18° ... 18°, ветер 1 м/с
66.78
73.98
Личная история. Кино и немцы
Журналист
Журналист
Анна Горнова

Белла Моисеевна, очень эффектная женщина не только с умной головой, но и с красивой фигурой, каждый четверг в обед посещала салон красоты под интригующим названием «Хороший день». Она делала шикарный маникюр, узнавала последние городские новости, выпивала чашечку дорогого кофе, который готовили специально для нее в знак благодарности за оказанные услуги, и продолжала нелегкую работу юриста.

33.jpg

Этот четверг ничем не отличался от других, он тоже был хорошим и солнечным. Майская природа еще не набралась пыли и грязи от вечно мелькающих машин и оставалась чистой и свежей. Белла Моисеевна припарковала свой ауди и грациозно вышла из авто. Красивое горохонутое платье в стиле начала прошлого века, эффектная шляпка и туфли — Белла Моисеевна знала толк в моде и любила пофорсить.

В это время в салоне хозяйка крикнула девочкам, чтобы они приготовили кофе. Каблуки Беллы Моисеевны процокали по мрамору, и она вошла в салон. «Хороший день» находился в центре города, рядом с еврейским кварталом, расположенным на параллельной улице. Белла подумала, что она успеет зайти к Соломону Яковлевичу в ювелирный магазин и выбрать новое кольцо для приближающегося корпоратива по случаю дня рождения юридической конторы, в которой работала Белла Моисеевна. Именно в старом еврейском квартале, на узкой улочке, спускавшейся вниз под уклон, располагались сразу два здания разных банков, старейший ювелирный магазин в городе, знаменитое ателье по пошиву одежды, филармония, в конце улицы с одной стороны располагался университет культуры, а напротив – медицинский центр. Здесь у Беллы Моисеевны были друзья, знакомые, коллеги.

Белла Моисеевна, как уже было сказано, прошла в салон, направилась к столу, за которым работала ее маникюрщица Виточка, и села, расправив красивую юбку на красивых коленях.

— Добрый день, Беллочка Моисеевна, рада вас видеть. Что у нас сегодня? Меняем картинку, или корректируем? — Заворковала Виточка.

— Солнышко, мы меняем картинку. Хочется чего-нибудь прорывного, революционного и утверждающего. — Уверенно заявила Белла Моисеевна.

После такого вполне себе точного определения Виточка немного задумалась, а потом вдруг стала что-то искать среди многочисленных страниц в фотоальбоме. Виточка по образованию и призванию была художником, но жизнь заставила сменить холст на ногти, и она теперь давала волю творчеству именно на этом поприще. Спрятать свои знания и порывы ей не удавалось, поэтому Белла Моисеевна выбрала именно ее своей маникюрщицей и не прогадала.

Никогда руки Беллы Моисеевны не выглядели неухоженными, или неаккуратными, к тому же никто, кроме Виточки, не мог так точно понять все желания Беллы Моисеевны и отразить их с художественным вкусом. За подобные удовольствия расплачивалась Белла Моисеевна по-царски, а потому они с Виточкой были вполне довольны друг другом.

Виточка перестала шуршать листами и положила перед Беллой Моисеевной фото из своего нового портфолио со словами:

— Посмотрите, Беллочка Моисеевна, по-моему, вам нужно вот это. Новые образцы и нетривиальное решение.

На фотографии были запечатлены ногти с каким-то умопомрачительным рисунком в японском стиле.

— Боже мой, Виточка, вы же знаете, что я вам доверяю, как банку Льва Семеновича. Вы никогда не сделаете мне грустно. Я согласна.

Пропела Белла Моисеевна и протянула руки. Виточка работала слаженно и красиво, а за работой поделилась новостью о том, что ученые будто бы нашли в городе временной портал и даже пытались экспериментировать с передвижениями во времени. Словно бы даже кто-то ушел и не вернулся. Белла усомнилась в правдивости этих версий, но Виточка, которая была подкована по всем направлениям, привела такие факты, что не поверить было сложно.

Ровно через час Белла Моисеевна, наслушавшись всяких абсолютно научных историй, вышла из салона, вдохнула свежий весенний воздух и решила прогуляться пешком до соседней улицы к ювелирному магазину Соломона Яковлевича. Она взяла из машины папку с бумагами, которые необходимо было по пути отдать в юридический отдел банка Льва Семеновича, и пошла, пребывая в отличном расположении духа.

Первое, что немного удивило Беллу Моисеевну, когда она свернула на вышеозначенную улицу, удивительная тишина и безлюдность. Хотя время было все еще обеденное, на улице Рымарской обычно всегда было достаточно людей, которые сновали туда-сюда и по делам, и без всяких дел. Безлюдность в тот момент скорее зафиксировал мозг Беллы Моисеевны, а потому она сама как-то не придала значения несколько странной тишине. Белла сделала несколько десятков шагов по пустынной улице, находясь в отличном настроении, и тут ее взгляд уперся в табличку с названием улицы, которая красовалась на архитектурном памятнике, а ныне ателье по пошиву одежды.

Что, спросите вы, необычного? Только то, отвечу я, что табличка была на правильном немецком языке и гласила, что это не Рымарская, а какая-то там штрассе. Генетическая память Беллы Моисеевны встрепенулась и забила тревогу. Она в нерешительности остановилась. И правильно сделала, потому что с другого конца улицы бодро бежал целый отряд здоровых и упитанных гансов со шмайссерами наперевес.

Как-то сразу и везде, как показалось Белле, зазвучала немецкая речь и какие-то грубые окрики. Когда первый ганс из крепкого отряда СС почти нос к носу приблизился к Белле Моисеевне, она тихо выдохнула и выронила из дрожащих рук и сумочку, и папку с документами. В больших черных глазах Беллы Моисеевны отразился такой неподдельный ужас и страх, что она просто закрыла глаза и вжала голову в плечи.

— Стоп, снято! Отлично, дамочка, как натурально получилось, боже мой, вы у нас в кадре просто звезда! — Раздался слегка картавый говор где-то за спиной Беллы Моисеевны. В следующую секунду звезда открыла глаза и прямо перед собой увидела добродушное лицо и веселые голубые глаза ганса.

— И-и-их! — Как-то не вполне вразумительно произнесла Белла Моисеевна, глупо улыбаясь и в душе благодаря всех богов вместе взятых за такую счастливую развязку.

Кольцо Белла Моисеевна так и не купила, да и на корпоратив не попала, потому что взяла больничный и отлеживалась дома. Она смотрела веселые романтические и приключенческие фильмы, радовалась майскому солнцу и хорошей погоде и совершенно перестала слушать городские новости.

P.S. Фильм о периоде оккупации гитлеровцами города и тяжелой участи евреев вышел в прокат уже через полгода, но Белла Моисеевна решительно отказалась смотреть картину.

30.03.2018
Источник фото: https://topwar.ru/

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи