие ходить, и пенсионеры весьма преклонного возраста, и хрупкие девушки, и брутальные мужчины, и тайцы, и фаранги, и новички, и профессионалы...

Цели, конечно, у всех разные. Для тайской молодежи муай тай — зачастую единственный способ выбраться из нищеты. Многие молодые европейцы приезжают в кемпы на два-три месяца, усердно тренируются по два раза в день, чтобы выйти на ринг и, если повезет, вернуться на родину с трофеями. Но основная масса ходит для удовольствия, которого я раньше никак не могла понять.

По сравнению с другими боевыми искусствами в тайском боксе гораздо меньше запретов, что делает его намного более жестоким и травмоопасным видом спорта. Разрешены, например, удары коленями и локтями по голове. А так как в Таиланде профессиональные боксеры сражаются без экипировки, бои нередко заканчиваются серьезными травмами. Рассечение — и вовсе обычное дело. No muaythai without blood — девиз, которым украшены многие кемпы.

Спортсменов, которые планируют выйти на ринг, тренируют очень жестко. Каждый день профессиональные бойцы бегают по 20 километров — 10 утром и 10 вечером. Так развивается выносливость, укрепляются мышцы ног, а сильные ноги для бойца очень важны. Пару лет назад мы жили вблизи одного крупного кемпа, и я ежедневно видела юную тайку, которая наматывала круги по кварталу, за ней на мопеде ехал тренер с хворостиной, и, как только девушка сбавляла темп, немедленно получала палкой по ногам. Боль в муай тае учат игнорировать. Самые чувствительные места — внутренние поверхности бедер и голеней — «набивают» до тех пор, пока мышцы там не станут железными.

К таким, как я, кто занимается для себя, конечно, совсем иной подход. Хворостиной бить не будут, однако получить перчаткой по голове, если опускаешь руки, — это завсегда пожалуйста. Или ногой в живот, если вовремя не отошел назад после удара.

На первом уроке я отбила локти, колени и голени, с ринга буквально выползла в мокрой насквозь футболке, чувствуя при этом странное удовлетворение. На следующий день отбитые места приобрели красивый фиолетовый оттенок, на голенях образовались гематомы, с непривычки ныли локти и плечи, но меня это, разумеется, не остановило.

Я занималась два-три раза в неделю. Мои тренировки проходили так: сначала разминка, чтобы разогреть суставы и мышцы, затем тренер Вон показывал мне новые удары и связки, надевал защиту, и целый час я лупила его руками, ногами, коленями и локтями. В конце он заставлял меня отрабатывать удары на мешках и покрышках, делать растяжку и упражнения на пресс. Сложнее всего бить по покрышкам — очень уж они жесткие, и даже перчатки не спасают от мелких ссадин на пальцах. Лучше всего у меня получались удары ногами. «Good power», — говорил Вон с одобрением.

«Красивые умирают»


С тренером мы подружились. Когда-то он был профессиональным боксером, объехал весь юг Таиланда и даже выступал на знаменитом стадионе Лумпини в Бангкоке, но в 23 года получил серьезную травму и решил с карьерой бойца завязать, чтобы поступить в университет, на факультет физического воспитания. И вот уже больше 20 лет работает тренером, 10 из них на Самуи.
Заниматься с Воном — одно удовольствие. В нем идеально сбалансированы чувство юмора, требовательность и терпение. Несмотря на возраст, Вон в отличной физической форме, и я порой делала вид, что не очень понимаю, как работать на груше, чтобы лишний раз полюбоваться его техничными и мощными ударами.

По-английски Вон говорит очень своеобразно, на «тайглише» — смеси тайского и английского. Поэтому многие его фразы звучат кратко и емко, как афоризмы. Например, однажды он рассказывал, как профессиональные бойцы качают мышцы шеи, чтобы противостоять захватам в клинче. Если шея слабая, легко схлопотать удар коленом в лицо — а это гарантированный нокаут или летальный исход при самом неудачном стечении обстоятельств. Поэтому важно, чтобы шея была мощная.

«И у девушек тоже?» — спросила я. «Да, и у девушек» — ответил Вон. «Но это же некрасиво!» — сказала я. И тут Вон выдал один из своих афоризмов: «Красивые умирают».

Как и любому тайцу, Вону очень приятно, когда фаранги интересуются тайской культурой, языком, традициями, и он охотно об этом рассказывает. Так что для любознательного фаранга вроде меня занятия тайским боксом стали еще и отличным источником новых знаний. Теперь я знаю, зачем тайцы разводят краснощеких бюль-бюлей, что делают с побежденными петухами после петушиного боя, чем питаются бойцы муай тая, почему танцуют вай кру рам муай и много чего еще, что вряд ли прочитаешь в интернете.

Русских Вон считает хорошими бойцами, у него тренировалось несколько наших ребят, которые потом выходили на ринг и побеждали. Однако в Россию он ехать отказывается категорически: слишком холодно. Самая холодная температура за всю его жизнь — 20 градусов тепла. Как можно дышать при минус 20, Вон не представляет. Я, говорит, умру, как только выйду из самолета.

Зачем мне это надо


Три месяца — очень короткий срок, а 34 года — не тот возраст, чтобы говорить о каких-то достижениях. Мои родители, кажется, до сих пор не понимают, зачем я занималась самоистязанием и почему хочу продолжить на следующий год.

Однако я заметила некоторые перемены. Я стала выносливее и сильнее, на исходе третьего месяца я стала делать в два-три раза больше, чем делала в самом начале. Это здорово воодушевляет, заставляет поверить в свои силы.

Приятный побочный эффект — ушло несколько килограммов. И не столько из-за самих тренировок (хотя это отличная альтернатива кардио в зале), сколько благодаря некоторым переменам в образе питания. Питаться неправильно становится невыгодно: если поужинаешь вечером плотно, да еще запьешь бокалом вина, заниматься на следующее утро очень тяжело, и ты уже не получаешь того кайфа от тренировки.

Психологически тренировки также оказывают мощное положительное действие. Во-первых, весь негатив, вся агрессия уходят вместе с ударами, и после тренировки чувствуешь себя умиротворенно. Во-вторых, присутствует ощущение, что в какой-то критической ситуации я уже буду не так беспомощна, как раньше, хотя бы потому, что есть понимание, куда и как ударить неприятеля, чтобы нанести максимальный урон.

В качестве бонуса я овладела тайским счетом и выучила названия основных частей тела, что уже не раз выручало меня в ситуациях, с боксом никак не связанных.Так что эксперимент можно считать удачным и достойным продолжения, чем я и займусь следующей зимой.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи