11° ... 11°, ветер 1 м/с
65.6
72.62
Наш 58-й: Портрет региона на фоне статистики
Журналист
Журналист
Анна Очкина

Человек любит больше всего то место или дело, в которые он вложил большего всего сил и души. Именно в такой работящей любви и нуждается наш с вами 58 регион.

На передачах пензенского радио одно время часто звучало словосочетание «наш пензенский народ», очень оно мне нравилось. Мы живём в России, но всё же мы — и пензенский народ, наша жизнь связана с этим краем, и очень интересно знать, как же он смотрится на социальной карте нашей страны.

В Пензенской области на 1 января 2015 года статистика насчитала 1 355 618 человек, регион по численности занимает 35 место среди 85 российских регионов. В областном центре, в Пензе, на 1 января 2015 года проживало 522 823 человека.

На занятиях, говоря об урбанизации и социологии города, я всегда задавала вопрос студентам: «Как вы считаете: Пенза — большой город или маленький?»И почти 15 лет фиксировала ответы. Так вот, почти 90% назвали Пензу маленьким городом, только чуть больше 10% считают, что Пенза — средний город, причем многие ответившие так разъяснили: «не большой, и не маленький», только один человек написал: «средний провинциальный город», а еще один написал даже так: «Пенза — типичный российский провинциальный город, не глушь, но и не центр культуры и науки. Средний, обычный город».

Однако по международной классификации Пензу нельзя отнести ни к маленьким, ни к средним, ни даже к просто большим городам.Пенза как город с населением свыше полумиллиона человек по мировым стандартом —крупнейший город. По итогам Всероссийской переписи населения 2002 года Пенза занимала по численности населения 29-е место среди 168 крупных городов Российской Федерации, сегодня она на 35 месте по численности населения среди 100 крупнейших российских городов.

Кстати, лет восемь назад в российских СМИ замелькало выражение — «российский Нью-Гэмпшир». Как известно, Нью-Гэмпшир (в английской транскрипции NewHampshire) — небольшой штат на северо-востоке США, первый штат, провозгласивший независимость от Великобритании, о чём напоминает его девиз: «Живи свободным или умри». Американские политические обозреватели полагают, что голосование в Нью-Гэмпшире чаще, чем результаты других штатов, отражает типичный расклад предпочтений избирателей по всей стране. Нью-Гэмпшир стал своего рода социологическим суеверием, где, как этот маленький, с полуторомиллионным населением штат проголосует, так с большой вероятностью и будет голосовать вся страна. Пензенская область по результатам выборов вполне годилась бы на звание российского Нью-Гэмпшира, хотя наши журналисты присваивали этот титул разным регионам, например, Красноярскому краю.Но российской типичности — и географической, и исторической, и культурной, в Пензенском регионе куда как больше, чем в восточно-сибирском гиганте.

Деревянный домТипичный — не значит безликий, это значит — впитавший всё, что происходило и происходит со страной, повторяющий в своей жизни и развитии все общенациональные тенденции. А собственного неповторимого обаяния и в Пензе, как и во всём нашем регионе, хоть отбавляй. Зелёный город на холмах, город, увенчанный собором, с парадоксальным, но с виду доброжелательным соседством современных высоток и старых деревянных домов, юных модернистских офисных зданий и почтенных пожилых особняков.

Леса Пензенской губернии были отмечены самим Львым Толстым в «Войне и мире», ведь, как мы помним, именно из-за них карьерист Борис Друбецкой женился на некрасивой и стареющей Жюли Карагиной. Тенистые сады, скромно торжественные пруды Тархан, потрясающий пещерный комплекс в Наровчате, литературные музеи, усадьбы, множество красивых, поистине Левитановских уголков. Откуда всё это знать сухой и равнодушной статике, но мы-то знаем. И вполне можем гордиться. Умалчивает статистика и о том, что в Пензе очень хороший драматический театр, прекрасная картинная галерея, уникальные Музей Одной Картины и Театр Дапертутто. Тоже вполне себе достойные поводы для гордости.

В школьные годы ни меня, ни моих сверстников нисколько не волновала провинциальность нашей жизни. Мы читали хорошие книжки, покупали музыкальные новинки, часто ходили в областной театр и картинную галерею, иногда ездили с родителями в Москву. Разве что дефицит продуктов и хороших вещей напоминал о том, что мы живем не в столице, но это было заботой родителей. Мы и не думали, что так ярко и драматично описанная в классической русской литературе затхлая провинция похожа на наш город. Напротив, читая знаменитое грибоедовское: «В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов», — мы смеялись. Какая же Саратов — глушь? Это крупный город, даже больше нашей Пензы. Было забавно и радостно, что раньше Саратов был глушью, а теперь стал таким большим и красивым. Мы очень хорошо понимали, что живем в провинции, но нас это не тяготило.

Хотя, признаться, параллели с книжным обликом захолустья напрашивались: в Пензе и до сих пор много деревянных домов с огородами и палисадниками, разбитых тротуаров, почти деревенских улочек с колонками, в которых жители «частного сектора» берут воду. Колонок, правда, немного уже осталось, но они до сих пор могут выручить и жителей больших современных домов в случае повреждения водопровода при авариях. На улицах ещё лет 15-20 назад можно было встретить лошадей, тащивших телеги, даже коз, которых, помню, пожилой владелец домика и палисадника в центре города выгуливал в скверике перед городской администрацией. Но мы, будучи школьниками, оптимистично верили, что глушь и захолустье — это в прошлом, нас нисколько не касается, а мы живем не провинциальном городе, а в большом мире, в котором можем все.

Насколько уж добрым оказался к нашему поколению этот самый большой мир, другой вопрос и другая тема. За прошедшие с моей школьной юности (моей советской юности, как гласит название новой телепередачи) немалые годы Пенза преобразилась, появилось много новых домов, построены новые здания драмтеатра, филармонии и концертного зала, новая библиотека, да мало ли, что ещё. Как я могла заметить, пензенские жители гордятся и новостройками, и новым театром, и новым мостом, и жилым районом «Спутник», и филармонией. Не забывают погордиться и историческими достопримечательностями: картинной галерей, Тарханами, Скановым монастырём.

Гордятся, хотя и не считают Пензу центром культуры искусств. Пожимают плечами: «Город как город». Такая скромность по-российски типична, россияне если и бывают в чём неумеренны, так это в самокритике, но никак не в самовосхвалении. Да и очень уж много в нашей стране всего, конкуренция на звание культурного центра высока. А вот американцы при наличии таких достопримечательностей не скупились бы на похвалы, сравнивая свой город или штат с культурными столицами мира. В пользу своего родного края, конечно.

Так как живёт наш пензенский народ? Если по статистике, то опять же довольно средне. По данным агентства РИАрейтинг Пензенская область в рейтинге регионов по качеству жизни занимала в 2012 году 41 место, в 2013 — 38, а в 2014 — 32 место. Результаты скромные, но налицо улучшение, в 2014 году Пензенская область попала даже в десятку лидеров по позитивной динамике качества жизни.

Многоквартирные домаПо доступности семьям покупки жилья в ипотеку Пензенская область занимает 54 место среди 82 регионов (Чукотский АО и Крымский ФО не учитывались в рейтинге из-за отсутствия данных для расчёта). В Пензенской области около 12% семей может позволить себе купить в ипотеку двухкомнатную квартиру, а вот в Ямало-Ненецком автономном округе, лидере рейтинга, «двушку» в ипотеку могут купить 49,3% семей, в Ханты-Мансийском автономном округе — 37,3, в Магаданской области — 35, в Камчатском крае — 28,8, в Мурманской области — 28,6. Эти регионы возглавляют жилищный рейтинг из-за удачного сочетания относительно высоких зарплат и относительно низкой цены жилья. Москва, к слову, находится в этом рейтинге на 58 месте, ниже Пензы. При том, что 45% москвичей зарабатывают более 50 тысяч рублей в месяц, высокие цены на жильё большинству семей не оставляют шансы на покупку квартиры по ипотечному кредиту. Семей, которые могут позволить себе взять и выплатить ипотеку за стандартную, средне-статистическуюдвухкомнатную квартиру, в Москве только 11,4%.

По данным того же РИА-рейтинг по уровню жизни семей Пензенская область размещалась на 53 месте среди 83 российских регионов (без Крымского федерального округа, то есть без республики Крым и Севастополя).

По утверждению портала «Деловая жизнь» Средняя заработная плата в нашем регионе в 2015 году составляла 20 800 рублей при средней по Приволжскому округу 22 800, по России в целом 32 000 рублей. В четырёх наших соседей по округу — Чувашии, Мордовии, Республике Марий Эл и Ульяновской области средняя зарплата ниже, чем у нас. В России самая высокая средняя зарплата, понятно, в Москве — 60 800, на втором и третьем месте — Ханты-Мансийский Автономный Округ-Югра (56 300 рублей) и Чукотский Автономный Округ — 51 000 руб. А самая маленькая средняя заработная плата в республике Дагестан —15 700 рублей.

А вот о чём статистика умалчивает, так это о том, насколько люди на Пензенских улицах нарядней, чем, например, в Самаре. И торговля у нас выглядит гораздо более бойкой. Да она у нас вообще вездесуща. Аптеку, салон красоты, торговый центр в нашем городе найти намного проще, чем, например, в Самаре или Кирове. Вспоминаются Ильф и Петров: «В уездном городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть». А пензяки (или пензенцы — вечный вопрос!) рождаются для того, чтобы навести красоту, купить бытовую технику и одежду,лекарство и мебель. А дальше жить долго и счастливо, чтобы ездить на дачу и делать ремонт. Да, это только мне кажется, что дачи и ремонт квартир для жителей нашего региона —это не бремя, не необходимость, не рутина — это хобби, творчество или даже — образ жизни?

И иномарок на улицах Пензы очень даже немало, хотя в первую десятку по количеству автомобилей на душу населения Пензенская область с 2008 года не попадала. Как в первую десятку по обеспеченностью современными торговыми площадями, впрочем, тоже. Но выглядит так, как будто везде на первом месте. И это не моё личное мнение, все мои иногородние, да иностранные гости удивлялись количеством в Пензе магазинов, аптек и вообще всяческих услуг и товаров. А расценки наших салонов красоты при вполне столичном качестве работы заставляют моих московских подруг задуматься, не приезжать ли им хотя бы иногда в Пензу наводить марафет.

Вполне возможно, выйдет дешевле, чем в Москве, даже с учетом затрат на билеты. И ещё мои московские друзья неизменно восхищаются качеством пензенских продуктов. Я и сама упорно покупаю пензенское, «держу марку». И неизменно отмечаю, что сметана, молоко, хлеб и конфеты в других российских городах хуже, чем у нас. Интересно, это факты, самовнушение или патриотизм?

Демографически Пензенская область ничем особенным не блещет. Ещё в 2014 году в Пензенской области количество умерших в год превышало количество родившихся, естественный прирост в регионе был отрицательным, наш край занимал только 69 место в рейтинги регионов по естественному приросту. В 2014 году браков в области заключено 7,3 на 1000 населения, в стране в целом побольше — 8,4. А вот разводятся пензенцы почти с такой же частотой, как россияне в целом, в 2014 году области зарегистрировано 4,8 разводов на 1000 человек, а в среднем по России — 4,7.

А вот о чём умалчивает статистика, так это о том, с каким упорством пензенские мамы и папы водят своих детей в музыкальные или художественные школы, в спортивные секции, на танцы или на занятия английским. Самоотверженные бабушки и дедушки подменяют работающих пап и мам, окружают внуков любовью и заботой. Конечно, наверняка есть несчастливые исключения, но для средней семьи очень характерен этот культ ребёнка. В 2013 году мы с коллегами проводили социологическое исследование образа жизни семей в регионе и выявили, что дети для каждой семьи являются центром притяжения, главными объектами любви. Детоцентризм это по науке называется.

Провинция — явление непреодолимое, это факт административно-территориального деления. А вот провинциальность отнюдь не приговор. Наш пензенский народ живет получше, чем в Ульяновской или Сахалинской областях, Калмыкии или Тыве, и похуже, чем в Краснодарском крае, Ханты-Мансийском автономном округе, Санкт-Петербурге и Москве. Но в целом живет так же, как и большой наш народ — российский.

Есть, есть в нашем крае объекты и поводы для гордости, любования или восторгов. Но высокомерная несгибаемая гордость, как и умильное любование редко бывают полезны объекту любви. Умнейший и человечнейший писатель Лев Николаевич Толстой утверждал, что сильнее всего человек любит не тех людей, которые к нему были добры, а тех, к кому он сам был добр, кому помогал, кого облагодетельствовал. Человек любит больше всего то место или дело, в которые он вложил большего всего сил и души. Именно в такой работящей любви и нуждается наш с вами 58 регион.

Источник фото: penza-gorod.ru,ruzgd.ru, risan-penza.ru

 

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи