7° ... 7°, ветер 1 м/с
63.83
70.67
«Мы еще живы…»
Журналист
Журналист
Татьяна Ильина

Недавно служебные и жизненные дела свели меня с новым знакомым: молодым, интересным, перспективным. По типичному произношению и внешним данным было не сложно понять, что он приехал из Украины. Я заинтересовалась и попросила его рассказать о своей прежней и теперешней жизни. Мой новый знакомый порекомендовал в этом вопросе пообщаться с его супругой, у нее, сказал, это лучше получится, тем более, что супруга недавно побывала там… Вот и получились следующие размышления.

42.jpg

«Прошло 2 года с тех пор, как мы переехали сюда. Изменилось ли что-нибудь там и здесь для нас?  Каждый день я смотрю новости из падающей в бездну страны, в которой остался мой дом, мои друзья, мои коллеги и моя более чем 30-летняя жизнь. Переименованы многие привычные улицы, некоторые станции метро. В последний мой приезд я не сразу поняла, что станция метро «им. Маршала Жукова», который освобождал Украину, в частности Харьков, от фашистских захватчиков, теперь называется «Дворец спорта». Хорошо, что переименование прошло без фанатизма. Проспект Ленина стал проспектом Науки, а станция имени Советской армии — Армейской.

Как-то по-умному подошли к непростому для всего общества вопросу. Сам город по-прежнему грустно великолепен: все те же прекрасные дорожки и фасады старинных особняков, милые кафешки, величественный театр оперы и балета, прекрасные церкви и соборы, мостовые и станции метро, родные и близкие. Метро, в котором едут люди, сосредоточенные на своих проблемах, неулыбающиеся, раздраженные и безумно усталые от всего, что составляет понятие «бытовые трудности». Реклама в метро призывает обратиться по телефону, если вам нужна хорошая работа сиделкой, уборщицей, разнорабочим в Польше, Канаде и др. А еще реклама сообщает, что город готовится к праздникам, фестивалям, что есть сезонные и предпраздничные скидки в магазинах, словом, — реклама как из прошлой жизни, где все мы могли праздновать, планировать подарки и покупки, собирать деньги на отпуск в Австрии, Венгрии, Польше, Франции и др. Люди сосредоточены и молчаливы, потому что даже 70-процентные скидки не позволяют купить то, что раньше было доступно.

Сейчас уже нет обсуждений в общественных местах, нет жарких споров на работе. Есть упорное глухое молчание. А я выглядела неестественно радостной и свободной. Свободной от комплексов, предрассудков, от местечкового мышления, от злости, зависти и неприязни к кому-либо.

В эту зиму погода преподнесла сюрприз, и на фоне сильных морозов до -20, -26 выпало много снега, который превратил город в сказочный и немного призрачный пейзаж. Кажется, что этот фантом опустел и замер. Жизнь замедлилась, а городские службы не успевали чистить во дворах.

Я приехала на неделю домой, в город, знакомый мне с детства. Мне хотелось встретиться с друзьями, просто побыть дома, увидеть родных. Мы болтали с подругой о прекрасной погоде и хорошем шоколаде, которым я угощала, о новом платье и очередном повышении тарифов на ЖКХ, платежках за квартиру, которые мне оказалось оплатить значительно легче, чем ей. Мы говорили о детях, их возможностях и будущем. Она уже второй год собирала деньги, чтобы ее дочь смогла хоть куда-нибудь поступить в Харькове. У моей подруги чудесная девочка, которая читает книги на иностранных языках, выигрывает городские и областные олимпиады по истории и украинскому языку и обладает творческой жилкой.

Но и я, и моя подруга — мы знаем, что ее дочь не будет юристом, поэтом, переводчиком, потому что в этой стране нет перспектив у такого специалиста. С утра я бегала по различным службам, пытаясь оформить нужные мне документы, а после обеда поехала на встречу со своими бывшими коллегами. Странное чувство испытала я на бывшей работе. Мы пили чай с конфетами, печеньями, которые раньше, всего 2 года назад, все покупали и часто угощали друг друга. Я отметила сдержанное нетерпение, а моя университетская подруга сказала, что зарплату еще не выдали (не подошел расчетный день), и она пока на диете.

У меня внутри все сжалось и захотелось купить фруктов, конфет, пирожных для всей кафедры без деления на правых, левых и т.п. На фоне уходящей куда-то сытой и свободной жизни, я вдруг захотела вернуться в славный провинциальный город, который принял нас как своих, где жизнь кипит, где люди свободны и открыты, где есть будущее у моего ребенка, где в обществе все от мала до велика понимают, что предательство — это предательство, а Родина — это огромное пространство, данное, преумноженное и сохраненное для нас нашими предками.
Мы ехали из университета с моей коллегой, у которой никого нет в России. Я рассказывала об интересных мероприятиях, которые проводят здесь, в небольшом российском городе, для студентов, говорила о последних новинках кино и литературы, поделилась впечатлениями от посещения органного зала и филармонии, словом, — обо всем, что всегда составляло часть нашей жизни.

Она смотрела на меня пронзительным взглядом, в ее глазах стояли слезы, она говорила мне какие-то незначительные вещи, а потом резко понизив голос почти до шепота четко сказала: «Я знаю, что ты завтра уезжаешь. У нас никого там нет, но когда ты пересечешь границу, передай от всех нас привет России и скажи, что мы еще живы, мы вопреки всему пытаемся дышать и выживать!»
Источник фото: http://www.ayda.ru/

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи